В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ    
 







                  администрация сайта
                       +7(964) 645-70-54

                       info@ruscircus.ru

НОВОСТИ


отфильтровать новости по: году   по месяцу


- Адам Мовсарович, наш разговор хотелось бы начать с одного незаурядного факта, который вошел в вашу биографию и даже объявлен занесенным в Книгу рекордов Гиннесса. Давайте вспомним?

- Да, есть такой эпизод. У моего друга, с которым проработали в цирке не один десяток лет, был большой юбилей, и я решил преподнести ему необычный подарок - рекорд. Ведь мы, цирковые артисты, любим придумывать сами себе испытания. Так вот, на высоте 196 метров над пропастью в Карадахском ущелье я решил пройти по канату более пятидесяти метров без страховки и балансира. И не только пройти, но и выполнить ряд трюков, например, передний и задний кульбиты.

Так получилось, что это совпало с днем моего рождения. И хотя я в отличие от жены человек не суеверный, появилась все-таки предательская мысль: «А вдруг погибну в день рождения?» Сколько бывало таких случаев! Но потом вспомнил, что мама говорила об ошибке в записи даты: я родился не 24-го, а 25 июля. Вот так себя и успокоил.

Готовились мы к такому высотному «путешествию» вместе со специалистами МЧС. Они помогали закрепить трос между скалами. Потом ждали одиннадцать дней, пока утихнет мой главный враг - сильный ветер. Ну а когда настал «час икс», успешно выполнил все задуманное.

Зрителей мы никаких специально не собирали. И тем более представителей Книги рекордов. Пришли все, кто знал о моей задумке. Среди них только один любитель снял проход на пленку, и то не очень качественно. Словом, документы мы специально не оформляли, потому что не ради славы я прошел над пропастью.

- Как известно, и раньше знаменитые канатоходцы пытались не столько удивить публику, сколько доказать, что талантам человеческим нет предела... - Наш жанр уходит корнями в далекую древность. А истоки его - в потребностях обыденной жизни людей той поры. Предшественниками канатоходцев, например, в Древнем Китае были ремесленники, которые сплетали из джута канаты. По одной из версий историков, испытывая крепость изделия, они растягивали канат между деревьями или столбами, потом взбирались на него и подпрыгивали. Со временем это превратилось в своеобразную игру среди подмастерьев: кто дольше удержится на канате, кто осмелится станцевать, кто не побоится сделать это на большой высоте. Ну а потом наиболее ловкие и сильные превратили свое мастерство в профессию и стали демонстрировать различные номера и трюки перед публикой.

Одни из них, как в Древнем Риме, показывали меткую стрельбу из лука над бассейном или рекой, а затем эффектно прыгали в воду. Другие - устраивали танцы с мечами на канате, под которым укреплялись кинжалы острием вверх.

- И были свои рекорды?

- Конечно. В нашем жанре были и есть свои рекордсмены. У нас в России, например, был такой канатоходец - Федор Молодцов. Он ходил по натянутой проволоке на коньках, переносил на голове кипящий самовар с чашками. Сенсацией стали и его переходы по канату над Невой и Темзой, над водопадом в Финляндии. Так что я не первый и не единственный из тех, кто стремится достигнуть вершин нашего опасного искусства. - Вы ведь всегда работаете без страховки. И уже это создает у смотрящих на ваши трюки зрителей сильнейшее нервное напряжение. Ну а когда канатоходец Виситаев использует натянутую нить-струну, чтобы лечь в высоте на спину, то невольно вспоминаешь памятную фразу из рекламного телеролика: «Шок - это по-нашему!» Неужели там, между небом и землей, совсем не страшно?

- Главное, что необходимо знать и быть уверенным: ты это умеешь делать. В цирке даже есть такой неписаный закон, который требует, если что-то не получилось на репетиции - делай еще раз, еще десять, если надо - сто раз, пока получится.

Раньше, в Советском Союзе, всегда действовала техника безопасности. Страховочные тросы (лонжи) - это советское изобретение. Нигде в мире их не используют. Думаю, что артисты, которых надо постоянно страховать - не профессионалы. Ну за исключением, конечно, отдельных трюков. А главной страховкой должно быть мастерство. Если боишься - наверх залезать нельзя.

Поэтому, наверное, чем выше я поднимаюсь, тем больше меня охватывает состояние душевного подъема, ощущение свободы и даже, не побоюсь этого слова, всесилия. Помните, как поется в песне: «Есть только миг между прошлым и будущим. Именно он называется жизнь...» Начиная работать, я забываю обо всем. В мире остаются только двое: я и канат. Ну и, конечно, моя любимая жена Айна, когда на высоте мы вместе.

- И все-таки, несмотря на сказанное, были случаи, когда вы срывались и врачам приходилось и вас, и Айну буквально собирать по частям.

- Бывало всякое. В 1992-м году, например, разбился на гастролях в Англии. Осветитель не в ту сторону повернул луч прожектора, ослепил, когда я шел по канату. Придя в сознание, увидел кругом белые халаты. Пять из одиннадцати месяцев, отведенных на гастроли, провел на больничной койке. И то - не долежал. С несросшейся до конца рукой продолжил работу. К сожалению, и Айна не избежала падений. Сорвалась с каната в 1998 году в Санкт-Петербурге. В одном из элементов трюка я через нее должен был прыгать. Но случайно зацепил ее и сам соскользнул. Сам-то успел кое-как рукой удержаться. Тут же оглянулся - а она уже внизу...

В Военно-медицинской академии ее буквально заново восстановили прекрасные специалисты. Помню, когда на третий день она пришла в себя, я пробрался в реанимацию, подошел к ней и прошептал: «Не бойся, все будет хорошо!» А жена еле слышно мне вдруг ответила: «Все равно не надену лонжу».

- После перенесенных травм Айна продолжает работать с вами. Как к этому относитесь? Ведь есть понятие «остаточного эффекта» в движениях тела, да и просто из памяти, наверное, нелегко выбросить последствия такого срыва?

- С женой мы работаем вместе уже двадцать шесть лет. И я понимаю, почему она снова поднялась на высоту. Просто знает, что лучшего партнера у меня нет, мы с ней - одно целое. Рядом друг с другом не только на земле, но и там, на канате, нам спокойнее.

Хотя мы и не из цирковых семей, Айна, как и я, любит цирк с детства и уже не может без него жить. Еще в школе она начала осваивать азы гимнастики в народном цирке города Дербента в Дагестане. Потом работала «каучук», а в 1980 году исполнилась ее заветная мечта - подняться на высоту и оттуда покорять зрителей. Вот тогда-то мы и встретились в программе известного канатоходца, народного артиста России Яраги Гаджикурбанова. С тех пор всегда вместе. Так нам легче готовить новые номера и трюки и, если уж случилось, восстанавливаться после травм. Это мой самый близкий человек и помощник во всем.

- Вы рассказали о начале пути в цирковое искусство Айны. А как попал на манеж сам Адам Виситаев?

- В жизни нередко все определяет случай. Так произошло и со мной. Когда мне было десять лет, в наш аул в Введенском районе тогдашней Чечено-Ингушетии приехали цирковые артисты. На площади натянули канат и потом они показывали свое мастерство. До сих пор не могу объяснить почему, но я тут же заразился желанием сделать на высоте то же самое. Конечно, как и все мальчишки, любил лазать по заборам, порой рискуя сорваться. Но здесь почувствовал: меня ждет совсем другое. И потому, когда у артистов был выходной, а их канат, связанный из конских волос оставался натянутым, я стянул у них балансир и, пока никто не видел, повторил проход по всей длине. Все получилось здорово, хотя никогда раньше этого не пробовал. Потом удалось натянуть трос у нас в саду на высоте трех метров и постоянно на нем тренироваться. Хотя сам не знал, для чего. Но мое увлечение было замечено соседями, и я, подросток, стал получать приглашения выступить то на свадьбе, то на чьем-то юбилее, то на каких-то соревнованиях.

Страсть к канату довела меня даже до того, что уехал из дома «на гастроли» с одним заезжим цирком. Но отец, который был тогда председателем сельсовета, быстро нашел меня и вернул, серьезно наказав.

Потом была служба в армии, где я командовал артиллерийским взводом и тренироваться, конечно, не мог. А после армии приехал в Москву поступать в цирковое училище. Там посмотрели на что я способен и, сказав, что мне нечему учиться, позвонили в Тулу, где тогда был на гастролях Гаджикурбанов. «Слушай, - сказали Яраги Исаевичу, - тут парнишка ходит по проволоке лучше, чем по земле. Возьми его к себе!» Так началась моя жизнь в большом цирке...

- Ну и последний вопрос, Адам Мовсарович. Когда с вами общаешься, чувствуешь натуру романтическую, быть может даже слишком отвлеченную от земных проблем. Это, наверное, и определяет вашу любовь к «парению в надземной высоте». Как всякий романтик, вы ведь о чем-то мечтаете?

