Научно-практическая конференция «Наш цирк сегодня и завтра» - В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ
В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ    
 







                  администрация сайта
                       +7(964) 645-70-54

                       info@ruscircus.ru

Научно-практическая конференция «Наш цирк сегодня и завтра»

Всесоюзное ордена Ленина объединение государственных цирков и Всесоюзный научно-исследовательский институт искусствознания Министерства культуры СССР провели научно-практическую конференцию по итогам I Всесоюзного конкурса по жанрам, посвященного образованию СССР.

На конференции присутствовали: заместитель министра культуры СССР Г. А. Иванов, начальник организационно-инспекторского управления Министерства культуры СССР Л. П. Яирова, руководящие работники, ведущие артисты и режиссеры Союзгосцирка, Всесоюзной дирекции по подготовке новых номеров и аттракционов, представители коллективов «Цирк на сцене», научные работники Института искусствознания, цирковеды, представители прессы.

Открывая конференцию, генеральный директор Союзгосцирка В. Г. Карижский сказал, что советский цирк всегда шел в ногу со временем, живо откликаясь на все важнейшие события в жизни нашего государства. Лучшие цирковые спектакли отражали стремления и чаяния народа, рассказывали о том, чем живет и гордится страна. Постоянно повышать идейно-художественный уровень цирковых программ, воспитывать трудящихся, особенно подрастающее поколение, в духе высокого патриотизма, преданности идеалам партии, любви к Родине — вот те важнейшие задачи, которые стояли и будут стоять перед деятелями советского цирка.

Именно с этих позиций оценил В. Г. Карижский прошедший творческий конкурс, где выявилось и возросшее мастерство молодых исполнителей и новаторские тенденции в целом ряде номеров, но вместе с тем было вскрыто некоторое отставание отдельных жанров, особенно жанра клоунады. А иным программам явно недоставало идейного накала.

— Поэтому, — заключил В. Г. Карижский, — задача сегодняшней конференции — проанализировать состояние циркового искусства, каждого его жанра, наметив пути их дальнейшего развития, определить круг вопросов, которые необходимо решить артистам, режиссерам, литераторам.

С большим докладом выступил профессор Ю. А. Дмитриев. Проследив историю становления советского цирка с 1919 года, дал оценку его нынешнему состоянию, рассказал о строительстве многочисленных цирков-дворцов, о достижениях и успехах ведущих цирковых мастеров на манежах нашей страны и всего мира, упомянул о том, что многие деятели советского цирка удостоены высших почетных званий и других наград. Три специальных учебных заведения — в Москве, Киеве и Тбилиси — готовят артистические кадры. А цирковых режиссеров готовят в ГИТИСе им. А. В. Луначарского. Новые номера и аттракционы выпускает Всесоюзная дирекция и ее харьковский филиал. Несколько лет назад вышла маленькая энциклопедия «Цирк» в издательстве «Искусство»; создана редакция, возглавляемая Н. Финогеновой, которая специально занимается проблемами цирка и эстрады. Далее докладчик заметил:

— Наш цирк располагает своими учеными: Н. Румянцева, Е. Зискинд, С. Макаров, М. Немчинский получили ученую степень. Убежден, что они не последние.

Когда так представляешь себе сегодняшний цирк, то невольно вспоминаешь, что еще пятьдесят лет назад иные его деятели были неграмотны, не имели постоянного места жительства. Но сколько надо было положить трудов, чтобы цирк достиг таких успехов!.. Однако, высоко оценивая его достижения, я вовсе не хочу сказать, что он достиг совершенства, что ему некуда больше стремиться, нечего открывать. Это далеко не так. Да и что за искусство, которое решило все проблемы!

Но прежде чем перейти к текущей жизни цирка Ю. А. Дмитриев, по его собственному выражению, «сделал попытку» определить его сущность как искусства, а также ответить на вопрос, что же составляет содержание цирка и его форму.

Начав с того, что цирк утверждает своими специфическими средствами «сильного, смелого, красивого человека, преодолевающего самые сложные препятствия» и что героическое начало «всегда было присуще цирковому действию», Ю. А. Дмитриев, опираясь на высказывания Карла Маркса и А, В. Луначарского о цирке, подошел к выводу, что цирковое действие всегда опоэтизировано и человек предстает в нем преображенным. Но если в театре или кинематографе артист может играть, например, сильного и смелого человека, не являясь таковым на самом деле, то на манеже это исключено. «Здесь сила и ловкость демонстрируются воочию. Цирку присуща открытость действия, прямая демонстрация мастерства». Коснувшись формы цирка, Дмитриев замечает: «По моему глубокому убеждению, она — в необычайности всего показываемого на арене. Все на ней производимое — эксцентрично!»

