В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ    
 







                  администрация сайта
                       +7(964) 645-70-54

                       info@ruscircus.ru

| 10:44 | 2.12.2019

На V фестивале в Монте-Карло 

Князь Монако РЕНЬЕ III (справа) за кулисами цирка-шапито. Его приветствуют В. БЕЛЯКОВ и медведь Фома.В. БЕЛЯКОВ. Несколько слов об истории фестиваля. Впервые этот праздник искусства манежа по инициативе князя Монако Ренье III состоялся в Монте-Карло в 1974 году. С тех пор он проводится ежегодно, наша группа приняла участие в пятом по счету смотре.

На фото: Князь Монако РЕНЬЕ III (справа) за кулисами цирка-шапито. Его приветствуют В. БЕЛЯКОВ и медведь Фома.

Князь Монако является президентом Организационного комитета фестиваля й, кроме того, возглавляет Большое жюри, куда входят известные Киноактеры, искусствоведы, журналисты, владельцы и директора крупнейших цирков мира. От имени Организационного комитета Большое жюри вручает первый приз — «Золотого клоуна» и второй — «Серебряного клоуна». Участники смотра удостаиваются больших и малых золотых и серебряных медалей. Жюри прессы и детское жюри установили также специальные призы.

Победителям ежегодно вручаются три «Серебряных клоуна» и один «Золотой». Исключение составили первый и последний фестивали, когда Лауреаты получили по два первых приза. Обладателями «Золотого клоуна» в 1974 году стали клоун Шарль Ривель (Франция) и известный укротитель Альфред Курт (ФРГ), в 1975-м — дрессировщик лошадей Алексис Грюсс (Франция), в 1976 - гимнаст Элвин Бейл (США), в 1977-м — знаменитая цирковая семья Кни (Швейцария), а в 1978-м — акробаты с медведями Беликовы (СССР) и участники воздушного полета Гаонас (Мексика).

Насколько популярен этот грандиозный смотр произведений арены, можно судите потому, что его сравнивают с Каннским кинофестивалем. Празднество в Монте-Карло привлекает и специалистов и любителей этого искусства. В дни фестиваля сюда со всех концов земли съезжаются цирковые импресарио.

Яркое, притягательное зрелище собирает массу народа, Фестиваль, на котором нам довелось присутствовать, длился пять дней. Несмотря на весьма немалые цены на билеты и на огромные размеры шапито — в нем пять с половиной тысяч мест, — наш пестро разукрашенный шатер отнюдь не мог вместить всех желающий.

Приведу еще несколько цифр — в пяти программах приняли участие представители 21 страны мира. Всего за эти дни жюри и зрители просмотрели более 40 разнообразных номеров и крупных аттракционов.

— Венедикт Венедиктович, приезд вашей делегации в Монако в зарубежной прессе был назван первым посещением страны советскими артистами. Тем не менее мы знаем, и наш журнал писал об этом, что в III Международном фестивале цирков участвовали акробаты-вольтижеры Шемшур, удостоенные приза «Серебреный клоун». Как вы объясняете это разночтение!

В. БЕЛЯКОВ. Действительно, наш приезд рекламировался как первое официальное посещение советскими артистами международного фестиваля. Об этом довольно, подробно рассказывал генеральный секретарь Организационного комитета V фестиваля Рене Кроэзи в своем интервью, которое он дал еженедельнику «Трибюн де Монако». В самом начале беседы г-н Кроэзи сообщил: «На пятый год своего существования шапито Монте-Карло впервые официально принимает Государственный московский цирк. Советский Союз представляют господин Колеватов, генеральный директор цирков, а также группа Беляковых.

Мы всегда стремились привлечь к участию в фестивале советский цирк, заслуживший репутацию одного из наиболее выдающихся цирков мира. В 1976 году, когда в Монте-Карло проводился III Международный фестиваль, в Париже гастролировала группа Московского цирка, которая прислала к нам тогда своих представителей. Это выступление заранее в Москве не оговаривалось.

Разумеется, мы и в дальнейшем хотели видеть у себя советских артистов, а потому я предпринял путешествие в Москву, где имел счастье увидеть Беляковых. Это совершенно исключительный аттракцион, поражающий тем, что в нем как равноправные участники заняты и прыгуны и медведи. Акробаты исполняют невероятные прыжки, но медведи не уступают им и порой даже невозможно определить: медведь это или переодетый человек...

Вскоре мы провели переговоры с Союзгосцирком, в которых участвовал лично князь Ренье III. Переговоры увенчались успехом, и уже в июне мы знали, что Беляковы приедут в княжество Монако».

Следующий вопрос, заданный корреспондентом «Трибюн де Монако», касался встречи директоров цирков разных стран: «Примет ли участие в этой встрече представитель Советского Союза?» — спрашивал интервьюер. Рене Кроэзи отвечал: «Господин Колеватов генеральный директор советских цирков, впервые будет участвовать в этом совещании, и мы очень надеемся, что встреча эта даст положительные результаты. Постоянный обмен артистами будет благотворным для цирка Франции».

— Мы знаем, что вашей группе присуждены три приза. Расскажите, пожалуйста, как достались вам эти награды!

В. БЕЛЯКОВ. В Монако мы отправлялись из Ленинграда, где, кстати, выступали в одной программе с замечательными акробатами Шемшур. Мы, разумеется, много говорили о предстоящем празднестве в Монте-Карло, Виктор Шемшур и его партнеры делились своими воспоминаниями и предупреждали, что мы встретимся с довольно сильными соперниками. Но то, что мы увидели на манеже шапито, превзошло наши ожидания. Сложные, рискованные трюки, яркие краски, богатство костюмов. Поражало количество и разнообразие животных — здесь были аттракционы со львами, тиграми, слонами, дрессировщики выводили на арену большие группы лошадей, шимпанзе, морских львов, собак, а венгерская дрессировщица привезла даже бегемота. Очень щедро был представлен жанр воздушной гимнастики — захватывающие трюки показывали на трапециях Энн Джекобе (США), мисс Лиза (США), Диана Лейзер (Швейцария). Сложный эквилибр на штейн-трапе демонстрировала Савио Рива (Италия). И, конечно же, всех покорили своим мастерством мексиканцы Гаонас.