- Да, я действительно романтичный человек. И состояние моей души - как у восемнадцатилетнего юноши. Поэтому мечтаю, что в ближайшие сорок, а может и более лет, буду продолжать работать. Там, наверху, я всегда счастлив. Ну и еще одна скромная мечта. Найти себе учеников. Пока это не удается. Хотя повсюду развешиваю объявления: «Требуются партнеры-гимнасты. Обещаю сложную, но интересную работу»...

Беседу вел Аркадий КАЗИМИРОВ

"Парад-алле". ">

25/01/2007 00:00

Адам Виситаев: «Есть только миг между прошлым и будущим...»


- Адам Мовсарович, наш разговор хотелось бы начать с одного незаурядного факта, который вошел в вашу биографию и даже объявлен занесенным в Книгу рекордов Гиннесса. Давайте вспомним?

- Да, есть такой эпизод. У моего друга, с которым проработали в цирке не один десяток лет, был большой юбилей, и я решил преподнести ему необычный подарок - рекорд. Ведь мы, цирковые артисты, любим придумывать сами себе испытания. Так вот, на высоте 196 метров над пропастью в Карадахском ущелье я решил пройти по канату более пятидесяти метров без страховки и балансира. И не только пройти, но и выполнить ряд трюков, например, передний и задний кульбиты.

Так получилось, что это совпало с днем моего рождения. И хотя я в отличие от жены человек не суеверный, появилась все-таки предательская мысль: «А вдруг погибну в день рождения?» Сколько бывало таких случаев! Но потом вспомнил, что мама говорила об ошибке в записи даты: я родился не 24-го, а 25 июля. Вот так себя и успокоил.

Готовились мы к такому высотному «путешествию» вместе со специалистами МЧС. Они помогали закрепить трос между скалами. Потом ждали одиннадцать дней, пока утихнет мой главный враг - сильный ветер. Ну а когда настал «час икс», успешно выполнил все задуманное.

Зрителей мы никаких специально не собирали. И тем более представителей Книги рекордов. Пришли все, кто знал о моей задумке. Среди них только один любитель снял проход на пленку, и то не очень качественно. Словом, документы мы специально не оформляли, потому что не ради славы я прошел над пропастью.

- Как известно, и раньше знаменитые канатоходцы пытались не столько удивить публику, сколько доказать, что талантам человеческим нет предела... - Наш жанр уходит корнями в далекую древность. А истоки его - в потребностях обыденной жизни людей той поры. Предшественниками канатоходцев, например, в Древнем Китае были ремесленники, которые сплетали из джута канаты. По одной из версий историков, испытывая крепость изделия, они растягивали канат между деревьями или столбами, потом взбирались на него и подпрыгивали. Со временем это превратилось в своеобразную игру среди подмастерьев: кто дольше удержится на канате, кто осмелится станцевать, кто не побоится сделать это на большой высоте. Ну а потом наиболее ловкие и сильные превратили свое мастерство в профессию и стали демонстрировать различные номера и трюки перед публикой.

Одни из них, как в Древнем Риме, показывали меткую стрельбу из лука над бассейном или рекой, а затем эффектно прыгали в воду. Другие - устраивали танцы с мечами на канате, под которым укреплялись кинжалы острием вверх.

- И были свои рекорды?

- Конечно. В нашем жанре были и есть свои рекордсмены. У нас в России, например, был такой канатоходец - Федор Молодцов. Он ходил по натянутой проволоке на коньках, переносил на голове кипящий самовар с чашками. Сенсацией стали и его переходы по канату над Невой и Темзой, над водопадом в Финляндии. Так что я не первый и не единственный из тех, кто стремится достигнуть вершин нашего опасного искусства. - Вы ведь всегда работаете без страховки. И уже это создает у смотрящих на ваши трюки зрителей сильнейшее нервное напряжение. Ну а когда канатоходец Виситаев использует натянутую нить-струну, чтобы лечь в высоте на спину, то невольно вспоминаешь памятную фразу из рекламного телеролика: «Шок - это по-нашему!» Неужели там, между небом и землей, совсем не страшно?

- Главное, что необходимо знать и быть уверенным: ты это умеешь делать. В цирке даже есть такой неписаный закон, который требует, если что-то не получилось на репетиции - делай еще раз, еще десять, если надо - сто раз, пока получится.

Раньше, в Советском Союзе, всегда действовала техника безопасности. Страховочные тросы (лонжи) - это советское изобретение. Нигде в мире их не используют. Думаю, что артисты, которых надо постоянно страховать - не профессионалы. Ну за исключением, конечно, отдельных трюков. А главной страховкой должно быть мастерство. Если боишься - наверх залезать нельзя.

Поэтому, наверное, чем выше я поднимаюсь, тем больше меня охватывает состояние душевного подъема, ощущение свободы и даже, не побоюсь этого слова, всесилия. Помните, как поется в песне: «Есть только миг между прошлым и будущим. Именно он называется жизнь...» Начиная работать, я забываю обо всем. В мире остаются только двое: я и канат. Ну и, конечно, моя любимая жена Айна, когда на высоте мы вместе.

- И все-таки, несмотря на сказанное, были случаи, когда вы срывались и врачам приходилось и вас, и Айну буквально собирать по частям.

- Бывало всякое. В 1992-м году, например, разбился на гастролях в Англии. Осветитель не в ту сторону повернул луч прожектора, ослепил, когда я шел по канату. Придя в сознание, увидел кругом белые халаты. Пять из одиннадцати месяцев, отведенных на гастроли, провел на больничной койке. И то - не долежал. С несросшейся до конца рукой продолжил работу. К сожалению, и Айна не избежала падений. Сорвалась с каната в 1998 году в Санкт-Петербурге. В одном из элементов трюка я через нее должен был прыгать. Но случайно зацепил ее и сам соскользнул. Сам-то успел кое-как рукой удержаться. Тут же оглянулся - а она уже внизу...

В Военно-медицинской академии ее буквально заново восстановили прекрасные специалисты. Помню, когда на третий день она пришла в себя, я пробрался в реанимацию, подошел к ней и прошептал: «Не бойся, все будет хорошо!» А жена еле слышно мне вдруг ответила: «Все равно не надену лонжу».

- После перенесенных травм Айна продолжает работать с вами. Как к этому относитесь? Ведь есть понятие «остаточного эффекта» в движениях тела, да и просто из памяти, наверное, нелегко выбросить последствия такого срыва?

- С женой мы работаем вместе уже двадцать шесть лет. И я понимаю, почему она снова поднялась на высоту. Просто знает, что лучшего партнера у меня нет, мы с ней - одно целое. Рядом друг с другом не только на земле, но и там, на канате, нам спокойнее.

Хотя мы и не из цирковых семей, Айна, как и я, любит цирк с детства и уже не может без него жить. Еще в школе она начала осваивать азы гимнастики в народном цирке города Дербента в Дагестане. Потом работала «каучук», а в 1980 году исполнилась ее заветная мечта - подняться на высоту и оттуда покорять зрителей. Вот тогда-то мы и встретились в программе известного канатоходца, народного артиста России Яраги Гаджикурбанова. С тех пор всегда вместе. Так нам легче готовить новые номера и трюки и, если уж случилось, восстанавливаться после травм. Это мой самый близкий человек и помощник во всем.

- Вы рассказали о начале пути в цирковое искусство Айны. А как попал на манеж сам Адам Виситаев?

- В жизни нередко все определяет случай. Так произошло и со мной. Когда мне было десять лет, в наш аул в Введенском районе тогдашней Чечено-Ингушетии приехали цирковые артисты. На площади натянули канат и потом они показывали свое мастерство. До сих пор не могу объяснить почему, но я тут же заразился желанием сделать на высоте то же самое. Конечно, как и все мальчишки, любил лазать по заборам, порой рискуя сорваться. Но здесь почувствовал: меня ждет совсем другое. И потому, когда у артистов был выходной, а их канат, связанный из конских волос оставался натянутым, я стянул у них балансир и, пока никто не видел, повторил проход по всей длине. Все получилось здорово, хотя никогда раньше этого не пробовал. Потом удалось натянуть трос у нас в саду на высоте трех метров и постоянно на нем тренироваться. Хотя сам не знал, для чего. Но мое увлечение было замечено соседями, и я, подросток, стал получать приглашения выступить то на свадьбе, то на чьем-то юбилее, то на каких-то соревнованиях.

Страсть к канату довела меня даже до того, что уехал из дома «на гастроли» с одним заезжим цирком. Но отец, который был тогда председателем сельсовета, быстро нашел меня и вернул, серьезно наказав.

Потом была служба в армии, где я командовал артиллерийским взводом и тренироваться, конечно, не мог. А после армии приехал в Москву поступать в цирковое училище. Там посмотрели на что я способен и, сказав, что мне нечему учиться, позвонили в Тулу, где тогда был на гастролях Гаджикурбанов. «Слушай, - сказали Яраги Исаевичу, - тут парнишка ходит по проволоке лучше, чем по земле. Возьми его к себе!» Так началась моя жизнь в большом цирке...