Сформулировав это положение, докладчик с сожалением отметил, что иные исполнители, а наряду с ними даже режиссеры и педагоги училища считают будто цирк — это трюк. И чем он сложнее, тем лучше номер. А трюк, по Дмитриеву, всего лишь первооснова циркового действия, как первоосновой музыки является звук, первоосновой того или иного танца — па. И поэтому самый сложный трюк, выхваченный из контекста номера, асоциален и потому находится вне искусства.

Но некоторые артисты, явно не понимая этого, недоумевали после конкурса: они демонстрировали трюки, никогда ранее не исполняемые, а номер их не был отмечен премией. В своем докладе профессор Дмитриев постарался пояснить, по какому принципу оценивались на конкурсе номера:

— Художественную и социальную сущность трюки приобретают лишь тогда, когда они определенным образом организованы, эмоционально окрашены, подчинены конкретной идее и служат средством раскрытия характеров и взаимоотношения людей.

В качестве примеров Ю. Дмитриев назвал артистов, получивших на конкурсе звание лауреатов. Список их был ранее опубликован в нашем журнале 1983, № 3.

Как председатель жюри конкурса Ю. А. Дмитриев повидал сотни номеров, множество программ, а потому в его докладе нашли отражение проблемы, касающиеся не только данного конкурса, но и всего цирка. В частности, он говорил о том, что нынешний цирк теряет молодого зрителя.

Задаваясь вопросом, как вернуть в цирковые амфитеатры молодежь, Ю. Дмитриев призывал поднимать уровень циркового мастерства, сделать представления высокохудожественными. А эти проблемы, естественно, теснейшим образом связаны с созданием творческих коллективов, с проблемой режиссуры. Говоря о режиссуре, Дмитриев затронул вопрос постановки спектаклей, прологов и номеров. Настоятельно советовал серьезно размышлять над созданием каждого номера, постоянно стремиться к оригинальности, неповторимости. В качестве положительного примера он привел работу Ролана Быкова над «Маленьким флейтистом» (исполнительница Елена Гордеева). Этот номер сразу и надолго запоминается зрителям. Его не спутаешь с другими. Не то что бесконечно похожие друг на друга акробаты с подкидными досками или вольтижные акробаты. Трюки в этих акробатических ансамблях демонстрируются сильные, но разве зрители всегда в состоянии отличить одну группу от другой?

Немало внимания в докладе было уделено сюжетным представлениям. В этом случае, как справедливо считает Дмитриев, основой должен служить первоклассный сценарий. И тут докладчик задал весьма серьезный вопрос и так ответил на него: «Правильно ли, что в качестве драматурга, режиссера и исполнителя главной роли выступает одно и то же лицо? Надо быть не просто талантливым, но, пожалуй, великим художником, чтобы пойти на такой опыт. Где-то неизбежен срыв. Трудно быть одновременно ярким писателем, интересным режиссером, убедительным актером, а в условиях цирка — еще акробатом или дрессировщиком».

В конце выступления Ю. А. Дмитриев говорил об отставании таких жанров, как иллюзия, музыкальная эксцентрика и клоунада. Ведь в первом случае жюри не присудило ни одной премии, а представителям двух других жанров присуждены лишь третьи премии.

Докладчик порекомендовал провести всесоюзный, а может быть, и международный конкурс по жанру клоунады, чтобы отдельно соревновались артисты комических номеров, а отдельно — клоуны, но в одно и то же время и в одних и тех же цирках. По мнению Дмитриева, такой конкурс, а главное — подготовка к нему послужили бы мощным стимулом для подъема и развития номеров комедийного направления.

Свое выступление Ю. А. Дмитриев закончил так: «Человечество всегда тосковало об идеале. В цирке оно видит стремление к нему. Вот почему цирк прекрасен и вечен. И я восклицаю: «Да здравствует цирк — прекрасное и преувеличенное искусство, родившееся на площади и продолжающее оставаться народным!»

Слово для второго доклада было предоставлено писателю С. А. Абрамову. Он сразу же остановился на том факте, что собирается затронуть ряд проблем, о которых уже говорилось в предыдущем выступлении. «Совпадение это, — подчеркнул С. Абрамов, — не случайно. Ведь если разные люди видят в любимом ими искусстве одни и те же больные проблемы, стало быть, они и впрямь существуют».

