Любить и верить в людей - одна из режиссерских заповедей Виктора Плинера - В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ
В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ    
 







                  администрация сайта
                       +7(964) 645-70-54

                       info@ruscircus.ru

Любить и верить в людей - одна из режиссерских заповедей Виктора Плинера

"Акробат-эксцентрик". Плинер Виктор (на фото надпись: "Вик. Антрепалини арт. Госцирка." Говорят, что когда-то в Гамбурге время от времени собирались в одном кабаре без публики, без посторонних лиц борцы-профессионалы из разных стран, чтобы в честном поединке выявить истинную силу каждого. С этой поры и вошло в обиход выражение «по гамбургскому счету»...

На фото: "Акробат-эксцентрик". Плинер Виктор (на фото надпись: "Вик. Антрепалини арт. Госцирка."

Летом 1931 года в Ленинграде работало три цирка — знаменитый цирк на Фонтанке, в Таврическом парке и в саду на Невском. И вот как-то акробаты-прыгуны из этих трех программ договорились попрыгать вместе в Таврическом. Днем, без публики, в пустом цирке. Показать, кто что умеет. Кто во что горазд. Словом, оценить себя по гамбургскому счету. А мастера собрались отменные. Достаточно сказать, что здесь были братья Осташенко и вся их труппа, акробаты Аренд и участники номера «икарийские игры» под руководством Дайтона-Александрова, у которых партерные прыжки тоже являлись непременным элементом их выступлений. Собрались — и закипел манеж от прыжков, замысловатых и виртуозных. Здсь были сальто, двойные пируэты, арабские сальто и всевозможные «окрошки». И стоял в раздумьи и сомненьи юный участник номера икарийцев Вктор Плинер и решал — что же ему-то выполнить среди всего этого великолепия, что ему под силу на этом пиршестве акробатики. Разбежался и исполнил: рондат-флик-фляк-сальто-мортале. То есть всего лишь обычную комбинацию с одинарным сальто. Но так стремителен и изящен был разбег, так красиво сгруппированно тело, так крут, длинен и высок был взлет, завершившийся великолепным пружинным приходом, что мастера проводили прыжок с улыбкой одобрения, как бы говоря: «Вот это сальто! Настоящее!»

А на зрительских местах почти пустого цирка находился Вильямс Труцци, уже серьезно больной в ту пору, но не усидевший дома и пришедший посмотреть на прыжки. И когда кончилось все и акробаты стали выходить, он остановил Плинера и сказал ему:

— Вот этот прыжок всегда и делайте. Он прекрасен. Он волнует красотой.

Похвала великого мастера манежа ошеломила юного артиста. Из цирка он вышел в счастливом тумане, даже в трансе, по его словам. Это так естественно и понятно. Но важно, пожалуй, отметить другое: слова Труцци при всей их дорогой цене для юного артиста не были откровением, что ли. Зато они укрепили Плинера в том, что он уже инстинктивно исповедовал: — не только трюк, но каждое движение на манеже должно быть совершенным, прекрасным. Возникло это понимание, а вернее убеждение, не на пустом месте, пришло не путем умозрительных заключений, а было взращено: в самые юные годы, мальчиком почти, Плинер занимался в хореографической студии Айседоры Дункан. Но при всем том слова Труцци, конечно, имели очень большое значение. Авторитет такого мастера окрылял, служил верной опорой во всех начинаниях.

И когда через много лет Плинер создал собственный номер «Икарийские игры», тот на долгие-долгие годы стал эталоном в этом жанре. Интеллигентность, особая культура поведения на манеже, свойственные руководителю и привитые им всём участникам номера, в совокупности с искусно срежиссированной акробатикой самых высоких степеней удерживали номер на уровне возрастающих эстетических требований, постоянно обеспечивали ему предельную современность и неизменный успех, в 1956 году на Международном фестивале циркового искусства в Варшаве номер был награжден золотой медалью.

