В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ    
 







                  администрация сайта
                       +7(964) 645-70-54

                       info@ruscircus.ru

Невидимые партнеры цирка

С некоторых пор я иными глазами смотрю на манеж. Я вижу на ном то, чего не замечал прежде или воспринимал как обычное, само собой разумеющееся.

Костюмы артистов, ковер, барьерная дорожка, форганг, подвески, всевозможные аксессуары исполнителей — раньше все это умещалось а одно понятие: красиво или некрасиво. Теперь все, что находится на арене, вокруг арены, под куполом, зажило для меня особой, увлекательной жизнью. Ибо я знаю теперь, кто вдохнул ее в мертвый материал — сукно, шелк, железо, дерево, пластик. За каждой блесткой, за каждым штрихом ка ковре, за каждой складкой пышных одеяний я вижу верный глаз, отменный вкус, неутомимые руки и беспредельную любовь к цирку десятков и десятков незримых партнеров мастеров манежа. Это работники художественно-производственного комбината Союзгосцирка.

Заголовок «Незримые партнеры» — вовсе не образное выражение, некий журналистский прием. Я говорю о людях, с которыми познакомился на комбинате, людях, имеющих право делить с исполнителями их успех. Действительно, снимите с клоуна смешное одеяние, облачите наездницу в блеклое трико, уберите с костюма жонглера радугу блесток, унесите с манежа ярко раскрашенный ковер — и пропадут даже самые эффектные номера, словно съежится арена и опустится купол, и но будет уже того трепетного восторга, который рождает у нас посещение цирка.

Какой-то философ заметил, что даже самая высокая романтика держится на прочных земных опорах. Одной из таких прочных цирковых опор и является комбинат, которым вот уже много лет руководит Вениамин Дмитриевич Бальмонт. За последние годы здесь вдвое увеличили объем продукции при тех же производственных площадях и примерно том же численном составе коллектива. Ежегодно комбинат дает продукции почти на полтора миллиона рублей.

Итак, для начала несколько конкретных, деловых цифр, чтобы отчетливо представить себе, что это за подразделение в самой веселой армии — армии Союзгосцирка.

В прошлом. 1970 году сдано заказчикам свыше десяти тысяч мужских и женских костюмов, около четырех тысяч пар обуви, свыше тысячи головных уборов, две с половиной тысячи изделий из трикотажа. Это для артистов. Кроме того, для «Одежды» манежа изготовлено двести двадцать четыре предмета, сработано почти полторы тысячи шорных изделий, на 156 тысяч рублей выполнено механо-бутафорских работ.

А теперь пройдем по цехам комбината, подробнее познакомимся с его разнообразной продукцией...

Удивительные мастера трудятся в пошивочном цехе, который возглавляет Зинаида Федоровна Горохова. Если потребуется, они сошьют костюм хоть на всемирный конгресс мод, и в то же время могут изготовить такие одеяния, которые нигде, кроме как и цирке, не встретишь. Разнополые сюртуки, разноцветные панталоны, разнокалиберные рукава — все это тоже требует умения, мастерства, вкуса. И иллюзионист, примеряющий безукоризненно сидящий фрак, и клоун, на котором все вкривь и вкось, с одинаковой благодарностью говорят мастерам «спасибо!».

Вы никогда, очевидно, никогда не задумывались код тем, сколько блесток на цирковом костюме? Так вот, к примеру, в эффектный наряд дрессировщика Степана Исаакяна вшито пятнадцать тысяч крохотных металлических кружочков. При мне девушка украшала блестками рукав для платья наездницы. На него нужно четыре тысячи блесток. Два полных рабочих дни. На один только рукав!

