В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ    
 







                  администрация сайта
                       +7(964) 645-70-54

                       info@ruscircus.ru

Манеж на берегу реки

Директор Днепропетровского цирка A. Ниеитин u заслуженная артистка Азербайджан­ской ССР Д. Ширвани  в холле.  Комплекты цветных открыток c городскими пейзажами, c фотографиями новостроек и памятников архитектуры продаются  киосках почти всех областных и республиканских центров. И на их обложку выносится обычно снимок самого красивого здания города. Другие тоже краcивы, но это — самое-самое.

Комплект открыток Днепpoпетровска, состоящий из восемнадцати цветных слайдов, открывается фотографией цирка. Снимок сделан со стороны реки — на переднем плане голубые воды Днепра, белыe прогулочные катера, и здесь же, буквально  нескольких десятках метров от кромки берега, поднимается светлый цирковой шатер. Сравнение c шатком напрашивается само собой: впечатление такое, что дюралюминиевый купол здания «провисает», как брезентовое полотнище шапито.

На вершине — узорчатая башен­ка c острыми зу6цами, силуэты живот­ных — львы, собачки, слон.

B конце прошлого года цирку на Днеп­ре исполнилось пять лет, но горожане все еще называют его новым цирком.

И не только потому, наверное, что в го­роде есть старое цирковое здание, отдан­ное теперь спортсменам. Люди, работающие в Днепропетровском цирке, сумели сохранить его таким, каким он был в день открытия, в декабре восьмидесятого года. Он по-прежнему наряден и безукоризненно чист, его производственные и слу­жебные помещения ухожены так, как бывает ухожена квартира,  которую недавно въехали счастливые новоселы. Свой рассказ o цирке его директор  А. Никитин начинает c того времени, когда цирка еще не было. Александр Нико­лаевич приехал сюда раньше, чем началось строительство. На его глазах сноси­лись старые дома на берегу Днепра (за короткий срок было переселено r новые кварталы более двухсот семей), при нем местные архитекторы под руководством лауреата Государственной премии СССР П. Ниренберга готовили рабочие чертежи.

Можно было, конечно, воспользоваться одним из типовых проектов — это про­ще и дешевле, но днепропетровцы ре­шили построить здание по индивидуаль­ному проекту, сделать его непохожим на другие стационары.

Иллюзионный аттракцион Ю. Авьерино  Внимание городских организаций к новому цирку сказалось и в ходе его строи­тельства. Для сооружения шатрового купола (в большинстве стационаров он сферический) потребовался дюралюми­ний особого нестандартного профиля. По просьбе строителей в Днепропетровске изготовили сто сорок километров сверхпрочной дюралевой ленты. Для зри­тельного зала были сделаны удобные кресла c удлиненными спинками, для фойе — красивые люстры со множеством сверкающих подвecок (в восьми люст­рах — говорит Никитин, насчитывается s общей сложности более двадцати тысяч стеклянных «капель»).

По специальному заказу местные ху­дожники вырезали из дерева смешные львиные морды — они тоже украшают полукружие циркового коридора. Звери разные: одни улыбаются, другие грозно обнажили клыки... Глубокие ниши при­способлены для птичьих клеток и аквариу­ма с декоративными рыбками. Стоящие вдоль стены комплекты квадрaтных пуфи­ков сделаны с таким расчетом, что их легко можно переставлять целыми секциями c одного места на другое, меняя всякий раз интерьер нижнего фойе. Проходя по цирку, обращаешь внима­ние на букеты свежих цветов, украшающие стеклянные стойки буфетов. Вначале я да­же подумал, что дирекция изыскивает для их покупки какие-то средства, благо расходы не тек уж и валики.

Все оказалось значительно проще. C тех пор как существует новый Днепро­петровский цирк, продавщицы буфетов приносят летом и осенью цветы из дома (город южный, y многих приусадебные участки, дачи). Никто не устанавливая такой порядок, никаких распоряжений на сей счет, естественно, не было - так уж повелось. Хорошо повелось!

