В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ    
 







                  администрация сайта
                       +7(964) 645-70-54

                       info@ruscircus.ru

Мастера начинаются в ГУЦЭИ

Государственному училищу циркового и эстрадного искусство исполнилось пятьдесят лет. Наш корреспондент А. ГУРОВИЧ встретился с заслуженным деятелем искусств РСФСР АЛЕКСАНДРОМ ВОЛОШИНЫМ, возглавляющим ГУЦЭИ вот уже около тридцати лет, и попросил его ответить на несколько вопросов.

—    Хотя наш журнал уже неоднократно знакомил читателей с училищем, напомните, пожалуйста, как оно было создано.
—    На этот вопрос можно было бы ответить коротко и просто: осенью 1927 года Народный комиссариат просвещения принял решение открыт», курсы циркового искусства с трехлетним сроком обучения. Оно-то и положило начало училищу. Но такой ответ, как говорится, мало что дает уму и сердцу. А между тем создание циркового училища стоит в ряду тех многочисленных шагов в новое, неизведанное, которое решительно и смело делало наше юное тогда государство.

Дело в том, что спокон веку цирковое мастерство передавалось от отца к сыну, семейное ученичество было непреложным законам жизни цирка, основным путем пополнения его рядов.

И оттого, что мастер брал к себе иногда учеников со стороны, традиция эта нисколько не нарушалась. Вновь принятый как бы становился новым членом семьи, пускай и не столь родственным и даже очень часто помыкаемым, но все-таки членом семьи. Ибо жил, вынужден был жить интересами этой семьи, се заботами, часть которых, хозяйственных, самых черновых, перекладывалась на его плечи. От того, насколько расторопен такой ученик был в этой далекой от искусства работе, нередко зависела его творческая судьба.

Так и существовал этот замкнутый, кастовый мир, в который редко проникали ветры времени. А само цирковое мастерство мало кто считал тогда искусством.

Великий Октябрь переменил неприкаянную судьбу бродячего племени мастеров арены, призвав их к активному участию в начавшемся о стране грандиозном культурном строительстве, поставив цирк на уровень больших общественных задач. А это потребовало от мастеров манежа более высокой общей культуры, широкого идейного кругозора. Конечно, старый цирк, находившийся к тому же в те годы в упадке, не мог отвечать требованиям времени. Нужно было новое пополнение, нужны были новые артистические силы, тесно связанные с жизнью, с временем, что называется, пропитанные его идеями, устремлениями, чаяниями. И хорошо образованные. Ведь в цирк пришел и новый зритель. Пришел приобщиться к настоящему искусству.

И тогда была выдвинута идея создания профессионального циркового учебного заведения. Однако поначалу она породила маркие споры в среде мастеров арены. И немудрено: ничего подобного мировая практика цирка не знала. Все университеты циркового артиста прошлого — манеж и конюшня. И ничего, утверждали многочисленные приверженцы старых методов обучения, цирк жил. И будет так жить. Не за школьной партой постигаются артистом цирка законы физики, а в манеже, собственными боками. Там хорошо усвоишь, что такое закон земного притяжения. Манеж научит ремеслу.

Словом, скептиков да и просто сомневающихся в успехе задуманного было предостаточно. Но тут же следует отметить, что и среди артистов, прошедших выучку старого цирка, оказались люди дальновидные, обладавшие чувством времени, понимавшие, что только артисты новой формации, культурные, образованные, способны поднять цирк на уровень современных требований, сделать его действительно равноправным членом в семье других искусств. И они горячо поддержали идею создания подобного учебного заведения. Среди них назовем хотя бы таких известных мастеров, как В. Л. Дуров, Д. С. Альперов, Л. К. Таити, А. И. Сосин, С. И. Сосина, И. С. Радунский.

Огромную помощь советскому цирковому искусству вообще и нашему училищу, в частности, оказал Анатолий Васильевич Луначарский. Он решительно поддержал идею школьного воспитания и обучения мастера манежа.

Я не буду здесь говорить, как шли поиски организационных форм училища. Это заняло бы слишком много места. Скажу только, что им, этим поискам, отдали свой богатый творческий опыт, свой талант, огромное желание помочь и горячую веру в успех дела многие замечательные мастера цирка. И успех пришел. Он был засвидетельствован на манеже высоким искусством и славой выпускников училища.

Сегодня ГУЦЭИ готовит акробатов, жонглеров, гимнастов, эквилибристов, клоунов, музыкальных эксцентриков и других артистов цирка и эстрады (отделение которой открыто с 1961 года). Наряду с общеобразовательными предметами по программе средней школы и специализации в различных жанрах студенты изучают также историю театра, историю цирка и эстрады, историю изобразительного искусства, мастерство актера, технику безопасности, грим, занимаются музыкой и хореографией.