- Ну и последний вопрос, Адам Мовсарович. Когда с вами общаешься, чувствуешь натуру романтическую, быть может даже слишком отвлеченную от земных проблем. Это, наверное, и определяет вашу любовь к «парению в надземной высоте». Как всякий романтик, вы ведь о чем-то мечтаете?

- Да, я действительно романтичный человек. И состояние моей души - как у восемнадцатилетнего юноши. Поэтому мечтаю, что в ближайшие сорок, а может и более лет, буду продолжать работать. Там, наверху, я всегда счастлив. Ну и еще одна скромная мечта. Найти себе учеников. Пока это не удается. Хотя повсюду развешиваю объявления: «Требуются партнеры-гимнасты. Обещаю сложную, но интересную работу»...

Беседу вел Аркадий КАЗИМИРОВ

"Парад-алле". "> Подробнее >>>


Видео-анонс вечера, посвященого 85- летию цирка Ю.В.Никулина. ">

25/01/2007 00:00

Смотрите видео-анонс вечера, посвященого 85- летию цирка Ю.В.Никулина.

Видео-анонс вечера, посвященого 85- летию цирка Ю.В.Никулина. "> Подробнее >>>



***

Для Рустама Бедрединова все началось с билета на выпускной спектакль ГУЦЭИ. Аббревиатура эта ему почти ничего не говорила, но вечер был свободный, делать было нечего, и он пошел – скорее всего, из любопытства. А, посмотрев представление, заболел цирком и твердо решил: "После школы – только в училище. Стану жонглером!". Правда, с первого захода поступить не удалось, зато во второй раз, в 2002 году, его приняли, да сразу на II курс – учитывая отличную подготовку.

Рустаму повезло еще и тем, что педагогом его стала Надежда Акоповна Ашвиц. Зрители среднего поколения, несомненно, помнят ее и как руководителя блистательной группы жонглеров, и как создателя оригинального номера для Молдавского циркового коллектива. Закончив выступать на манеже, Надежда Ашвиц преподает в цирковом училище, передает свой опыт и навыки мастерства своим ученикам – будущим артистам. Одним из этих учеников и стал Рустам Бедрединов. Постигая азы жонглирования, он начал осваивать и моноцикл. А позже, Надежда Ашвиц и режиссер Юлия Георгиевна Георгиева подготовили для своего воспитанника композицию, в которой органично слились фигурная езда на разновеликих моноциклах и жонглирование мячами. Номера подобного плана на наших манежах не редкость, тем труднее было придумать что-то оригинальное, выделяющееся "лица необщим выраженьем". По реакции зрителей, тепло принимающих артиста, номер удался. Но как это трудно для новичка, еще вчера постигавшего непростую цирковую науку – скрыть технические трудности номера, непринужденно жонглировать мячами, раскатывая на моноцикле по арене. Эта легкость достигалась годами учения. И сегодня Рустам органично воплощается в образ озорного мальчишки, для которого все, что он делает – сплошное удовольствие. Кстати, создатели номера так и назвали его – "Street Bike" ("Уличный велосипед").

Понимая, что до совершенства еще далеко, Рустам много работает для достижения полной свободы поведения на манеже. Чтобы все, что он делает, воспринималось публикой как легкая и веселая игра. И это ему удается – и когда он вбегает из-за форганга на манеж, легко вспрыгивает на моноцикл, лавируя среди разбросанных в беспорядке мячей. А затем, не сходя с моноцикла, подбирает один за другим мячи и начинает ими жонглировать, выделывает при этом пируэты, въезжает на установленную на арене доску-трамплин, и съезжает с нее. Перед нами юноша, которого переполняет ощущение жизненных сил. И ощущение это передается залу.

***

А Евгений Волчков и Виктор Царев пришли в училище из цирковой самодеятельности, где занимались акробатикой. Из Краснодарского края приехал в Москву Александр Бульский – поступать в училище его надоумили старшие братья – артисты цирка. Здесь, в ГУЦЭИ, все трое попали к педагогу Владимиру Федоровичу Алексееву, учились стоять на руках, выполнять элементы эквилибристики и силовой акробатики. Позже началась подготовка к будущему номеру: разученные комбинации – копфштейн, переброска партнера из рук в руки, стойки с подсечками, сальто, винты, и, наконец, венчающий выступление коронный трюк "горизонт" – соединили в единую композицию. Режиссер Евгений Алексеевич Алексеев выстроил номер так, чтобы он выгодно отличался от других подобных. Главным тут было отойти от общепринятой схемы: трюк – комплимент – трюк, создать художественно целостное произведение, все части которого были бы органично связаны друг с другом и в конечном итоге доставляли зрителям эстетическое удовольствие. Чтобы образный строй номера и единое художественное решение сочетались с характером и содержанием трюков. И такой номер получился. Режиссеру и молодым артистам удалось передать сочетание красоты человеческого тела и духовной одухотворенности. Эквилибр и высокий темп – понятия несовместимые, но именно в этом ключе строится весь номер, который получился не привычно плавно-замедленным, а стремительным и динамичным. Силовые комбинации умело вплетаются в вольтижные трюки.

***

Молодые исполнители, о которых я рассказал, признаются, что в их номерах, конечно еще немало шероховатостей и продолжают работать над собой. Это видно от представления к представлению: выступления становятся более динамичными, драматургически стройными.

Они еще в самом начале пути. Как этот путь сложится, зависит, прежде всего, от них самих, от их работоспособности, упорства, стремления. Народная артистка России Татьяна Филатова, в коллективе которой работают эти начинающие цирковую жизнь артисты, считает, что номера ребят несомненно являются украшением программы, и уже сегодня виден большой потенциал, их стремление выкладываться "на полную катушку", желание сделать свои выступления лучшее, зрелищнее.

Николай АРАКЕЛОВ.

"Парад-Алле" ">

23/01/2007 00:00

С началом! Николай Аракелов


***

Для Рустама Бедрединова все началось с билета на выпускной спектакль ГУЦЭИ. Аббревиатура эта ему почти ничего не говорила, но вечер был свободный, делать было нечего, и он пошел – скорее всего, из любопытства. А, посмотрев представление, заболел цирком и твердо решил: "После школы – только в училище. Стану жонглером!". Правда, с первого захода поступить не удалось, зато во второй раз, в 2002 году, его приняли, да сразу на II курс – учитывая отличную подготовку.

Рустаму повезло еще и тем, что педагогом его стала Надежда Акоповна Ашвиц. Зрители среднего поколения, несомненно, помнят ее и как руководителя блистательной группы жонглеров, и как создателя оригинального номера для Молдавского циркового коллектива. Закончив выступать на манеже, Надежда Ашвиц преподает в цирковом училище, передает свой опыт и навыки мастерства своим ученикам – будущим артистам. Одним из этих учеников и стал Рустам Бедрединов. Постигая азы жонглирования, он начал осваивать и моноцикл. А позже, Надежда Ашвиц и режиссер Юлия Георгиевна Георгиева подготовили для своего воспитанника композицию, в которой органично слились фигурная езда на разновеликих моноциклах и жонглирование мячами. Номера подобного плана на наших манежах не редкость, тем труднее было придумать что-то оригинальное, выделяющееся "лица необщим выраженьем". По реакции зрителей, тепло принимающих артиста, номер удался. Но как это трудно для новичка, еще вчера постигавшего непростую цирковую науку – скрыть технические трудности номера, непринужденно жонглировать мячами, раскатывая на моноцикле по арене. Эта легкость достигалась годами учения. И сегодня Рустам органично воплощается в образ озорного мальчишки, для которого все, что он делает – сплошное удовольствие. Кстати, создатели номера так и назвали его – "Street Bike" ("Уличный велосипед").

Понимая, что до совершенства еще далеко, Рустам много работает для достижения полной свободы поведения на манеже. Чтобы все, что он делает, воспринималось публикой как легкая и веселая игра. И это ему удается – и когда он вбегает из-за форганга на манеж, легко вспрыгивает на моноцикл, лавируя среди разбросанных в беспорядке мячей. А затем, не сходя с моноцикла, подбирает один за другим мячи и начинает ими жонглировать, выделывает при этом пируэты, въезжает на установленную на арене доску-трамплин, и съезжает с нее. Перед нами юноша, которого переполняет ощущение жизненных сил. И ощущение это передается залу.

***

А Евгений Волчков и Виктор Царев пришли в училище из цирковой самодеятельности, где занимались акробатикой. Из Краснодарского края приехал в Москву Александр Бульский – поступать в училище его надоумили старшие братья – артисты цирка. Здесь, в ГУЦЭИ, все трое попали к педагогу Владимиру Федоровичу Алексееву, учились стоять на руках, выполнять элементы эквилибристики и силовой акробатики. Позже началась подготовка к будущему номеру: разученные комбинации – копфштейн, переброска партнера из рук в руки, стойки с подсечками, сальто, винты, и, наконец, венчающий выступление коронный трюк "горизонт" – соединили в единую композицию. Режиссер Евгений Алексеевич Алексеев выстроил номер так, чтобы он выгодно отличался от других подобных. Главным тут было отойти от общепринятой схемы: трюк – комплимент – трюк, создать художественно целостное произведение, все части которого были бы органично связаны друг с другом и в конечном итоге доставляли зрителям эстетическое удовольствие. Чтобы образный строй номера и единое художественное решение сочетались с характером и содержанием трюков. И такой номер получился. Режиссеру и молодым артистам удалось передать сочетание красоты человеческого тела и духовной одухотворенности. Эквилибр и высокий темп – понятия несовместимые, но именно в этом ключе строится весь номер, который получился не привычно плавно-замедленным, а стремительным и динамичным. Силовые комбинации умело вплетаются в вольтижные трюки.