После этого вступления С. Абрамов напомнил всем присутствующим, что наша партия призывает к более требовательной, товарищеской оценке произведений литературы и искусства.

Подавая пример такой требовательной оценки всего сделанного советским цирком за последние годы, С. Абрамов заметил, что все давным давно привыкли к истине: советский цирк — лучший в мире! И продолжил: «Итак, наш цирк — лучший в мире. Что может быть приятнее этой аксиомы? Бери на веру и не доказывай. Но ведь не случайно же I Всесоюзный конкурс на лучший цирковой номер и аттракцион одним из главных условий поставил не что-нибудь, а именно новаторство. Выходит, устроителей конкурса ... не слишком убеждает приведенная выше аксиома, значит, не все почили на лаврах, значит, по каким-либо причинам не устраивают их старые, проверенные временем цирковые формы, нового они ищут, нового, небывалого, невиданного доселе, могущего сдвинуть советский цирк с мертвой точки.

Вот и сказано: мертвая точка. Я употребил этот термин в абсолютно прямом, а вовсе не в метафорическом смысле. Мертвая значит мертвая, а гальванизировать отжившее, устаревшее — значит идти позади жизни, не видеть цели, к которой неуклонно движется наша страна. И искусство — все его виды — не должно оставаться в стороне от этого пути, от генеральной линии партии».

Затем С. Абрамов сказал, что результаты конкурса, которые можно и должно считать удачными, вместе с тем отчетливо показали как сильные, так и слабые стороны сегодняшнего цирка.

Но прежде чем непосредственно перейти к анализу номеров, представленных на конкурс, докладчик привел цитату из книги Ю. Дмитриева «Русский цирк», где особенно выделил слова о том, что «цирковой образ, как и всякий другой, всегда историчен и социален». А выделив их, предложил посмотреть на сто с лишним номеров и аттракционов, участвовавших только в третьем туре конкурса, именно с точки зрения их «историчности и социальности». Но прежде чем приступить к этому краткому анализу, С. Абрамов подтвердил, что основа любого циркового номера — трюк. А трюковая основа номеров, как показал третий тур конкурса, усложнилась необычайно.

«Ну, скажем, в номере «Оригинальные перши» под руководством Б. Шабаева артист легко едет по манежу на двухколесном велосипеде... и одновременно держит на лбу перш, на котором балансирует партнерша. Стоит ли говорить, насколько труден подобный трюк»,— замечает докладчик. Или: «В своем воздушном номере Юрий Александров демонстрирует весьма головоломные трюки. Боюсь назвать еще кого-нибудь, кто бы так виртуозно работал с кубиками на штейн-трапе».

Далее С. Абрамов отметил сильный финал в «Па-де-де на верблюдах» артистов Джумалиевых, очень непростую работу «Жонглеров на стрелах» Афанасьевых, сложную дрессировку в «Конном дивертисменте» Бирюковых, весьма не стандартно решенный номер на проволоке Е. Рухманова, сильнейший трюковой набор молодого жонглера Г. Поповича.

«Вероятно, список этот можно продолжить, но стоит ли множить перечень трюков, из которых составляются номера? Думаю, не стоит, хотя бы потому, что само слово «составляются», как мне кажется, вообще не подходит к понятию «искусство».

Номера, механически составленные из отдельных, пусть даже и сложных трюков, С. Абрамов сравнил с детской игрушкой — калейдоскопом. Если повернуть трубку, можно увидеть красивый узор, еще поворот — новый узор. «Грустная аналогия, — говорит докладчик, — но здесь она невольно напрашивается. Сложили трюки в одной последовательности — прекрасное зрелище! Переставили порядок — тоже отлично смотрится! Подсократили малость — опять приемлемо».

А происходит это оттого, что в иных номерах, показанных даже на третьем туре, трюк был самоцелью... «Цирковые артисты плохо представляют, какой именно образ они несут зрителю. И куда уж тут говорить об «историчности и социальности»,— заключает Абрамов.