Около восьми тысяч артистов на всесоюзном цирковом «конвейере» — и мастера комбината обшивают почти каждого. Индивидуально. Мне показывали картотеку цирковых артистов, подобную тем, что имеются в поликлиниках. Только вместо данных медицинских исследований здесь значатся все необходимые портновские координаты. Примерно раз а пять лет артисты проходят нечто вроде переосвидетельствования: пожалуй, как никто другой, мастера комбината следят за фигурами своих подопечных. Я как-то слышал за кулисами цирка, как один ветеран с гордостью говорил друзьям: «Был на примерке, все объемы на уровне шестьдесят пятого года. Закройщик остался мною доволен.

А что значит цирковой головной убор! Цилиндр и кокошник, тирольская шляпа с пером и немыслимый малахай с развесистыми ушами, котелок и сомбреро, «фуражечка», под которую сразу становятся трое... Здесь родилась всемирно известная ныне клетчатая кепка Олега Попова. Мне рассказывали. что кокошники для молодых балерин из Белорусского цирка были настолько красивы, что публика взрывалась аплодисментами при одном только появлении артисток на манеже.

Здесь создают головные уборы и для четвероногих исполнителей. Султаны для лошадей, кокетливые шляпки с цветочками для собачек, шлемы для обезьян...

Трикотажно-красильный цех комбината можно с полным основанием назвать «литейным цехом». Здесь ток и говорят: «Мы не вяжем, а «отливаем костюмы». Вспомните гимнастку на трапеции — ее гибкое тело выхвачено десятком прожекторов, она в фокусе внимания тысяч зрителей. Артистка делает немыслимые кульбиты, а ее трико всегда плотно облегает тело — ни одной лишней складки, ни одного шва. Оно слозно срослось с артисткой, стало ее естественным оперением». И возвращаясь к мысли, заложенной в заголовке, разэе нельзя сказать, что художник-модельер цеха Александра Михайловна Соколова и се мастерицы—партнеры гимнастки, партнеры всех, для кого они «отливают» свои чудо-костюмы.

Продукцию цирковых обувщиков я раньше в основном представляла себе по клоунским, немыслимых размеров ботинкам. Но теперь я внимательно оглядываю на манеже каждого исполнителя. Вот а сверкающих сапожках выехала наездница, пот а комичных башмаках с роликами катается косолапый Топтыгин, вот а мягких, плотно прилегающих к ноге тапочках, вышли турнисты, вот в сафьяновых сапожках с загнутыми носами шагает «факир» — все они обуты комбинатом. А если вам нужно запрячь слона или кролика, оседлать верблюда, выехать в собачьей упряжке — будьте спокойны: мастера сделают все по высшему классу.

Здесь шью? и новые цирки. Да, именно шьют, все шапито страны рождаются в комбинате (начальник цеха по изготовлению шапито— Николай Федорович Осипов). Я видел эти раскройные столы длиной а двадцать метров, видел необычные швейные машины, на которых работают одновременно две человека: с непослушным суровым брезентом одному не справиться. Доживи до наших дней Шамаханская царица, она непременно заказала бы себе шатер только в комбинате...

Изделия всех конфигураций, размеров, расцветок и назначений производит коллектив декоративно-манежного цеха, которым руководит Венедикт Анатольевич Бугаенко. В его ассортименте — сверкающий форганг и таинственное покрывало для аттракциона Кио, национальные флаги республик и оформление для молодого вьетнамского цирка...

Механо-бутафорский цех — царство чудес. Я, наверное, не был бы удивлен, если бы за одним из верстаков встретил Лесковского Левшу. Впрочем, каждый, кто здесь трудится, может с полным правом причислить себя к ближайшим родственникам тульского умельца.

Не буду даже выборочно перечислять изделия, которые производит цех. Скажу лишь, что все, на чем держится артист в воздухе, и все, что он держит при этом в руках, все, чем он удивляет и радует зрителя, все, что порой кажется нам непостижимым чудом, проходит через мучительный поиск, долгие и трудные эксперименты многих пюдей, подлинных знатоков своего дела.