***

Молодые исполнители, о которых я рассказал, признаются, что в их номерах, конечно еще немало шероховатостей и продолжают работать над собой. Это видно от представления к представлению: выступления становятся более динамичными, драматургически стройными.

Они еще в самом начале пути. Как этот путь сложится, зависит, прежде всего, от них самих, от их работоспособности, упорства, стремления. Народная артистка России Татьяна Филатова, в коллективе которой работают эти начинающие цирковую жизнь артисты, считает, что номера ребят несомненно являются украшением программы, и уже сегодня виден большой потенциал, их стремление выкладываться "на полную катушку", желание сделать свои выступления лучшее, зрелищнее.

Николай АРАКЕЛОВ.

"Парад-Алле" "> Подробнее >>>


Обсудить на форуме ">

23/01/2007 00:00

В ставропольском цирке питон задушил смотрительницу за рептилиями

Обсудить на форуме "> Подробнее >>>



Досовы -Акробаты с подкидными досками Россия Цирк Никулина

Акробатическая труппа Гуан-чжоу « Tableau en Or » - антиподисты

Труппа Домчин - "Паралельные качели"

Бронзовый клоун

Дует Боровы (Росгосцирк)

Руслан Садоев - акробат на лошади Россия

Фререс - комик

Том Дик мл. - Хищники

Воздушное танго цирк Глобус - гимнасты

">

22/01/2007 00:00

Результаты 31-го международного фестиваля цирка в Монте Карло.


Досовы -Акробаты с подкидными досками Россия Цирк Никулина

Акробатическая труппа Гуан-чжоу « Tableau en Or » - антиподисты

Труппа Домчин - "Паралельные качели"

Бронзовый клоун

Дует Боровы (Росгосцирк)

Руслан Садоев - акробат на лошади Россия

Фререс - комик

Том Дик мл. - Хищники

Воздушное танго цирк Глобус - гимнасты

"> Подробнее >>>


22/01/2007 00:00

Фотографии артистов цирка

Подробнее >>>


18/01/2007 00:00

31 Цирковой фестиваль в Монте-Карло пройдет c 18 по 28 января.

Подробнее >>>


18/01/2007 00:00

2 Всероссийский конкурс Принцесса цирка, пройдет в Саратове во второй половине февраля.

Подробнее >>>


17/01/2007 00:00

Т.Гарди отрежет нос желающему из читателей. Е.П.Чернов.

Подробнее >>>



И ничего в этом предосудительного, в общем, нет – сколько их нынче развелось, римейков, повсюду: в театре, на эстраде, в кино, на телевидении… А, сколько их было прежде? В конце концов, достаточно вспомнить, что за У.Шекспиром не числится ни одного оригинального сюжета, все творения гения – это римейки предшествующих историй. Впрочем, это так, к слову.

Теперь, с горних поэтических высей спустимся на наш грешный цирковой манеж и посмотрим, что там происходит. Программа "Все звезды в Цирке" посвящена празднованию 35-летия Большого московского государственного цирка. По обыкновению блестяще звучит увертюра в живом исполнении оркестра Большого московского цирка – фантазии на тему песни Ю.Милютина на слова Е.Долматовского «Ленинские горы».

Поколение зрителей, кому «порядком за тридцать пять», имеют возможность на лёгких крыльях воспоминаний унестись в 1948 год – год создания этой замечательной песни, ставшей своеобразным гимном района некогда Ленинских, а ныне Воробьевых гор столицы. Наиболее пытливые возможно припомнят, что пятая строфа в песне изначально выглядела так: Сейчас пустынны Ленинские горы, Но флаги стройки вьются на ветру, Украшен ими наш великий город, Сюда придут студенты поутру. Годом позже Е.Долматовский, разумеется, переписал эту строфу.

Получилось так:
Вы стали выше, Ленинские горы, Здесь корпуса стоят, как на смотру, Украшен ими наш великий город, Сюда придут студенты поутру.

Двадцать лет спустя, сюда, вместе со студентами, пришли и первые зрители открывать Новый цирк – так его тогда называли. Чтобы не возникло сомнений, что празднуется именно «день рождения», юбилейное цирковое торжество «украшается» американской музыкальной виньеткой «Happy birthday to you». (?)

После чего следуют «юбилейные» слова Ведущего, роль которого увлечённо исполняет клоун Андрей Шарнин. Этого одарённого артиста выдают узнаваемые клоунские интонации и обертона скорее классического буффона, нежели классического шпрехшталмейстера. Следом, на манеж выбегают артисты разных жанров, с незатейливым искрящимся калейдоскопом цирковых трюков – тем, что в старом цирке называлось «шари-вари».

Среди пёстрой артистической ватаги мелькают жонглёры, акробаты, эквилибристы, классическая клоунская пара «Белый» и «Рыжий» и, видимо, для полноты впечатления «ожившая» копия известной картины Пабло Пикассо «Девочка на шаре». Что празднуется? Может день рождения собственно циркового искусства?

Но вопроса задать не успеваешь, потому, что грядёт самое интересное: «Смертельный номер, - не без иронии объявляет Ведущий, - полёт из пушки на Луну, в исполнении несравненной мадмуазель Марион Диксон». Запряжённая цугом пара лошадей торжественно вывозит на манеж ту самую пушку, которая, как многие помнят, «выстреливала» в фильме Григория Александрова «Цирк», вышедшего на экраны СССР в 1936 году.

В роли Марион Диксон на сей раз рискнула выступить Дарья Костюк. В портретном гриме Любови Орловой, героини знаменитого фильма, исполнив незамысловатый танец, молодая артистка аккуратно проартикулировала пару куплетов под фонограмму песни «Я из пушки в небо уйду…» и унеслась под купол цирка на бутафорскую луну. Далее последовал номер воздушных гимнастов на ремнях под вокальный аккомпанемент «фабричной звезды» трёхлетней выдержки Константина Легостаева с песней более чем сомнительных поэтических достоинств: «Мы с тобой улетаем / Под одним одеялом / Нам с тобой не до снов …». На этом эпизод «пушканианы» завершается, оставив грустное недоумение.

В утешение остаётся вспомнить классиков жанра, - И.Ильфа и Е.Петрова, - написавших не только сценарий знаменитого александровского фильма, но и высказавшихся исчерпывающе, по другому, правда, поводу: «Молчи грусть, молчи…». Но, не будем о грустном. Приглядимся к клоунам. Молодые и, несомненно, одарённые Олег Белогорлов и Сергей Колганов, называют себя внуками лейтенанта Шмидта. Для этого есть резоны.

Манежный персонаж С.Колганова чертами характера, поведением и в особенности пластическим рисунком роли почти впрямую ассоциируется с Шурой Балагановым, в кинематографическом исполнении Леонида Куравлёва. Есть у героя, играемого С.Колгановым и цирковой праобраз, влияние которого на молодого артиста, кажется более чем благотворным. Это, пожалуй, лучший современный клоун Европы Андрей Жигалов. С клоунским героем в исполнении С.Колганова, подобная реминисценция не столь очевидна. Продолжая киноаналогию, герой Колганова, скорее, ассоциируется с неподражаемым Эрастом Гариным в довоенном советском фильме «Женитьба».

При всём том, этим молодым и полагаю, перспективным ковёрным присуще ценнейшее качество: они обладают несомненной органикой манежного существования и актёрским обаянием. В репризах «Напёрстки», «Вода», «Дирижёр» и особенно «Фрукты» – у них масса любопытных актёрских и режиссёрских находок – зачастую остроумных, выразительных, просто смешных, наконец.

Тем временем юбилейное представление динамично набирает обороты. Ведущий бодро оповещает публику о том, что «…проездом из Северной Америки в Южную…» На манеже появляются акробаты с подкидными досками под руководством Д.Асадуллина. Вполне, надо сказать, добротный, качественно сделанный, хотя и не высшего трюкового уровня акробатический цирковой номер. Режиссёрское решение – в стилистике и пластике рок-н-ролла, в сопровождении зажигательных хитов Чака Бэрри – кумира американской молодёжи 50-х годов прошлого столетия. Здесь необходимо краткое отступление.

Дело в том, что акробатические номера отечественного цирка с подкидными досками были и остаются лидерами жанра в мировой «табели о рангах», диктующими моду и определяющими профессиональный уровень. Тем сложнее была задача постановщиков, пытавшихся создать собственную, отличную от других версию классического номера из множества ей предшествовавших: от стилизаций древнеязыческой Руси, Ближнего Востока, Венецианского карнавала и, тому подобное, вплоть до «Новых русских». При кажущейся простоте алгоритма подобных постановок, расшифровать его в цирковой практике удавалось далеко не всем. Тут важно попасть в «золотое сечение» выразительных средств, соразмерив замысел с имеющимися возможностями исполнителей.