И вот тут, вероятно, самое время сказать несколько слов o Никитине. Порой мы как-то забываем, что именно дирек­тор, его отношение н делу является тем камертоном, по которому настраивается производственная И Творческая жизнь коллектива. Практика показывает, что y хорошего директора не может быть плохо­го цирка, и успешная работа Днепро­петровского стационара, образцовый порядок, царящий в нем,— еще одно тому подтверждение.

В фойе Днепропетровского цирка Заслуженный работник культуры РСФСР Александр Николаевич Никитин известный в нашем цирковом мире че­ловек. Он — один из тех, теперь уже очень немногих директоров, которые за­ступили на эту хлопотливую должность вскоре после окончания войны: через два года исполнится сорок лет, как он возгла­вил первый s своей жизни Пензенский цирк. Молодому руководителю очены помог тогда Эмиль Теодорович Кио, который вскоре приехал к нему с иллюзионными аттракционом. «Кио,— вспоминает Никитин,— как, пожалуй, никто другой, понимал и ценил роль директора в успешном проведении гастролей даже именитого артиста, он предусмотрели подска­зал мне множество таких организационных и «мелочей», которые я учитываю до сих пор». Позже Никитин двадцать лет возглавлял Ивановским цирк, работал ка­кое-то время начальником одного из от­делов наш его главка.

— Все эти годы,— говорит Александр Николаевич,— я мечтал о новом цирке‑дворце, Не важно, думалось мне, в ка­ком городе окажется этот цирк — главное, чтобы он был прекрасен и современен во всех отношениях, чтобы зрители и артисты чувствовали себя в нем одинаково удобно и хорошо. Здесь, в Днепропетровске, моя давняя мечта сбылась...
Да, не только o зрителях, но и об артистах позаботились строители цирково­го дворца на днепровском берегу. Они думали o людях, которые будут здесь выступать, репетировать, готовить новые номера, o том, чтобы создать им наилуч­шие условия для работы.

Вот я говорил o красоте и изяще­стве шатрового покрытия, собранного из «провисающих» дюралевых лент. Но дело не только в этом. Такое покрытие по­зволяет подвешивать аппаратуру воздуш­ных номеров в любой точке купола, то есть, другими словами, «крепежные возможности» цирка практически безгра­ничны. Громоздкие прожектора, за исклю­чением световых «пушек», старательно спрятаны, «утоплены», как фaры легко­вой автомашины. Все это заметно рас­ширяет цирковое поднебесье, придает ему большую объемность и глубину.

Многим артистам и режиссерам знаком репетиционный манеж столичного цирка на проспекте Вернадского. У днеп­ропетровцев он не хуже, a по архитек­турному оформлению зала — лучше московского. B ближайшее время репети­ционная база цирка пополнится всевоз­можными спортивными тренажерами, ко­торые давно присмотрел директор.

Обстановка за кулисами, считает Ни­китин, должна радовать артистов, спо­собствовать их хорошему настроению. Во многих стационарах, даже новых, срав­нительно недавно построенных, служеб­ный вход бывает обычно где-то на за­дворках, вблизи конюшни. Здесь же, пере­ступив порог служебного входа, артисты сразу же попадают в просторный и Свет­лый холл c мозаичным полом. По-до­машнему уютно закулисное кафе c красивым, тщательно подобранным интерьером. B гримировочных комнатах — современная полированная мебель.

Право же, это хорошо, когда в цирке областного города или, как y нас принято говорить, в периферийном цирке, ест специально оборудованный зал для занятий хореографией, мощные кондиционеры и тепловые завесы, преграждающие путь сквознякам, своя сауна, душ для жи­вотных. Я уже не говорю o такой вроде бы второстепенной вещи, как бильярд, a ведь он тоже оказывается очень кстати, когда артисты, бывает, проводят за кулисами весь день, c утра до позднего вечера.