Назвать Плинера «руководителем номера» было бы слишком мало. Он являлся подлинным создателем его, я бы сказал, ваятелем. Ведь в икарийских играх участвуют дети. И, принимая их в номер, Виктор Львович Плинер в полном смысле брал на себя ответственность не только за их творческую, но человеческую судьбу. И становился для них всем — учителем жизни, воспитателем, педагогом, тренером и режиссером. И товарищем, партнером по работе. Он следил за их режимом дня, за их здоровьем, внешним видом, поведением, учебой. Держал связь со школой, ходил на родительские собрания.

Многочисленные ученики его подтверждают, как интерес» но, разнообразно, изобретательно и неожиданно вел тренировки и репетиции Виктор Львович, находя для каждого особый подход. Какую заинтересованность и творческую увлеченность проявлял на любой репетиции. Его непременная забота — добиться от ученика при исполнении трюка легкости, пластической выразительности, красоты. И как обязательное — умение держать себя на манеже. Так повелось и ведется — артиста, прошедшего школу Плинера, отличает отменное мастерство и высокая исполнительская культура.

Я не случайно глагол «ведется» поставил в настоящее время. Ибо, завершив артистическую карьеру в 1965 году, Виктор Плинер не только не прекратил творческую деятельность, но она стала, пожалуй, еще более интенсивной и разнообразной. Все эти годы, почти два десятка лет, он занимается режиссурой в Московском цирке на Цветном бульваре. И эти годы оказались чрезвычайно плодотворными. Расцвел режиссерский талант Виктора Львовича. Цирк благодаря его усилиям получил целый ряд великолепных номеров, снискавших любовь зрителей, отмеченных всевозможными призами и наградами.

О некоторых из них — чуть ниже. Но сперва хочется сказать об одной стороне творческого облика Плинера, на мой взгляд, ярко характеризующей его личность. На нашей памяти к нему несколько раз обращались акробаты и гимнасты, получившие такие травмы, что услышали вынужденное тяжелое заключение: профессионально непригодны. Расстаться с цирком в расцвете лет и, в общем-то, полными сил — это так невыносимо горько! И тогда эти артисты обратились к Виктору Львовичу, чтобы он хоть что-нибудь и как-нибудь сделал им, только бы остаться на манеже. В каком угодно качестве. Но «как-нибудь» делать Виктор Львович не привык. Приняв горячее участие в судьбе пострадавших артистов, он специально выработанной им для каждого случая системой тренировок сумел восстановить до возможных пределов физические кондиции акробатов и создал посильные для них номера, отмеченные, как всегда, вкусом. Глядя, например, на один из этих номеров, и в голову прийти не может, что исполнитель его получил некогда тяжелую травму позвоночника. О каком цирке могла быть речь? А он на манеже. Я не называю исполнителей этих номеров по вполне понятным причинам. Они успешно работают, чувствуют себя нормально. А остальное должно быть за кадром.

Разумеется, сказано обо всем этом весьма бегло. Но, думается, нетрудно понять, сколько новых, нестандартных творческих решений нужно было Плинеру находить, какую изобретательность проявлять, чтобы вернуть на манеж людей, которым, казалось бы, уже заказан путь туда. И какой верой в успех надо обладать, чтобы суметь передать ее тому, у кого на первых порах, естественно, ничего не получалось. А удивительные доброжелательность и терпение Виктора Львовича, которые не меньше самых искусных приемов преодолевают сомнения, а порой и отчаяние, следует выделить особо.

Любить и верить в людей, с которыми работаешь, — одна из режиссерских заповедей Плинера. В его устах это не расхожая фраза, но истина, подтвержденная собственной многолетней практикой. Творческая жизнь номера на манеже столь сложна, что номер, говорит Плинер, надо постоянно врачевать. Иначе он быстро завянет. Поэтому Виктор Львович старается . держать связь со своими питомцами, где бы они ни работали. Да они и сами не забывают учителя. Об этом говорят их письма, в которых его ученики делятся своими успехами, огорчениями, заботами, новыми замыслами. Благодарят, просят совета, зная, что он обязательно будет дан, что учитель окажет самую деятельную помощь.