Один из основателей цеха и ныне его начальник — Георгий Иванович Устинов. Пятнадцать лет назад он начинал здесь простым слесарем. Академиком цирковой механики называют сегодня Георгия Ивановича все, кому приходится иметь с ним дело. Искусными, многоопытными мастерами зарекомендовали себя ветераны комбината Александр Сергеевич Андреев и Фатех Таелеевич Махмутов, долгие годы проработавшие на манеже ассистентами, а ныне выпускающие лонжи, подвески, всю сложную систему цирковой безопасности. Я видел, каких трудов стоит им вплетать в толстые канаты стальную проволоку. Могу засвидетельствовать — делалось это тщательно, точно и с любовью. Жизнь актеров в надежных рабочих руках.

Будучи в цехе, я оказался свидетелем будничного, рядового эпизода. Неожиданно выяснилось, что булавы, которые комбинат делает по заказу циркового училища, на какое-то количество граммов тяжелее нормы. Подвело сырье — дерево оказалось более тяжелым. Теперь решался вопрос, как облегчить вес, не нарушая при этом пропорций частей булавы. Я знаю, что он з конце концов успешно решен. Но сколько до и после него и одновременно с ним решалось больших и малых вопросов. И не только в Москве. Мастера цеха нередко выезжают в цирки других городов, где монтируют, устанавливают и апробируют аппаратуру, изготовленную в цехах.

Изготовленную в цехах... И а представлении читателей, очевидно, невольно возникает привычный облик современного цеха, высокого, светлого, просторного, оснащенного новейшей техникой, включая испытательный стенд.

К сожалению, пока ничего этого нет. Ни в механо-бутафорском, ни в швейном, ни в шорном, ни а каком ином. Есть приспособленные подвалы жилых домов, есть небольшие тесные комнаты, в которых, вероятно, сподручно было бы ремонтировать велосипеды — не больше.

Сегодня комбинат с сотнями людей разбросан в пяти точках Москвы, а один филиал расположился даже в Московской области. Может быть, характер производства такое, что требует рассредоточения? Напротив, вся производственная деятельность коллектива страдает от такой раздробленности. Я ужо не говорю о заботах общественности, о культурно-воспитательном обслуживании рабочих и служащих.

Руководство комбината вот уже на протяжении многих лет пытается кардинально решить проблему. Два с половиной года назад дело вроде бы сдвинулось с мертвой точки. В марте 1969 года исполком Моссовета по представлению министра культуры СССР Е. А. Фурцевой принял решение о передаче для нужд комбината пятиэтажного доме по Старому шоссе. Коллектив встретил это решение с радостью: сразу решались все проблемы. Но прошел год-другой, и радость сменилась унынием. Жильцы дома, переданного комбинату, до сих пор не переселяются, не переводятся учреждения, занимающие первый этаж. (Кстати, дом этот строился давно, по принципу единой коридорной системы, без всяких современных удобств, и его жильцы с радостью переехали бы в новые квартиры.) Еле-еле комбинат отвоевал привычный для себя подвал, где намерен открыт» столярную мастерскую...

В крошечном кабинете Георгия Ивановича Устинова висит большой портрет одного из самых популярных цирковых артистов с такой надписью: «Работникам механо-бутафорского цеха с самыми наилучшими пожеланиями и благодарностью за помощь в работе. Юрий Никулин, октябрь 1970 года».

А сколько благодарственных записей в книге отзывов, сколько теплых, сердечных телеграмм из всех уголков страны и из-за рубежа! Ведь нет ни одной зарубежной гастроли, нет ни одного национального цирка в стране, ни одного аттракциона, которые бы обходились без помощи искусных и опытных рук работников комбината.

Очевидно, настало время практически помочь единственному в стране цирковому комбинату в решении его самой насущной и неотложной проблемы. Право же. его коллектив заслужил это своим многолетним самоотверженным трудом на благо советского циркового искусства,

ИМ. ЛЕВИН

оставить комментарий


 

 


© Ruscircus.ru, 2004-2013. При перепечатки текстов и фотографий, либо цитировании материалов гиперссылка на сайт www.ruscircus.ru обязательна.      Яндекс цитирования Rambler's Top100