Ну не может хороший акробат более или менее сносно исполнять рок-н-ролл! А также: венский вальс, полонез, фокстрот и танго… Даже если вокруг него симпатичный кабаретный (?) кордебалет делает это с невероятной лёгкостью и увлечением, почти соответствуя американским стандартам. В случае с Асадуллиными, увы, «открытия» Америки не случилось. Всё же, акробату, как ни крути – акробатово! Что же касается танцев, актёрских переживаний, пластических экзерсисов и прочей «стилизации» – в меру!

Под вокальный аккомпанемент ещё одного «фабриканта» с явно просроченным «сроком использования» Джема Шерифа, работает в программе дрессировщик собачек Николай Горковенко. И вроде бы всё у него в номере есть: прыгают собачки через барьерчики, послушно семенят передними и задними лапками вокруг манежа и даже в футбол играют… И артист очень старается не отстать от «поезда времени», который, как мне представляется, давно ушёл. Но я не сказал артисту об этом, увидев его за кулисами после спектакля.

Я ничего «такого» не сказал целеустремлённому и разносторонне одарённому дрессировщику обезьян, собак и медведей Мураду Абдуллаеву. Я даже не заикнулся о его, скажем так, странной манере поминутно менять выражение лица: со спокойно-уверенного, во время исполнения животными довольно забавных трюков, на деланную, рафинадно-медовую улыбку – во время исполнения нескончаемых «комплиментов». Об этих своих ощущениях – ни единым звуком не обмолвился.

«Эквилибристы на вольностоящих лестницах» Виктория и Дмитрий Дворецкие несколько лет назад заявили о своих творческих перспективах и устремлениях. Сегодня Дворецкие – вполне реализовавшиеся творческие личности, современные цирковые артисты. Им удалось очень много: избавить своих зрителей от скуки жанра (всё же эквилибр – достаточно статичен!) и «провинциальности» исполнения. Правда, «картинку» сильно портит «бэк-инструменталист», скрипач-виртуоз, как его представил Ведущий, Ст.Мезенцев. В дуэте Дворецких, третий – явно лишний. Дворецкие успели в поезд сегодняшнего времени. Не скажу, что они находятся в самом первом вагоне. Но они, безусловно, располагаются в головной части состава. Арт-фолк шоу "Карагод" в ярмарочно-лубочных костюмах и несколько развязной манере озвучил собственную, надо полагать, «фанеру», приправив этнические попевки нехитрыми пританцовками и нарочитым гримасничаньем. Что было особенно заметно, когда пятёрка ядрёных русских красавиц зачем-то прошлась вдоль первых рядов партера.

Цирк на льду был представлен номерами «вертушки» и «скакалки» и оставил странное впечатление: как-будто пришёл посмотреть «произвольную» программу, а попал на «обязательную». Второе отделение открывал классический воздушный полёт под руководством Г.Джусоева. Но тоже, с очень уж «обязательной», при том, совсем уж, «короткой» программой. Озвучил выступление гимнастов, ныне активно действующая телезвезда – Александр Маршал. Он в тот вечер «солировал». Тут надо заметить, что своеобразие юбилейного проекта в цирке на Вернадского заключается в том, что каждый день «звёзды» меняются и обновляются.

Завтра на смену Маршалу выйдет Катя Лель, потом П.Нарцисс, потом Ю.Савичева, далее споют «Сливки», затем «Отпетые мошенники» и проч. и проч. По мере способностей кто-то из певцов «рискнёт» подняться под купол на трапеции, или на полотнищах, проедется на лошади или, как Маршал, «исчезнет» в иллюзионном ящике… Перед финалом Вера и Юрий Дуровы энергично демонстрируют достаточно традиционную «дуровскую» дрессуру слонов. Пороху, что называется, артисты не выдумали. К такому случаю подобает отнестись с пониманием: необходимо сохранять традиции, соблюдая своеобразный ритуал. Почему? Потому же, почему нельзя рушить музеи – варварство и культурный грех. Финалят программу молодые энергичные джигиты, возглавляемые Я.Экком и воодушевляемые известной песней А.Маршала «Вьётся дорога, до родного порога…» Признаюсь, моя реакция разошлась с реакцией части зрительного зала, наградившей артистов аплодисментами. Есть что-то надуманное, неестественное в том, что русские парни в косоворотках на горячих терских скакунах демонстрируют… лихую джигитовку. Цирк на Цветном отметил 85-летие Ю.В.Никулина юбилейным дивертисментом «Берегите клоунов». Главным козырем, изюминкой или как теперь говорят, «фишкой» этой программы явилось исполнение нескольких реприз «двойниками» клоунов Юрия Никулина и Михаила Шуйдина, молодыми артистами Ильдаром Мухамеджановым и Русланом Марчевским.

К столь рискованному шагу постановщиков программы можно относиться по-разному. Во все времена кумирам подражали, их копировали и старались, как можно точнее воспроизвести характерные черты, особенности и манеру поведения любимых героев. Можно, к примеру, вспомнить о поистине всемирном признании экранного героя Чарли Чаплина, породившем в своё время, бессчётное число восторженных почитателей, включая голливудских актрис и актёров практически во всех странах мира, включая СССР и Китай. По утверждению биографов артиста, однажды был объявлен конкурс двойников Чарли, на котором сам Чаплин занял… четвёртое место! (по другим источникам – десятое). Ещё можно вспомнить, как во время празднования своего семидесятилетия на манеже цирка на Цветном Юрий Владимирович Никулин, с присущей ему склонностью к мистификациям разыграл публику.

После объявления ведущего: «Весь вечер на манеже…» сверху по лестнице с характерными жестами приветствия появлялся юбиляр и начинал медленно спускаться в манеж. Публика восторженно встречала своего любимца. Но, по мере приближения к манежу, аплодисменты стихли, публика заподозрила что-то неладное. «Этот» Никулин выглядел как-то… странно. Над цирком повисала секундная пауза растерянности. И в этот момент открывался форганг, из которого появлялись, на сей раз, настоящие Ю.Никулин и М.Шуйдин, награждаемые шквальными овациями и дружным смехом зала. К всеобщей радости розыгрыш имел оглушительный успех. То, чем заняты молодые артисты Ильдар Мухамеджанов и Руслан Марчевский в программе «Берегите клоунов» розыгрышем, а тем более удачным, не назовешь. В портретном гриме и костюмах Ю.Никулина и М.Шуйдина артисты исполняют несколько известнейших реприз из репертуара прославленных советских клоунов. Ощущение от такого режиссёрского решения достаточно странное и противоречивое: как будто позвали на юбилей, долго уговаривали пригубить хорошего вина и, наконец, когда ты согласился, оказалось, что в фужере… вода. В современной лексике подобные розыгрыши называются подставой. Постановщику программы «Берегите клоунов» наверняка известно, что редкостный дар удивительной цирковой клоунской пары Никулин-Шуйдин во многом складывался и базировался на остроумных и злободневных текстах, остротах и репликах, подаваемых с неподражаемой интонацией. Юрий Владимирович и Михаил Иванович были, прежде всего, клоунами-разговорниками. Эта клоунская «краска» молодым артистам изначально оказалась недоступна. Они оставили себе лишь более или менее удачное копирование внешнего рисунка роли. А этого оказалось, увы, недостаточно. «Бревно», в исполнении молодых артистов – самая, пожалуй, провальная реприза.

У «первоисточников», как все помнят, всё обстояло с точностью до наоборот. Вряд ли кто станет возражать против общепринятой актёрской практики, во время которой молодые актёры-клоуны осваивают азы профессии на классическом клоунском репертуаре предшественников. Молодые студенты на репризах мастеров учатся умению концентрировать внимание зала, отыгрывать паузу или реплику, расставлять смысловые акценты, жестом передавать настроение и т. д. и т. п. Но всё это – за пределами манежа! В аудитории, под присмотром педагога. Сегодня как, впрочем, и прежде, это называется «муштра и тренинг» - школой молодого актёра. Зрителям спектакля «Берегите клоунов» предложено поверить, что «школа» может заменить, или хотя бы сравняться с «университетом»? Но так не бывает! Потому, что этого не может быть никогда! Сдержанный зрительский приём новоиспечённых двойников Никулина и Шуйдина – яркое тому подтверждение.

Изначально получив столь сомнительного свойства «камертон», тем не менее, программа «Берегите клоунов», ведомая постановщиком, стремится сохранить динамику и разнообразие номеров и жанров. Эксцентрики на велосипедах Зементовы, выступление которых выстроено в так называемом ретро-стиле – довольно искренне разыгранная акробатическая сценка с множеством комических мизансцен и нелепых падений-каскадов. На протяжении доброго десятка лет номер Зементовых не раз открывал программы Большого Московского цирка, практически в своём неизменном технически-трюковом качестве и в той же разноцветно-лоскутной цветовой гамме реквизита и костюмов. Не новичок в жанре и Айрат Вильданов, размеренно и чётко работающий с дрессированными обезьянками – любимицами детской зрительской аудитории. Мы часто по инерции повторяем: нынешняя действительность так переменчива и стремительна. Глядя на выступление Зементовых и А.Вильданова этого не скажешь. А жаль.

