Народный артист РСФСР Иван Федотович Рубан - В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ
В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ    
 







                  администрация сайта
                       +7(964) 645-70-54

                       info@ruscircus.ru

Народный артист РСФСР Иван Федотович Рубан

Мы катим в тряской кабине КамАЗа на товарную станцию железной дороги за дрессированными животными народного артиста РСФСР Ивана Федотовича Рубана.

Народный артист РСФСР Иван Федотович Рубан

Шофер будто нарочно выбирает самую ухабистую дорогу. Напрямую от цирка до станции рукой подать, но на грузовой машине приходится петлять по узким старым казанским улочкам. С тревогой думаю, как придется ехать обратно: борта у прицепа низкие, а груз-то необычный — клетки с животными...

Вид у ассистентки дрессировщика Раисы Александровны Рубан усталый. Пальцы в грязных бинтах — поранилась в дороге. Четверо суток занял переезд из Брянска.

Разморившись в тепле кабины, Раиса Александровна устало говорит:

— Хорошо, что дирекция цирка побеспокоилась заранее о машинах для перевозки животных. Ждали нас, грузчиков в помощь подбросили. А то, знаете, иногда по нескольку суток торчишь на товарной станции.

В предвкушении горячего душа, какого-никакого гостиничного уюта она окончательно веселеет. Разглядывает из окна город, расспрашивает.

— А вот прошлой зимой, — вновь возвращаются ее мысли к животным, — нам здорово досталось. Работали в Сибири и на Дальнем Востоке, а перегоны там — ой-ёй-ей... Да еще морозы выдались настоящие сибирские — под сорок градусов! Как мы зверей уберегли, удивляюсь. Сами-то уж привычные, ладно...

Беспокойство Рубанов понятно. Ведь для животных не закажешь мягкий вагон. А переезжать приходится каждые два-три месяца. Сами они тоже ездят в товарняках, рядом с животными. Их и кормить надо, и присматривать чаще. Да мало ли что может случиться: заболеют звери — кто им поможет? В общем, делят со своими питомцами все тяготы дороги пополам.

Раиса Александровна со смехом вспоминает, как однажды за ними увязался иркутский журналист. Взял отпуск и решил прокатиться с Рубенами до Владивостока.

— Я ему говорю: теснотища у нас в вагонах, спать будет негде. И шутливо так предлагаю — разве, мол, что в клетке со львом, он у нас более-менее мирного нрава.

— И что... согласился? — спрашиваю я, уверенная в обратном.

— Ну да! Все пятнадцать суток они с Русланом — это льва так зовут — мирно уживались и терпели друг друга. А журналист оказался хорошим человеком. Помогал нам во всем. И «буржуйку» топил, и за водой ходил на остановках.

А вот лев Руслан, о котором упомянула жена и ассистент Ивана Федотовича, на поверку оказался ...моим земляком. Рубан взял этого льва из Казанского зоопарка, здесь он родился. Поначалу Иван Федотович не надеялся на успех. Дело даже не в самом льве, который к тому времени был уже взрослым и довольно нелегко пошел в работу. Дело в том, что любое новое животное в аттракционе проходит своеобразную проверку на психологическую совместимость, прежде чем сумеет войти в коллектив разнопородных хищников.

В аттракционе Ивана Федотовича Рубана работают тигры, лев, бурые и белые медведи, В свое время были пантеры, леопарды, снежный барс. Уникальность его аттракциона состоит в том, что еще никто до Рубана не вводил в смешанную группу хищников белых мишек. А у него эти мощные великаны, не имеющие В природе врагов, работают. Медведи очень коварны. На морде у них не написано, когда они могут напасть, так что дрессировщику приходится смотреть в оба.

...Пронизывающий ветер свистит вдоль железнодорожного состава. Осталось разгрузить еще два вагона. А всего было шесть. Чего только не возят с собой Рубаны! Бассейн для купания медведей, мощный холодильник, мешки с провиантом, фляги для воды, а сколько места занимает реквизит, тщательно упакованный в ящиках различных объемов! И все это нужно, без каждой из этих вещей не обойтись, когда живешь и работаешь в цирке.

Но самая главная забота — это клетки с животными, их необходимо размещать так, чтобы каждому зверю было удобно, чтобы легко было подойти к любой клетке.