К слову сказать, хореографию, культуру движения на манеже у нас преподают семь педагогов, творческая судьба которых связана с Большим театром Союза ССР. Думается, один только этот факт говорит о многом. И еще одно, на мой взгляд, существенное обстоятельство. Нередко бывшие выпускники нашего училища, заканчивая свой творческий путь на манеже, приходят в родные стены, чтобы передавать накопленный опыт и мастерство новым поколениям студентов. И сегодня педагоги училища на 90 процентов наши бывшие воспитанники. Это стало хорошей традицией.

— Советский цирк завоевал поистине мировое признание. Ежегодно в десятках стран во всех частях света аплодируют его искусству. Какова роль ГУЦЭИ в достижении этих результатов?
— Судите сами. Весьма многие из ныне действующих мастеров, составивших своим искусством славу советскому цирку, начинали спой творческий путь в стенах училища. Именно здесь были заложены основы их мастерства, формировался их художественный вкус. Последнее мне хочется подчеркнуть особо. Училище гордится тем, что сыграло и играет важную роль не только в обучении, но именно в воспитании артиста цирка новой формации, советского мастера культуры, образованного, высокоидейного и. конечно, хорошо оснащенного всеми навыками и знанием своего искусства.

Назову хотя бы несколько воспитанников училища разных лет и поколений, хорошо известных любителям цирка как у нас. так и за рубежом: Карандаш, О. Попов, Волжанские, В. Оскал-Оол, Л. Енгибаров, А. Николаев, Г. Маковский и Г. Ротман, Бубновы, Л. Костюк, Л. Канагина, С. Денисов, Л. и В. Шевченко, В. Тихонов, С. Игнатов, участники таких принципиально новых номеров, как воздушные полеты «Галактика», «Мечтатели», аттракцион «Гигантские шаги». Популярными у любителей эстрады стали такие наши ученики, как Е. Камбурова, Ж. Бичевская, Г. Хазанов, Е. и В. Троян и другие. В список этот не вошло и десятая доля тех, кто мог бы украсить его.

Многие выпускники училища, участвуя в различных международных фестивалях циркового искусства, удостоены званий лауреатов и дипломантов, награждены почетными призами. Так, например, несколько лет назад Андрей Николаев во время гастролей по Италии был награжден «Золотой маской Грока» — призом, вручаемым авторитетным жюри раз в два года лучшему клоуну мира. А вот и совсем свежий пример. Ежегодно французский Клуб друзей, цирка организует в Париже гала-представление, в котором участвуют мастера цирка из разных стран. В этом году, в январе, показать свое мастерство были приглашены воспитанники нашего училища — Клоун Анатолий Марчевский и акробаты под руководством Виктора Шемшура, искусство которых получило очень высокую оценку зрителей и специалистов. Много лестных слов сказано о них было в прессе. А затем, после Парижа, акробатов Шемшур персонально пригласили в Монте-Карло на III Международный фестиваль цирка, где они завоевали приз «Серебряный клоун», а Марчевский был удостоен в Бельгии премии Оскара. И опять-таки подобные примеры можно было бы умножить.

—    Как известно, успешная практика Государственного училища циркового и эстрадного искусства вызвала к жизни цирковые учебные заведения в ряде социалистических стран. Был ли использован опыт и помощь ГУЦЭИ при создании их?

—    Самым непосредственным образом. Вот короткая история возникновения первой из таких школ за рубежом. В середине тридцатых годов я был командирован в Монголию, где отобрал трех юношей — Раднабазара, Гомбо и Ноцага, направив их в Москву в наше училище. Закончив его в 1939 году, они помогали мне и моим товарищам организовывать цирковую школу в Улан-Баторе, которая была открыта уже в 1940 году. А в следующем, 1941-м, в столице распахнул перед зрителями двери первый в истории Монголии цирк. С той поры более 120 монгольских юношей и девушек окончили ГУЦЭИ, а наш первый выпускник Нацаг, ныне народный артист республики, сам стал директором цирковой школы у себя на родине.

8 1971 году наше училище выпустило целый цирковой вьетнамский коллектив, в котором насчитывалось шестнадцать номеров различных жанров. А во Вьетнам, чтобы организовать там цирковую школу, выезжали наши педагоги. Причем не только с целью дать рекомендацию, но и непосредственно там работали.

Помогали мы о организации школ и нашим друзьям из Болгарии, ГДР, Венгрии. Вскоре с помощью советских специалистов откроется цирковая школа на Кубе. А пока группа кубинских юношей и девушек овладевает цирковой премудростью в ГУЦЭИ.