И впрямь, беспрестанно меняющаяся действительность давно уже принесла понимание того, что современный цирковой номер, (а равно и аттракцион, программа, шоу и т.д.) хотим мы того или нет, - продукт «скоропортящийся», нуждающийся в регулярном художественном обновлении и модернизации. Это ни бог весть, какая искусствоведческая мудрость, но лишь актуальная констатация фактического положения вещей. В этом, лишний раз убеждаешься, когда видишь номер с дрессированными медведями Николая и Анастасии Новичковых. Есть в этом номере ряд эффектных традиционных «медвежьих» трюков, но есть в нём и трюки, что называется фирменные, однако... Да простят меня артисты, актёрская манера отца и дочери Новичковых усердно изображать многозначительный вид при каждом незначительном повороте животного, делать победительные жесты и таинственные пассы буквально на каждом шагу в манеже… А при этом ещё и обо всём этом, опять же буквально, рассказывать зрителям, то есть вести со зрительным залом непрерывный словесный диалог… Право же, стоит ли так стараться! Мы не в провинциальной антрепризе и на дворе, слава богу, ХХI век. И без того – всё и всем понятно.

Пригласив в программу Илону и Руслана Садоевых, режиссёр, что называется, попал в десятку. Для знатоков цирка давно очевидно, что отечественный цирк может с полным правом гордиться не только незаурядной красоты цирковой парой, но и драгоценным творческим «алмазом». С годами номер претерпел соответствующую новому времени стилистическую «огранку». Главное на что обратили внимание постановщики номера Ольга и Ян Польди, была своеобразная «пафосность», «заносчивость» поведения артистов на манеже. Сделали трюк – комплимент, завершили комбинацию – комплимент. Сегодня «это» не работает! Подобная манера и стиль выступления безнадёжно устарели. Оставив артистам их взрывную энергетику, врождённую эмоциональность и незаурядный трюковой арсенал, режиссёрам удалось через артистов «рассказать» увлекательную историю – о невероятных чувствах, переживаниях, фантазиях и мечтах. Удивительно волнующую и проникновенную музыкальную тему номера написал М.Экимян. Получилась красивая, волнующая история выбора: между Любовью и Волей… Ещё и поэтому Садоевы пользуются в этой программе наибольшим и, прямо скажем, заслуженным успехом. Сопоставимы с ними, оригинальный жонглёр Сослан Суанов, остро чувствующий в пластике «нерв времени» и многообещающий молодёжный состав воздушного полёта, руководимого В.Гарамовым.

Особняком стоят в программе два аттракциона, - «Дрессированные слоны Н.А.Корниловой и иллюзионный - «Возрождение», руководимый Р.А.Марчевским, завершающих, соответственно, первое и второе отделение.

Они как два оголённых нерва: трогать нельзя – чересчур болезненная тема, слишком щепетильный сюжет. Но и оставить нельзя – «недуг» опасно заразителен. Задача автора осложнена тем, что журналистика – не медицина, где есть спасительная анестезия. Хотя… Когда-то очень давно в одном провинциальном театре оперы и балета довелось слушать оперу «Евгений Онегин». Партию Татьяны исполняла певица, скажем так, сильно превышающая возраст героини. Зал потихоньку скучал и, мало обращал внимание на сцену. В основном слушал музыку и голоса. И вот в третьем действии, второй картины на слова Татьяны: «Онегин! Я тогда моложе, я лучше, кажется, была!..» зал… нет, не рассмеялся, не захохотал. Зал грохнул от смеха.

Как бедная артистка смогла довести партию до финала, я так и не узнал. Но мне до сих пор стыдно за ту давнюю бестактность зала, за ту неловкую ситуацию, которую артистка сама же и спровоцировала. Второй сюжет, извиняюсь, из другой оперы.

На Западе рядом с каждым крупным супермаркетом обязательно есть небольшой магазин для бедных - «Доллар стор» называется. Где все товары, понятно, по доллару. Фирменный парфюм в супермаркете стоит порядка 80 долларов. Я как-то по случаю брызнул на руку – неделю не мог отмыть, запах держался, не исчезал. Абсолютно та же самая вода, с тем же самым запахом, купленная в «Доллар Сторе» улетучивается за час. К чему я это? А вот к чему.

Иллюзионный аттракцион «Возрождение», – продукт, приобретённый даже не в «Доллар Сторе», а в комиссионном магазине советского образца. В середине 60-х годов прошлого века аттракцион был создан А.С.Шагом-Новожиловым, затем долгие годы его возглавлял Ю.К. Авьерино. Теперь вот отважился возглавить Р.А. Марчевский. Возродить столь давно сработанный товар вряд ли способны мистические танцы-заклинания красивых ассистенток, пытающихся вдохнуть новую жизнь в «свежую» идею борьбы Добра со Злом и с помощью цирковой магии отвратить надвигающийся на Землю Апокалипсис. В такого рода «чудеса» сегодня невозможно поверить. Срок годности «продукта» истёк. Запах давно выветрился!

Современный артист может и небогато живёт, но туалетную воду, всё-таки, склонен приобретать в «Dutty Free». Там, конечно, дороже, зато надёжнее. Программы столичных цирков – кардиограмма творческого состояния отечественного цирка, свидетельство результатов кризисной болезни. С некоторым намеком на выздоровление. Увы, таков наш цирк и другого у нас нет.

Итоговое впечатление от увиденного – совершенная разъединенность прилагаемых усилий. Авторы не понимают режиссёрской идеи, режиссеры, не способные внятно сформулировать и воплотить замысел, не доверяют балетмейстерам, художникам и композиторам, артисты презирают продюсеров, прокатчиков и всех остальных. Особенно тех, кто их критикует. Все говорят на разных языках! Пытаемся строить отечественный цирк, как Вавилонскую башню: не слышим, не слушаем и не понимаем сами себя и друг друга. Очевидна необходимость объединения усилий для выработки единой творческой стратегии развития цирка. Как способ нащупать общий язык.

Чтобы башню не снесло.

Владимир Сергунин.

кандидат искусствоведения, http://www.ruscircus.ru">

17/01/2007 00:00

О юбилейных программах в столичных цирках. В.Н.Сергунин. Кандидат искусствоведения


И ничего в этом предосудительного, в общем, нет – сколько их нынче развелось, римейков, повсюду: в театре, на эстраде, в кино, на телевидении… А, сколько их было прежде? В конце концов, достаточно вспомнить, что за У.Шекспиром не числится ни одного оригинального сюжета, все творения гения – это римейки предшествующих историй. Впрочем, это так, к слову.

Теперь, с горних поэтических высей спустимся на наш грешный цирковой манеж и посмотрим, что там происходит. Программа "Все звезды в Цирке" посвящена празднованию 35-летия Большого московского государственного цирка. По обыкновению блестяще звучит увертюра в живом исполнении оркестра Большого московского цирка – фантазии на тему песни Ю.Милютина на слова Е.Долматовского «Ленинские горы».

Поколение зрителей, кому «порядком за тридцать пять», имеют возможность на лёгких крыльях воспоминаний унестись в 1948 год – год создания этой замечательной песни, ставшей своеобразным гимном района некогда Ленинских, а ныне Воробьевых гор столицы. Наиболее пытливые возможно припомнят, что пятая строфа в песне изначально выглядела так: Сейчас пустынны Ленинские горы, Но флаги стройки вьются на ветру, Украшен ими наш великий город, Сюда придут студенты поутру. Годом позже Е.Долматовский, разумеется, переписал эту строфу.

Получилось так:
Вы стали выше, Ленинские горы, Здесь корпуса стоят, как на смотру, Украшен ими наш великий город, Сюда придут студенты поутру.

Двадцать лет спустя, сюда, вместе со студентами, пришли и первые зрители открывать Новый цирк – так его тогда называли. Чтобы не возникло сомнений, что празднуется именно «день рождения», юбилейное цирковое торжество «украшается» американской музыкальной виньеткой «Happy birthday to you». (?)

После чего следуют «юбилейные» слова Ведущего, роль которого увлечённо исполняет клоун Андрей Шарнин. Этого одарённого артиста выдают узнаваемые клоунские интонации и обертона скорее классического буффона, нежели классического шпрехшталмейстера. Следом, на манеж выбегают артисты разных жанров, с незатейливым искрящимся калейдоскопом цирковых трюков – тем, что в старом цирке называлось «шари-вари».

Среди пёстрой артистической ватаги мелькают жонглёры, акробаты, эквилибристы, классическая клоунская пара «Белый» и «Рыжий» и, видимо, для полноты впечатления «ожившая» копия известной картины Пабло Пикассо «Девочка на шаре». Что празднуется? Может день рождения собственно циркового искусства?