Далее он говорил, что искусство цирка принято называть искусством сильных, ловких, умелых. Но если в системе Союзгосцирка насчитывается несколько тысяч артистов, то неужели все они должны нести один-единственный образ, показывая лишь сильного, ловкого, умелого человека? И тут докладчик обратился к выступлению гимнастов-каскадеров Голышевых, в номере которых «есть нехитрый, но легко читаемый сюжет, и каждый артист, в меру своего актерского дарования, естественно, «работает» на этот сюжет, каждый несет свой образ... да и любой трюк не просто исполнен, но сыгран». И Абрамов подводит своих слушателей к выводу, что Голышевы — типичный пример того, как можно строить новое, отнюдь «не отбрасывая наработанных временем традиций». В этом номере трюк равнозначен образу, и поэтому зрители видят не просто гимнастов на брусьях, а персонажи, «каждый из которых — определенный социальный тип, а модный сейчас стиль «ретро» как раз и определил своеобразную социальную окраску этих «типов».

Следом за Голышевыми С. Абрамов назвал «Веселую кадриль» Шатиных, отметив, что В. Шатин — актер весьма одаренный, но вряд ли он один сумел бы вытянуть весь номер, если бы роль каждого его партнера не вплеталась в сюжет столь органично, если бы сюжет не был режиссерски продуман и выстроен, если бы действительно сложные трюки не вписались в этот сюжет предельно плотно. Таким образом, доказывая, сколь необходимо в цирковом искусстве владеть режиссерским и актерским мастерством, Абрамов* вовсе не умаляет первостепенное значение трюка. Он говорит: «Да, без трюка нет цирка, но как раз и одни трюки, пусть даже уникальные, для цирка — вчерашний день. Необходима точная балансировка трюковой, режиссерской и актерской составляющих, чтобы цирковой номер стал действительно явлением искусства».

Переходя к другим проблемам циркового искусства, докладчик напомнил о постановлении ЦК КПСС «О творческих связях литературно-художественных журналов с практикой коммунистического строительства», где говорилось о необходимости поддерживать художественные поиски в сфере социально-значимой проблематики. Но именно поисков в сфере социально-значимой проблематики, считает С. Абрамов, современному цирку пока явно недостает.

Из конкурса работ Абрамов называл лишь «Воздушный полет «Единство», «Воздушное адажио» Васильевой и Александрова, «Восхождение» Руденко, «Северные миниатюры» Кузнецовых. Но для сотен просмотренных номеров три-четыре произведения — явно мало.

Докладчик указывал также на необходимость более вдумчивой работы с авторами и режиссерами в плане поисков современной тематики. Много внимания в своем выступлении уделил Абрамов и проблеме режиссуры. Факультет режиссеров цирка ГИТИСа выпустил более ста дипломированных специалистов. Несмотря на эту большую цифру, талантливых режиссеров в системе Союзгосцирка по-прежнему недостает.

Говорил Абрамов и о деятельности режиссеров Всесоюзной дирекции и ГУЦЭИ. Он предложил четче разграничить работу режиссеров и педагогов. Остановившись на номере «Маленький флейтист», поставленном Роланом Быковым, посоветовал шире привлекать режиссеров из смежных видов искусства.

Много внимания уделил докладчик и цирковой критике. Не касаясь цирковедения, не касаясь фундаментальных работ, С. Абрамов перешел к текущей критике. Он говорил о необходимости глубокого и профессионального анализа современного циркового процесса. Отметил, что в центральной, областной и республиканской печати то и дело появляются рецензии на программы. Но, как с сожалением подметил Абрамов, их весьма часто пишут непрофессионалы, люди от цирка далекие, не разбирающиеся в его проблемах. Отсюда и происходит восхищение «ловкими акробатами», «могучими силачами», «умными зверушками». Так обстоит дело в тех периодических изданиях, где в штате нет людей, хорошо знающих искусство цирка. Далее докладчик проанализировал несколько номеров журнала «Советская эстрада и цирк» и отметил, что, с его точки зрения, в них мало критических замечаний в адрес тех или иных цирковых произведений, в результате чего складывается впечатление, будто в программах и номерах нет никаких недостатков.

Завершая свое выступление, он сказал, что советское цирковое искусство достаточно ярко и многопланово; оно не только не боится критики, но напротив, будет с благодарностью внимать ей, находить в ней разумное, полезное, нужное. А удачно проведенный конкурс «должен не пьянить, не кружить головы от успехов, но заставить Союзгосцирк всерьез задуматься и о перечисленных мною проблемах, и о многих иных, достаточно актуальных для нашего цирка, который по праву считается лучшим в мире. Истина эта, повторяю, привычна, но ведь и привычная истина требует постоянного подтверждения».