Оглядываю дорожное жилье самих Рубанов, Вместе с ними в вагоне обычно размещаются уссурийские тигры Амур и Байкал, медведь Каштан (кстати, знаменитый — он снимался с Иваном Рубаном в художественном фильме «Строговы»), лев Руслан. Последний ближе всех к походной печке — все же африканец, ему тепло нужнее всех. Тут же в деревянном ящичке, прикрытом тряпьем, — черепашка, маленькая привязанность Раисы Александровны Рубан, с которой она нигде не расстается. Личных вещей немного.

И все это хозяйство в вагоне сторожит Мартин — огромный красавец дог, признающий только Рубанов.

Народный артист РСФСР Иван Рубан — один из старейших дрессировщиков советского цирка. Сейчас ему семьдесят два года. И сорок два из них он работает в цирке.

Небольшого роста, в очках, неторопливый в речи, обстоятельный в разговоре, он, скорее, похож на школьного учителя. И голос такой мягкий, проникновенный. Даже не верится в первые минуты встречи, как с эдакими хищниками, любой из которых одной лапой способен свалить здорового телка, может совладать столь спокойный и неприметный с виду человек.

Но Рубан есть Рубан, и нет циркового артиста, который не знал бы его или не слышал о таком мастере дрессуры. Пожалуй, не найдется крупных городов в нашей стране, где не побывал бы аттракцион Рубана. Гастролировал он и за рубежом — в Австралии, Венгрии, Югославии, Австрии, ГДР.

Последний, обновленный вариант аттракциона Ивана Рубана, «Смешанная группа хищников», очень смело решен в композиционном плане и довольно сложен в исполнении. Рубан работает в клетке один, и помочь извне с реквизитом, аппаратурой ему никто не может. Аттракцион задуман как сценки народных русских гуляний: здесь и качели и карусели, и медвежий балаган. И потому помощниками дрессировщика выступают сами же звери. Бурые медведи выполняют комедийные роли, они же приносят и уносят реквизит. Вообще аттракцион насыщен юмором, забавными ситуациями. Животные работают без понукания, команд, как бы сами по себе! Но что стоит за всем этим!..

Аттракцион с самого начала завораживает неожиданными трюками. Животные у Рубана не выходят, как обычно, из туннеля в клетку, а поднимаются по специальной лестничной ' конструкции на верх клетки и уже оттуда, как со второго этажа, спускаются на манеж, При этом совершают различные трюки. Зрелище очень эффектное, но, если учесть, что кошки любят нападать сверху, рискованное для самого исполнителя.

Приезд Рубана в Казань заинтересовал местное телевидение. Помню, просматривая пленку перед показом в эфире, режиссер передачи молодая женщина простодушно спросила:

— Иван Федотович, вот когда лев вас причесывает языком, как вы себя чувствуете?

Артист рассмеялся, потом сказал:

— Чувствую себя неважно — голову приходится сразу же мыть после такой «прически».

Шутка — шуткой, но полной гарантии, что представление пройдет гладко, никто, конечно, не может дать. Случаются, животные работают без настроения, и Ивану Федотовичу приходится учитывать фактор агрессивности. Зимой, например, характер медведей значительно портится. Злы, раздражительны становятся, асе же спячка природная дает себя знать. Кошачье же племя весной начинает томиться и нервничать. Летом белых мишек жара одолевает... Конечно, обо всех этих природных проявлениях дрессировщику приходится помнить на представлениях, точно оценивая мотивы их поведения, чтобы не допустить на публике агрессивности.

Однажды я все же не удержалась от вопроса, случалось ли животным взбунтоваться на арене.

— Что ж, и такое бывало, — ответил он. У меня был медведь Потап, двадцать лет мы работали с ним. Так вот однажды он меня от смерти спас. Вспоминать об этом мало радости... А было это так. На меня набросился лев и сбил с ног. Мы покатились по манежу, и тут, конечно, не удержались на месте и остальные кошки. Запах крови возбуждает их невероятно. А я уж чувствую — меня сознание сейчас покинет: рана большая в животе. Вот тут Потап и бросился растаскивать хищников. Я выбрался из этой кучи зверья раньше, чем потерял сознание от боли. Это меня, в общем-то, и упасло, Но спасибо Потапу, без него была бы мне, как говорится, крышка.

— А бывает, что и сейчас, имея сорокалетний опыт, вы волнуетесь перед выходом?