Да вот хотя бы такой свежий пример. Несколько лет назад Плинер выпустил оригинальный номер «Акробаты на столах» под руководством Вячеслава Черниевского. Вскоре исполнители его стали лауреатами Всесоюзного конкурса циркового искусства. Работали успешно. А сравнительно недавно у них возник новый замысел. С кем поделиться им и к кому обратиться за помощью — вопроса не существовало. Конечно, прямым ходом к Виктору Львовичу. И в дни, когда на страницах журнала появится эта статья, уже начнет творческий путь новый номер с замечательными трюками, интересно сюжетно построенный. Причем построенный в совершенно ином плане, нежели прежний номер Черниевских.

Новый номер акробатов ЧЕРНИЕВСКИХ. Работа режиссера ПЛИНЕРА

Новый номер акробатов ЧЕРНИЕВСКИХ. Работа режиссера ПЛИНЕРА

И здесь уместно сказать, что творческий диапазон Плинера весьма широк. Он свободно владеет многими жанрами. В его режиссерском активе самые разнообразные номера. Их уже более тридцати. Хватит на целых три полнокровных программы.

О многих номерах, выпущенных Виктором Львовичем, самым подробным образом рассказывалось на страницах журнала, к ним неоднократно обращались как к примерам истинного мастерства. Но вот что следует отметить особо. Являясь приверженцем строгого вкуса и выверенного стиля, Плинер не боится смешения жанров. Если на этом пути ему видится интересный замысел — а возникает он в соответствии с возможностями артиста, — режиссер смело соединяет различные жанры, проявляя при этом замечательную художественную интуицию. Да и сами возможности артиста он подчас знает, чувствует лучше, чем обладатель их. И потому всегда старается поставить перед исполнителем такую высокую задачу, которая максимально и предельно выигрышно выявила бы его дарование. Так возник красивый и производящий, несмотря на соединение разных жанров, цельное впечатление номер Марины Кордабан «Антипод с хулахупами на шаре». Номер, принесший Кордабан почетное звание лауреата Всесоюзного конкурса циркового искусства, посвященного 60-летию образования СССР.

M. КОРДАБАН «Антипод с хулахупами на шаре»

M. КОРДАБАН «Антипод с хулахупами на шаре»

Немало пришлось Виктору Голышеву, отличному гимнасту, помаяться со своим замыслом, пока судьба не свела его с В. Плинером. Идею Голышева построить каскадно-эксцентрический номер на трех параллельных брусьях находили или малоинтересной, или неперспективной из-за очень уж специфического снаряда, который, казалось, ограничивал и трюковые и игровые возможности исполнителей. И никто не брался — ни опытные артисты, ни тем более режиссеры. Советовали эту идею оставить как безнадежную. А Виктора Львовича Плинера идея увлекла, он многое в ней разглядел.

Сегодня номер лауреатов Всесоюзного конкурса циркового искусства гимнастов-каскадеров под руководством Виктора Голышева украшает манеж. Высшего класса гимнастика, мастерски соединенная режиссером с талантливой актерской игрой в цельный сюжет, ставит это произведение в ряд наиболее значительных достижений цирка за последние годы.

И еще одну яркую режиссерскую работу В. Плинера, отмеченную на конкурсе, надо назвать — акробатический дуэт на лошадях в исполнении Л. Корякиной и Б. Воробьева.

На этом же конкурсе за создание первоклассных номеров Виктор Плинер тоже получил звание лауреата. Между прочим, единственный среди режиссеров. Тем почетнее. Хотя и горько сознавать, что конкурс режиссеров у нас не блещет достижениями. Но достижения Плинера бесспорны. Наверно, потому еще, что творчество — состояние его души.

АНАТОЛИЙ ГУРОВИЧ

оставить комментарий

 

 


© Ruscircus.ru, 2004-2013. При перепечатки текстов и фотографий, либо цитировании материалов гиперссылка на сайт www.ruscircus.ru обязательна.      Яндекс цитирования