После того как были заслушаны оба доклада, в зале конференции развернулись прения. Говорили о делах цирка старейшие мастера манежа, народные артисты СССР И. Бугримова и Н. Ольховиков, выступали артисты — бывшие членами жюри и те, кто непосредственно участвовал в конкурсе, — И. Кантемиров, Д. Ходжабаев, С. Бегбуди, А. Соколов, Ю. Пантелеенко, В. Стихановский, Ю. Куклачев, В. Аверьянов, В. Сергунин, Г. Марков. Каждый из них, поделившись мыслями о жанре, в котором работает, которому отдает все силы души, переходил к общим вопросам, волнующим всех. Выступавшие обращались и к теоретическим проблемам и к вопросам чисто организационного характера. Присутствующие в зале услышали рассуждения о состоянии жанров: акробатическом, гимнастическом, о разных видах эквилибра, о жанре жонглирования, конном и о дрессировке; говорилось о том, как важно вовремя проявить внимание к артисту; говорилось о необходимости своевременно помогать молодому исполнителю, только начинающему свой творческий путь. Режиссеры А. Кисс, А. Шаг-Новожилов, Н. Моторин, И. Тернавский, В. Владимиров, Н. Тарасов касались самых разных проблем, но немало говорили о том, с чем приходится сталкиваться цирковому режиссеру в своей повседневной деятельности. С несомненным интересом слушали присутствующие драматурга И. Ровнягина, поэтов Ю. Блвгова, Л. Куксо, композитора И. Космачева, хореографа Л. Чумаченко. В выступлениях доктора искусствоведения В. Фролова, кандидатов искусствоведения Е. Уваровой, Н. Смирновой, Л. Новодворской, Е. Зискинда, М. Немчинского содержался анализ цирковых номеров и представлений, было высказано немало интересных соображений, касающихся развития циркового искусства, его специфики. Хотелось, чтобы встречи артистов с людьми, занимающимися теорией искусств, устраивались чаще.

Заместитель генерального директора Союзгосцирка Л. Л. Костюк подвел итоги сказанному, особенно подчеркнув, что организаторы конференции рады были услышать от ее участников острые, проблемные выступления. В заключение Л. Костюк призвал всех ознакомиться с рекомендациями конференции, выработанными с учетом ранее высказанных предложений, и отнестись к этим рекомендациям со всей серьезностью и ответственностью, чтобы это общее дело стало делом каждого. «Только тогда эта конференция, — отметил он, — может сыграть заметную роль в развитии отечественного циркового искусства».

Заместитель генерального директора Союзгосцирка П. Н. Севастьянов огласил проект рекомендаций, в котором, в частности, предлагалось:

- сосредоточить усилия Союзгосцирка на повышении идейно-художественного уровня тематических произведений, на создании качественного репертуара и оригинальных номеров;

- планируя работу над новыми произведениями, руководствоваться принципами, сформулированными в постановлении ЦК КПСС «О творческих связях литературно-художественных журналов с практикой коммунистического строительства», учитывая специфику циркового искусства;

- при рассмотрении творческих заявок и сценариев оказывать предпочтение работам, отличающимся оригинальностью и новизной трюкового репертуара, а также несущим эксцентрические и комические черты;

- разработать единую методику подготовки артистов-клоунов, систему их стажировки у ведущих мастеров клоунады, провести конференцию по обмену опытом режиссеров, работающих в этом жанре, оказывать действенную помощь в создании оригинальных клоунских спектаклей, разработать конкретные мероприятия по созданию нового злободневного репертуара;

- ликвидировать имеющуюся диспропорцию жанров, повысить идейно-художественный уровень произведений в области клоунады, музыкальной эксцентрики, гимнастики, эквилибра, акробатики, жонглирования, иллюзии, дрессуры и конных номеров;

- предлагалось также провести конкурсы среди режиссеров; в 1984 году совместно с Союзом писателей СССР провести 111 Всесоюзный конкурс на лучшее литературное произведение для артистов-клоунов и артистов разговорного жанра коллективов «Цирк на сцене»; в течение 1985 года провести конкурс номеров в жанре клоунады.

После внесения небольших поправок рекомендации были приняты единогласно. В. Г. Карижский, закрывая конференцию, поблагодарил ее организаторов и всех присутствующих, пожелал им успешной и плодотворной работы.

Г. АГАПОВА

оставить комментарий

 

 


© Ruscircus.ru, 2004-2013. При перепечатки текстов и фотографий, либо цитировании материалов гиперссылка на сайт www.ruscircus.ru обязательна.      Яндекс цитирования