Но вопроса задать не успеваешь, потому, что грядёт самое интересное: «Смертельный номер, - не без иронии объявляет Ведущий, - полёт из пушки на Луну, в исполнении несравненной мадмуазель Марион Диксон». Запряжённая цугом пара лошадей торжественно вывозит на манеж ту самую пушку, которая, как многие помнят, «выстреливала» в фильме Григория Александрова «Цирк», вышедшего на экраны СССР в 1936 году.

В роли Марион Диксон на сей раз рискнула выступить Дарья Костюк. В портретном гриме Любови Орловой, героини знаменитого фильма, исполнив незамысловатый танец, молодая артистка аккуратно проартикулировала пару куплетов под фонограмму песни «Я из пушки в небо уйду…» и унеслась под купол цирка на бутафорскую луну. Далее последовал номер воздушных гимнастов на ремнях под вокальный аккомпанемент «фабричной звезды» трёхлетней выдержки Константина Легостаева с песней более чем сомнительных поэтических достоинств: «Мы с тобой улетаем / Под одним одеялом / Нам с тобой не до снов …». На этом эпизод «пушканианы» завершается, оставив грустное недоумение.

В утешение остаётся вспомнить классиков жанра, - И.Ильфа и Е.Петрова, - написавших не только сценарий знаменитого александровского фильма, но и высказавшихся исчерпывающе, по другому, правда, поводу: «Молчи грусть, молчи…». Но, не будем о грустном. Приглядимся к клоунам. Молодые и, несомненно, одарённые Олег Белогорлов и Сергей Колганов, называют себя внуками лейтенанта Шмидта. Для этого есть резоны.

Манежный персонаж С.Колганова чертами характера, поведением и в особенности пластическим рисунком роли почти впрямую ассоциируется с Шурой Балагановым, в кинематографическом исполнении Леонида Куравлёва. Есть у героя, играемого С.Колгановым и цирковой праобраз, влияние которого на молодого артиста, кажется более чем благотворным. Это, пожалуй, лучший современный клоун Европы Андрей Жигалов. С клоунским героем в исполнении С.Колганова, подобная реминисценция не столь очевидна. Продолжая киноаналогию, герой Колганова, скорее, ассоциируется с неподражаемым Эрастом Гариным в довоенном советском фильме «Женитьба».

При всём том, этим молодым и полагаю, перспективным ковёрным присуще ценнейшее качество: они обладают несомненной органикой манежного существования и актёрским обаянием. В репризах «Напёрстки», «Вода», «Дирижёр» и особенно «Фрукты» – у них масса любопытных актёрских и режиссёрских находок – зачастую остроумных, выразительных, просто смешных, наконец.

Тем временем юбилейное представление динамично набирает обороты. Ведущий бодро оповещает публику о том, что «…проездом из Северной Америки в Южную…» На манеже появляются акробаты с подкидными досками под руководством Д.Асадуллина. Вполне, надо сказать, добротный, качественно сделанный, хотя и не высшего трюкового уровня акробатический цирковой номер. Режиссёрское решение – в стилистике и пластике рок-н-ролла, в сопровождении зажигательных хитов Чака Бэрри – кумира американской молодёжи 50-х годов прошлого столетия. Здесь необходимо краткое отступление.

Дело в том, что акробатические номера отечественного цирка с подкидными досками были и остаются лидерами жанра в мировой «табели о рангах», диктующими моду и определяющими профессиональный уровень. Тем сложнее была задача постановщиков, пытавшихся создать собственную, отличную от других версию классического номера из множества ей предшествовавших: от стилизаций древнеязыческой Руси, Ближнего Востока, Венецианского карнавала и, тому подобное, вплоть до «Новых русских». При кажущейся простоте алгоритма подобных постановок, расшифровать его в цирковой практике удавалось далеко не всем. Тут важно попасть в «золотое сечение» выразительных средств, соразмерив замысел с имеющимися возможностями исполнителей.

Ну не может хороший акробат более или менее сносно исполнять рок-н-ролл! А также: венский вальс, полонез, фокстрот и танго… Даже если вокруг него симпатичный кабаретный (?) кордебалет делает это с невероятной лёгкостью и увлечением, почти соответствуя американским стандартам. В случае с Асадуллиными, увы, «открытия» Америки не случилось. Всё же, акробату, как ни крути – акробатово! Что же касается танцев, актёрских переживаний, пластических экзерсисов и прочей «стилизации» – в меру!

Под вокальный аккомпанемент ещё одного «фабриканта» с явно просроченным «сроком использования» Джема Шерифа, работает в программе дрессировщик собачек Николай Горковенко. И вроде бы всё у него в номере есть: прыгают собачки через барьерчики, послушно семенят передними и задними лапками вокруг манежа и даже в футбол играют… И артист очень старается не отстать от «поезда времени», который, как мне представляется, давно ушёл. Но я не сказал артисту об этом, увидев его за кулисами после спектакля.

Я ничего «такого» не сказал целеустремлённому и разносторонне одарённому дрессировщику обезьян, собак и медведей Мураду Абдуллаеву. Я даже не заикнулся о его, скажем так, странной манере поминутно менять выражение лица: со спокойно-уверенного, во время исполнения животными довольно забавных трюков, на деланную, рафинадно-медовую улыбку – во время исполнения нескончаемых «комплиментов». Об этих своих ощущениях – ни единым звуком не обмолвился.

«Эквилибристы на вольностоящих лестницах» Виктория и Дмитрий Дворецкие несколько лет назад заявили о своих творческих перспективах и устремлениях. Сегодня Дворецкие – вполне реализовавшиеся творческие личности, современные цирковые артисты. Им удалось очень много: избавить своих зрителей от скуки жанра (всё же эквилибр – достаточно статичен!) и «провинциальности» исполнения. Правда, «картинку» сильно портит «бэк-инструменталист», скрипач-виртуоз, как его представил Ведущий, Ст.Мезенцев. В дуэте Дворецких, третий – явно лишний. Дворецкие успели в поезд сегодняшнего времени. Не скажу, что они находятся в самом первом вагоне. Но они, безусловно, располагаются в головной части состава. Арт-фолк шоу "Карагод" в ярмарочно-лубочных костюмах и несколько развязной манере озвучил собственную, надо полагать, «фанеру», приправив этнические попевки нехитрыми пританцовками и нарочитым гримасничаньем. Что было особенно заметно, когда пятёрка ядрёных русских красавиц зачем-то прошлась вдоль первых рядов партера.

Цирк на льду был представлен номерами «вертушки» и «скакалки» и оставил странное впечатление: как-будто пришёл посмотреть «произвольную» программу, а попал на «обязательную». Второе отделение открывал классический воздушный полёт под руководством Г.Джусоева. Но тоже, с очень уж «обязательной», при том, совсем уж, «короткой» программой. Озвучил выступление гимнастов, ныне активно действующая телезвезда – Александр Маршал. Он в тот вечер «солировал». Тут надо заметить, что своеобразие юбилейного проекта в цирке на Вернадского заключается в том, что каждый день «звёзды» меняются и обновляются.

Завтра на смену Маршалу выйдет Катя Лель, потом П.Нарцисс, потом Ю.Савичева, далее споют «Сливки», затем «Отпетые мошенники» и проч. и проч. По мере способностей кто-то из певцов «рискнёт» подняться под купол на трапеции, или на полотнищах, проедется на лошади или, как Маршал, «исчезнет» в иллюзионном ящике… Перед финалом Вера и Юрий Дуровы энергично демонстрируют достаточно традиционную «дуровскую» дрессуру слонов. Пороху, что называется, артисты не выдумали. К такому случаю подобает отнестись с пониманием: необходимо сохранять традиции, соблюдая своеобразный ритуал. Почему? Потому же, почему нельзя рушить музеи – варварство и культурный грех. Финалят программу молодые энергичные джигиты, возглавляемые Я.Экком и воодушевляемые известной песней А.Маршала «Вьётся дорога, до родного порога…» Признаюсь, моя реакция разошлась с реакцией части зрительного зала, наградившей артистов аплодисментами. Есть что-то надуманное, неестественное в том, что русские парни в косоворотках на горячих терских скакунах демонстрируют… лихую джигитовку. Цирк на Цветном отметил 85-летие Ю.В.Никулина юбилейным дивертисментом «Берегите клоунов». Главным козырем, изюминкой или как теперь говорят, «фишкой» этой программы явилось исполнение нескольких реприз «двойниками» клоунов Юрия Никулина и Михаила Шуйдина, молодыми артистами Ильдаром Мухамеджановым и Русланом Марчевским.

К столь рискованному шагу постановщиков программы можно относиться по-разному. Во все времена кумирам подражали, их копировали и старались, как можно точнее воспроизвести характерные черты, особенности и манеру поведения любимых героев. Можно, к примеру, вспомнить о поистине всемирном признании экранного героя Чарли Чаплина, породившем в своё время, бессчётное число восторженных почитателей, включая голливудских актрис и актёров практически во всех странах мира, включая СССР и Китай. По утверждению биографов артиста, однажды был объявлен конкурс двойников Чарли, на котором сам Чаплин занял… четвёртое место! (по другим источникам – десятое). Ещё можно вспомнить, как во время празднования своего семидесятилетия на манеже цирка на Цветном Юрий Владимирович Никулин, с присущей ему склонностью к мистификациям разыграл публику.