Не менее разнообразными были и номера в жанрах акробатики и эквилибра. Здесь очень интересно показали себя артисты социалистических стран, но особенно хочется выделить Бойчановых — болгарских акробатов на подкидных досках.

Можете представить, какого предела достигло наше волнение, когда мы со своими медведями вышли на манеж после всех этих тигров, слонов, шимпанзе, морских львов и т. д., когда начали показывать акробатические трюки после виртуозных эквилибристов на першах Добрич, после очаровательных гимнасток на трапециях (исполняющих свои смелые комбинации под куполом без лонж), после блистательных Бойчановых и Гаонас!

...В день закрытия фестиваля в газете «Франс суар» появилась статья члена жюри Жаклин Картье, которая писала, что наше выступление было воспринято как «добрый поцелуй из России». Сообщив о «неистовой реакции зрителей», журналистка сделала вывод: «Если бы награды присуждались в первый вечер, советские артисты сразу же могли получить «Золотого клоуна».

Весьма возможно, что мнение жюри и было таким обнадеживающим, но мы о том не ведали и все дни волновались ужасно. На первых трех представлениях шел общий просмотр номеров, а на четвертом — самом напряженном и волнующем — демонстрировались семнадцать лучших, среди которых и предстояло выявить победителей. На пятый день, когда награды уже были вручены, состоялся заключительный гала-концерт.

Так проходила эта конкурсная борьба, в результате которой нашей группе присудили «Золотого клоуна», большую золотую медаль и специальный приз журнала «Орган», учрежденный международным жюри прессы. Здесь мне хотелось бы назвать имена моих партнеров — участников фестиваля: А. Попова, В. Легостаева, В. Касьянова, В. Чувпилы, В. Катюшева, А. Воробьевой, А. Воробьева, С. Лаврова, В. Солдатова, В. Алексеева, В. Рыльскова.

Далее нельзя не отметить, что более 50 процентов всех наград получили артисты социалистических стран, среди них «Серебряного клоуна» — болгарские акробаты Бойчановы.

— И, наконец, хотелось бы узнать, чем, на ваш взгляд, объясняется успех советского аттракциона!

В. БЕЛЯКОВ. И вам и читателям, вероятно, интересно будет узнать не мое мнение, а мнение французских критиков и журналистов. А оно сводилось к следующему: выступление советских артистов позволило понять и почувствовать, что цирк не просто безоглядный, бездумный риск, не просто эффектное броское зрелище, но настоящее искусство, где присутствует мысль и раскрывается она именно средствами цирка. Особо отмечалась наша удачная находка — слияние двух жанров. Газеты писали «об удивительном симбиозе акробатики и дрессировки».

Советские зрители давно привыкли к тому, что и цирковое представление в целом и каждый отдельный номер — это, чаще всего, серьезно продуманное и вполне завершенное произведение. И потому, видимо, мне следует пояснить, что за рубежом выступления строятся по иному принципу. В них упор делается главным образом на сенсационность трюков. Даже самые лучшие номера постоянно практикуют такой прием: в оркестре звучит барабанная дробь, и ведущий, остановив действие, поясняет публике, что сейчас будет исполнено нечто небывалое. Паузы и рекламные объявления в процессе демонстрации номера повторяются, к сожалению, не единожды. Так цирк, уходя от искусства, приближается к спортивному зрелищу.

В этой манере исполнялись почти все номера, и даже Бойчановы и Гаонас не были исключением. Приближалось время нашего выхода на манеж. Ведущий программу г-н Сержио подошел ко мне и попросил указать, где, в какие моменты он должен сделать соответствующие объявления. Я поблагодарил его за внимание и постарался объяснить, что мы к такому приему не прибегаем. Этот опытный ведущий был поражен. Совсем ничего не объявлять? Какой же это экстра-номер, если в нем нет ничего такого, что следовало бы особенно представить зрителям?!

...Мы завершали программу. Публика очень долго не отпускала нас с манежа. Позже за кулисами г-н Сержио подошел к нам и через переводчика сказал, что теперь он все понял. Вероятно, и члены жюри и многие зрители тоже поняли: если к цирку относиться как к искусству, то даже сенсационные трюки не следует превращать в голую сенсацию, ибо самый невиданный доселе трюк должен точно укладываться в композицию, не выбиваться из нее, не нарушать стилевое единство номера, а, напротив, помогать общему повествованию.

В последующие дни, представляя нас публике, ведущий Сержио все свои симпатии и все актерское мастерство вкладывал в слова: «БЕ-ЛЯ-КО-ВЫ! СОВЕТСКИЙ ЦИРК!»

Советский цирк! Его отличает образность, содержательность, оптимизм. Именно эти черты вдохновляли моего отца, народного артиста РСФСР Венедикта Белякова — автора сценария и создателя нашего аттракциона. Эти же основные приметы советского циркового искусства и приковали к себе внимание всех, кто побывал на представлениях V фестиваля в Монте-Карло.

оставить комментарий

 

 


© Ruscircus.ru, 2004-2013. При перепечатки текстов и фотографий, либо цитировании материалов гиперссылка на сайт www.ruscircus.ru обязательна.      Яндекс цитирования Rambler's Top100