С будапештской цирковой школой и берлинской или, как она называется, с Центральной студией развлекательных искусств у нас заключены договоры о культурном сотрудничестве в целях постоянного обмена опытом работы, взаимных консультаций, развития и углубления сотрудничества между нашими странами. Здесь, думается, уместно будет заметить, что ГУЦЭИ, как и непосредственно сам советский цирк, вносит значительный вклад в дело развития и укрепления дружеских и культурных связей с народами зарубежных стран. Многочисленные деловые и творческие отношения связывают наше училище с иностранными артистами, спортивными деятелями и организациями буквально во всем мире. Многочисленные экскурсии в училище почетных гостей, театральных и спортивных специалистов из зарубежных стран да и просто туристов — наша привычная повседневность.

Училище получило столь широкое признание и известность, что зарубежную почту — а мы получаем письма каждый день — не успевают обработать наши педагоги иностранных языков. И все-таки мы стараемся не оставить без внимания ни одного нашего корреспондента — отвечаем на вопросы, посылаем фото, плакаты, проспекты, касающиеся советского циркового искусства.

Много писем приходит с просьбами о творческой консультации. Вот одно из них из Голландии. Пишет директор театральной студии в Амстердаме. Он со своими студентами во время туристской поездки в нашу страну побывал в ГУЦЭИ. Мы помним их. Они попали как раз на одно из выпускных представлений и так аплодировали, что буквально чуть не вывалились из ложи. И вот директор пишет, что один из его студентов, хороший акробат, задумал номер — прыжки и танцы на канате. И просит подробно разъяснить конструкцию систем крепления каната, описать, какая нужна обувь и, если можно, прислать соответствующую литературу — они ничего подходящего не смогли найти. И, конечно, мы помогли молодому артисту. Наш педагог Г. Сеничкин сделал подробные чертежи и рисунки креплений, специального седла, а Л. Штульман — описание трюковой работы.

—    Училище на протяжении всех лет своего существования постоянно находится в движении, совершенствует систему преподавания, методику, ищет более эффективные пути всестороннего воспитания артиста. Что бы вы отметили нового в последнее время в этом направлении?

—    Цирковое искусство уникально по своей природе. И хотя у нас существует в Союзгосцирке понятие «конвейер», это все-таки, как говорится, штучный товар. В каждый номер, выпускаемый из училища, педагоги стараются внести хотя бы частицу нового, оригинального. Я уж не говорю о таких номерах, как воздушный полет «Галактика» или «Вертикальный полет».

Если же иметь в виду какую-либо общую тенденцию, я бы отметил то обстоятельство, что мы стали чаще выпускать наших воспитанников целыми цирковыми коллективами, объединенными общими идейно-творческими задачами. А это очень важно. Такой коллектив создается не путем механического соединения различных номеров, а в течение четырех-семи лет опытными педагогами, комсомольской организацией воспитывается, сплачивается при ежедневном общении всех его членов как в обучении, так и в быту. И в результате он вырастает а союз творческих единомышленников, где каждому дорога актерская и человеческая судьба товарища. Такому коллективу по плечу решение многих задач.

—    А теперь, Александр Маркиамович, несколько слов о будущем ГУЦЭИ.

—    Как ни много сделано и делает училище, этого недостаточно. Жизнь не стоит на месте. Растет, развивается наше цирковое дело. За последние годы построено множество новых цирков-дворцов, что потребовало в свою очередь большого притока творческих кадров. А ГУЦЭИ а силу чисто технических причин, в силу, как сказали бы инженеры, заложенных о него мощностей, не в состоянии полностью обеспечить растущую потребность в мастерах арены и эстрады.

И тогда было принято решение о сооружении нового учебного корпуса. На сегодня дела такие: место определено (А. Волошин подводит меня к окну и показывает очищенную большую площадь рядом с училищем), проект утвержден, и мы надеемся, что нынешний замечательный год нашего государство, год шестидесятилетия Октября, мы проведем о приятных хлопотах, в работе по сооружению нового корпуса. Он соединится с нашим зданием и будет и нем три манежа (это помимо уже имеющихся двух), несколько тренировочных залов и аудиторий для общеобразовательных и теоретических занятий.

Есть и еще много задуманного, однако это тема для отдельного разговора и не хотелось бы его комкать, ограничиваться скороговоркой. Главной же задачей училища, как бы оно ни расширяло и ни углубляло свою деятельность, остается воспитание образованного, высокоидейного артиста, в совершенстве владеющего своим искусством.

оставить комментарий

 

 


© Ruscircus.ru, 2004-2013. При перепечатки текстов и фотографий, либо цитировании материалов гиперссылка на сайт www.ruscircus.ru обязательна.      Яндекс цитирования Rambler's Top100