— Да почти всякий раз. — И неожиданно улыбнулся. — Что, странно? А между тем перед каждым входом в клетку сердце замирает на секунду. Это длится какое-то мгновение. Ну а потом, когда уже вышел на манеж, тут не до собственных ощущений, только успевай поворачиваться!.. Так ведь, Сережа, а?

Иван Федотович не может молча пройти мимо своих питомцев, он разговаривает с ними, как если бы это были люди.

Гляжу на добродушного Сережу, огромного бурого медведя, блаженно развалившегося в своей клетке. Кажется, его сейчас ни одна сила на земле не способна поднять с боковой. И... ошибаюсь. Только кажется, что Сережа спит и даже не слышит, как к нему обращаются. Между тем влажный медвежий нос живет своей жизнью: недовольно морщится, принюхивается с сопением к запаху незнакомого человека.

Иван Федотович берет из ведра несколько очищенных морковок и угощает медвежье племя. Впрочем, белым мишкам он дает рыбу, морковь их не привлекает.

Сколько животных, столько капризов, привычек, характеров. Рубан — поборник только гуманной дрессировки. Заметит, что рабочий причиняет боль животному, увольняет без жалости, хотя бы самому пришлось какое-то время исполнять все эти хлопотные обязанности по кормлению и уборке. К сожалению, приходится иной раз прощаться и с людьми, любящими, жалеющими животных. Наглядевшись на взаимоотношения Ивана Федотовича со своими питомцами, они, забывая об осторожности и технике безопасности, берут медведей за когти, чешут льву спину, балуют тигров, короче, копируют Рубана. Но, как говорится, что позволено Юпитеру...

— Иван Федотович, кто вы для своих животных? Повелитель, хозяин, друг?..

— Я знаю, кто они, для меня,,, Я не хожу в отпуск, потому что боюсь оставить их одних. Ведь они хуже, чем маленькие дети, причем полностью зависимы от людей. Мы должны быть в ответе за тех, кого приручили, не так ли?.. А друзей разве оставляют?

...Ну вот, кажется, все. Близится к концу разгрузка последнего вагона. Я уже счет потеряла, сколько машин ушло в сторону цирка то ли двенадцать, то ли тринадцать.

Однако как это нелегко, оказывается, возить туда-сюда цирковой скарб. Чего стоит перекатить тяжеленные железные клетки хотя бы из вагона в кузов машины. Хорошо, хоть звери сидят тихо под брезентовыми накидками, не бросаются на стенки клеток, не рычат. Они к этому привычны.

— Закрепи хорошенько колеса у клетки, — говорит рабочему Раиса Александровна. — А то начнут кататься от борта к борту, животных побьем. Дорога вон какая...

Сколько же энергии в этой невысокой, расторопной женщине! Да и сила ведь недюжинная нужна, чтобы наравне с мужчинами толкать и передвигать клетки, в каждой из которых по тонне, а то и более веса,

— Замужем за дрессировщиком научишься всему, — устало отвечает она на мое замечание. — Мы ведь четверть века как в одной упряжке с Иваном. В клетку только не захожу, а так во всем помогаю ему.

Наш КамАЗ готов к отправке. В кузове уместились только тигры, да еще кое-что по мелочам: ящики, фляги.

— Ну, трогайте! — машет нам вслед Раиса Александровна и вдруг спохватывается: — Черепашку забыли, возьмите ее с собой в кабину...

Уже в цирке, когда все было привезено и размещено по своим местам, довелось увидеть такую встречу.

По коридору в задумчивости шла артистка. Иван Федотович окликнул ее по имени. Артистка обернулась, застыла. И вдруг радостно всплеснула руками:

— Сам Иван Рубан!

Она подошла к нему, обняла. Оглядела дружески придирчиво:

— А ты совсем не изменился, просто молодцом выглядишь. А я вот.., прихворнула малость. Устала. Видимо, на пенсию пора. Ты не собираешься?

— Разве я могу? — улыбнулся он. И добавил со вздохом: — Куда уйдешь от своего дома?..

 

РАИСА ЩЕРБАКОВА

оставить комментарий

 

 


© Ruscircus.ru, 2004-2013. При перепечатки текстов и фотографий, либо цитировании материалов гиперссылка на сайт www.ruscircus.ru обязательна.      Яндекс цитирования