При мне в Днепропетровске демон­стрировалась, в общем-то, добротная, умело составленная, но ничем особо не примечательная программа. Да и название ее — «Волшебная арена» — не было оригинальным: c некоторых пор так на­зываются многие цирковые представле­ния, кочующие по нашему конвейеру (название вроде бы броское, зазывное, но от частого повторения оно примель­калось, поблекло, утратило свой «сказочный подтекст»). Иными словами, при­мерно такие же по своим художествен­ным качествам программы мне доводи­лось видеть за последние два-три года и в  других периферийных цирках.

Но речь в данном случае не об этом. K тому времени, когда я смотрел представление, премьера давно прошла, заканчивалaсь третья неделя гастролей, а в цирке была приподнятая премьерная об­становка. Заполненный до отказа зал, предупредительные гардеробщицы и билетеры, сверкающие люстры и бра, отраженные в зеркалах и стеклянных стойках буфетов, множество цветов

все это создавало праздничную атмосфе­ру, настраивало на радостную встречу c цнрковы м искусством. И вполне уместными оказались вечерние платья женщин, пришедших на представление; их было немного, но они были: посещение цирка постепенно становится в сознании днепропетровцев таким же торжественным событием, Как и посещение театра.

Ощущение премьерности сохранилось и в программе. Артисты выступали так, словно именно сегодня они впервые вышли на манеж Днепропетровского цирка. Не было — почти не было! — равнодушных глаз, скучающих поз, томительных пауз. Исполнители разных жанров — будь то  гимнастка на хор де парели Марина Авдеева или акробаты Камалетдиновы, эквилибристы на шестах под руководством Ван-Ю-Ли или турнисты Чижовы  (я назвал не всех) -- не просто «отрабатывали» номера, Как это бываeт порой в пери‑ ферийных цирках. большинство участников программы не переступало той гра­ни, за которой искусство подменяется ремеслом: они выступали темпераментно, увлеченно, c огоньком. Впечатляющим завершением спектакля стал иллюзионный аттракцион Юрия Авьерино, умеющего эмоционально окрашивать трюки, быть артистичным и убедительным в каждом своем движении и жесте.

Самое отрадное впечатление оставила клоунесса Ирина Асмус (Ириска), которую мне прежде не доводилось видеть на аре­не. И главное ее достоинство заключается, на мой взгляд, в том, что артистка не просто играет изобретательного и неутомимого комического персонажа — она изобретательна н неутомима по своей внутренней сути. Веселая, озорная клоунесса подкупающе искренне на млнеже, ее лучшие репризы и сценки, как правило, таят в себе взрывную «изюминку», в них всегда eсть неожиданный парадоксальный финал.

Хорошее творческое состояние про­граммы, премьерный настрой спектакля, наверноe, прежде всего объясняются тем, что в коллективе внимательно следят за качеством номеров, не дают им «разбол­таться», обрести штaмпами (художественный руководитель Ю. Авьерино). Но многое, мне думается, зависело в тот ве­чер и от климата Днепропетровского стационара, его благоустроенности, об­разцовой организации закулисного быта. По словам артистов, c которыми я встретился после представления, им приятно и   радостно выступать в цирке, где созда­ны отличные условия для повседневного труда и отдыха. Забота o людях, активизация человеческого фактора, о чем говорилось в решениях апрельского (1985 г.) Пленума ЦК КПСС, всегда приносит доб­рые плоды: каждый на своем месте стре­мится работать добросовестно, c полной отдачей творческих сил.
 

НИК. КРИВЕНКО
г. Днепропетровск

Журнал Советская эстрада и цирк. Февраль 1986 г.

оставить комментарий

 

 


© Ruscircus.ru, 2004-2013. При перепечатки текстов и фотографий, либо цитировании материалов гиперссылка на сайт www.ruscircus.ru обязательна.      Яндекс цитирования Rambler's Top100