В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ    
 







                  администрация сайта
                       +7(964) 645-70-54

                       info@ruscircus.ru

Мистер Ллойд - инспектор манежа

Из числа многих инспекторов манежа, или, как их называли прежде шпрехшталмейстеров,— а это одна из труднейших цирковых ролей — я без колебаний ставлю на первое место Николая Ивановича Дмитриева — мистера Ллойда, как его иногда именовали клоуны.

Родной брат С. И. Дмитриева-Морро, выдающегося атлета-профессионала, первого, кто поднял на плечах лошадь, он занимался в одной из студий Московского Художественного театра. И вынес оттуда громадную ответственность перед искусством и подлинную творческую дисциплину.

Среднего роста, сухопарый подтянутый, с лицом аристократа, он появлялся на представлении и днем и вечером только во фраке. Помню мы, тогда еще мальчишки,— это был конец двадцатых годов — спорили с ним, говорили, что фрак — буржуйская одежда и что ее следует как можно скорее сбросить. А он утверждал, что цирк — искусство, требующее особой праздничности, что бытовой костюм — брюки в елочку и пиджак — не соответствует тону представления. п котором все должно быть великолепно.

После выхода униформистов Дмитриев стремительно шел по артистическому проходу: красивый, властный и элегантный. А по рядам амфитеатра раздавался шепот: мол вышел сам директор. И он действительно управлял представлением.

Кажется Дмитриев первый начал объявлять номера. Он не конферировал, но в то же время умел подать каждый номер, чему способствовали и отлично поставленный голос и безукоризненная дикция. Несколько напевно, назвав жанр, в котором выступает артист, он выкрикивал его фамилию, выделяя ее особенно выпукло, так что у зрителей складывалось впечатление — сейчас на арене появится мировая знаменитость. А иногда шпрехшталмейстер чуть-чуть расцвечивал свои объявления. «Эксцентро-акробатические шутки»,— произносил он, предваряя выступление комических акробатов. А перед выходом укротителя львов или тигров предупреждал: «В связи с крайней опасностью, которой подвергается укротитель, просьба не шуметь и не вставать со своих мест вплоть до полного окончания номера». И в зале воцарялась напряженная тишина.

А как хорошо велись диалоги с клоунами. Он вступал в беседы с ними как бы нехотя, всем своим видом показывая, что с высоты серьезности ему недостойно участвовать в их проделках, но тем смешнее казалось исполняемое антре, когда этот важный человек попадал впросак, оказывался разыгранным.

И все-таки он ушел из Московского цирка, его сочли не современным. Новый инспектор манежа стал выступать в том же костюме, что и униформисты. И тогда обнаружилось, что представление потускнело. Николай Иванович же соединился с рыжим клоуном Чижиком (М. Воиновым). Помню, как Чижик удивлялся, что Дмитриев за три часа до начала представления приходил в цирк и садился за гримировольный стол. Сам Чижик, человек легкомысленный, был искренно убежден, что для клоуна главное — наитие, репетиции же ему только вредят. На этой почве начались ссоры. К тому же у Ллойда не хватало простоты, наивности, ребячливости, качеств, без которых хороший белый никак не может обойтись. И, будучи клоуном, он оставался резонером.

Другое дело, когда он стал выступать вместе с Виталием Лазаренко-старшим. Тут он оказался очень на месте: темперамент, веселость, лихость Лазаренко оттенялись серьезностью и значительностью его напарника. А о том, что Лазаренко будет совершать головоломные сальто-мортале через препятствия, объявлялось так, что каждый заранее чувствовал всю сложность и опасность этих прыжков. И добивался этого Ллойд, только используя особую тревожную интонацию.

В трудные дни Великой Отечественной войны Н. Дмитриев снова пришел в Московский цирк и занял свое место руководителя представления; одновременно он помогал при постановке пантомимы А. Афиногенова и М. Бурского «Трое наших».

Конечно, у нас и теперь есть хорошие инспектора манежа: В. Успенский, М. Москвин. П. Квасков, Ю. Егоренко. 3. Мартиросян, Г. Курзямов, Б. Шварц и другие. Но сколько таких, которых, когда они выходят не манеж, принимают за кого угодно, только не за артистов. умеющих разговаривать с клоунами, подавать номера или даже просто красиво стоять на арене. Право, деятельность А. Буше, Н. Костромиче, Н. Северова. М. Никольского, Бениамина Феррони и, конечно, Н. Дмитриева-Ллойда, как подлинных мастеров своего дела, должна быть изучена — это только пойдет на пользу цирку.

Ю. ДМИТРИЕВ

оставить комментарий

 

 


© Ruscircus.ru, 2004-2013. При перепечатки текстов и фотографий, либо цитировании материалов гиперссылка на сайт www.ruscircus.ru обязательна.      Яндекс цитирования Rambler's Top100