После объявления ведущего: «Весь вечер на манеже…» сверху по лестнице с характерными жестами приветствия появлялся юбиляр и начинал медленно спускаться в манеж. Публика восторженно встречала своего любимца. Но, по мере приближения к манежу, аплодисменты стихли, публика заподозрила что-то неладное. «Этот» Никулин выглядел как-то… странно. Над цирком повисала секундная пауза растерянности. И в этот момент открывался форганг, из которого появлялись, на сей раз, настоящие Ю.Никулин и М.Шуйдин, награждаемые шквальными овациями и дружным смехом зала. К всеобщей радости розыгрыш имел оглушительный успех. То, чем заняты молодые артисты Ильдар Мухамеджанов и Руслан Марчевский в программе «Берегите клоунов» розыгрышем, а тем более удачным, не назовешь. В портретном гриме и костюмах Ю.Никулина и М.Шуйдина артисты исполняют несколько известнейших реприз из репертуара прославленных советских клоунов. Ощущение от такого режиссёрского решения достаточно странное и противоречивое: как будто позвали на юбилей, долго уговаривали пригубить хорошего вина и, наконец, когда ты согласился, оказалось, что в фужере… вода. В современной лексике подобные розыгрыши называются подставой. Постановщику программы «Берегите клоунов» наверняка известно, что редкостный дар удивительной цирковой клоунской пары Никулин-Шуйдин во многом складывался и базировался на остроумных и злободневных текстах, остротах и репликах, подаваемых с неподражаемой интонацией. Юрий Владимирович и Михаил Иванович были, прежде всего, клоунами-разговорниками. Эта клоунская «краска» молодым артистам изначально оказалась недоступна. Они оставили себе лишь более или менее удачное копирование внешнего рисунка роли. А этого оказалось, увы, недостаточно. «Бревно», в исполнении молодых артистов – самая, пожалуй, провальная реприза.

У «первоисточников», как все помнят, всё обстояло с точностью до наоборот. Вряд ли кто станет возражать против общепринятой актёрской практики, во время которой молодые актёры-клоуны осваивают азы профессии на классическом клоунском репертуаре предшественников. Молодые студенты на репризах мастеров учатся умению концентрировать внимание зала, отыгрывать паузу или реплику, расставлять смысловые акценты, жестом передавать настроение и т. д. и т. п. Но всё это – за пределами манежа! В аудитории, под присмотром педагога. Сегодня как, впрочем, и прежде, это называется «муштра и тренинг» - школой молодого актёра. Зрителям спектакля «Берегите клоунов» предложено поверить, что «школа» может заменить, или хотя бы сравняться с «университетом»? Но так не бывает! Потому, что этого не может быть никогда! Сдержанный зрительский приём новоиспечённых двойников Никулина и Шуйдина – яркое тому подтверждение.

Изначально получив столь сомнительного свойства «камертон», тем не менее, программа «Берегите клоунов», ведомая постановщиком, стремится сохранить динамику и разнообразие номеров и жанров. Эксцентрики на велосипедах Зементовы, выступление которых выстроено в так называемом ретро-стиле – довольно искренне разыгранная акробатическая сценка с множеством комических мизансцен и нелепых падений-каскадов. На протяжении доброго десятка лет номер Зементовых не раз открывал программы Большого Московского цирка, практически в своём неизменном технически-трюковом качестве и в той же разноцветно-лоскутной цветовой гамме реквизита и костюмов. Не новичок в жанре и Айрат Вильданов, размеренно и чётко работающий с дрессированными обезьянками – любимицами детской зрительской аудитории. Мы часто по инерции повторяем: нынешняя действительность так переменчива и стремительна. Глядя на выступление Зементовых и А.Вильданова этого не скажешь. А жаль.

И впрямь, беспрестанно меняющаяся действительность давно уже принесла понимание того, что современный цирковой номер, (а равно и аттракцион, программа, шоу и т.д.) хотим мы того или нет, - продукт «скоропортящийся», нуждающийся в регулярном художественном обновлении и модернизации. Это ни бог весть, какая искусствоведческая мудрость, но лишь актуальная констатация фактического положения вещей. В этом, лишний раз убеждаешься, когда видишь номер с дрессированными медведями Николая и Анастасии Новичковых. Есть в этом номере ряд эффектных традиционных «медвежьих» трюков, но есть в нём и трюки, что называется фирменные, однако... Да простят меня артисты, актёрская манера отца и дочери Новичковых усердно изображать многозначительный вид при каждом незначительном повороте животного, делать победительные жесты и таинственные пассы буквально на каждом шагу в манеже… А при этом ещё и обо всём этом, опять же буквально, рассказывать зрителям, то есть вести со зрительным залом непрерывный словесный диалог… Право же, стоит ли так стараться! Мы не в провинциальной антрепризе и на дворе, слава богу, ХХI век. И без того – всё и всем понятно.

Пригласив в программу Илону и Руслана Садоевых, режиссёр, что называется, попал в десятку. Для знатоков цирка давно очевидно, что отечественный цирк может с полным правом гордиться не только незаурядной красоты цирковой парой, но и драгоценным творческим «алмазом». С годами номер претерпел соответствующую новому времени стилистическую «огранку». Главное на что обратили внимание постановщики номера Ольга и Ян Польди, была своеобразная «пафосность», «заносчивость» поведения артистов на манеже. Сделали трюк – комплимент, завершили комбинацию – комплимент. Сегодня «это» не работает! Подобная манера и стиль выступления безнадёжно устарели. Оставив артистам их взрывную энергетику, врождённую эмоциональность и незаурядный трюковой арсенал, режиссёрам удалось через артистов «рассказать» увлекательную историю – о невероятных чувствах, переживаниях, фантазиях и мечтах. Удивительно волнующую и проникновенную музыкальную тему номера написал М.Экимян. Получилась красивая, волнующая история выбора: между Любовью и Волей… Ещё и поэтому Садоевы пользуются в этой программе наибольшим и, прямо скажем, заслуженным успехом. Сопоставимы с ними, оригинальный жонглёр Сослан Суанов, остро чувствующий в пластике «нерв времени» и многообещающий молодёжный состав воздушного полёта, руководимого В.Гарамовым.

Особняком стоят в программе два аттракциона, - «Дрессированные слоны Н.А.Корниловой и иллюзионный - «Возрождение», руководимый Р.А.Марчевским, завершающих, соответственно, первое и второе отделение.

Они как два оголённых нерва: трогать нельзя – чересчур болезненная тема, слишком щепетильный сюжет. Но и оставить нельзя – «недуг» опасно заразителен. Задача автора осложнена тем, что журналистика – не медицина, где есть спасительная анестезия. Хотя… Когда-то очень давно в одном провинциальном театре оперы и балета довелось слушать оперу «Евгений Онегин». Партию Татьяны исполняла певица, скажем так, сильно превышающая возраст героини. Зал потихоньку скучал и, мало обращал внимание на сцену. В основном слушал музыку и голоса. И вот в третьем действии, второй картины на слова Татьяны: «Онегин! Я тогда моложе, я лучше, кажется, была!..» зал… нет, не рассмеялся, не захохотал. Зал грохнул от смеха.

Как бедная артистка смогла довести партию до финала, я так и не узнал. Но мне до сих пор стыдно за ту давнюю бестактность зала, за ту неловкую ситуацию, которую артистка сама же и спровоцировала. Второй сюжет, извиняюсь, из другой оперы.

На Западе рядом с каждым крупным супермаркетом обязательно есть небольшой магазин для бедных - «Доллар стор» называется. Где все товары, понятно, по доллару. Фирменный парфюм в супермаркете стоит порядка 80 долларов. Я как-то по случаю брызнул на руку – неделю не мог отмыть, запах держался, не исчезал. Абсолютно та же самая вода, с тем же самым запахом, купленная в «Доллар Сторе» улетучивается за час. К чему я это? А вот к чему.

Иллюзионный аттракцион «Возрождение», – продукт, приобретённый даже не в «Доллар Сторе», а в комиссионном магазине советского образца. В середине 60-х годов прошлого века аттракцион был создан А.С.Шагом-Новожиловым, затем долгие годы его возглавлял Ю.К. Авьерино. Теперь вот отважился возглавить Р.А. Марчевский. Возродить столь давно сработанный товар вряд ли способны мистические танцы-заклинания красивых ассистенток, пытающихся вдохнуть новую жизнь в «свежую» идею борьбы Добра со Злом и с помощью цирковой магии отвратить надвигающийся на Землю Апокалипсис. В такого рода «чудеса» сегодня невозможно поверить. Срок годности «продукта» истёк. Запах давно выветрился!

Современный артист может и небогато живёт, но туалетную воду, всё-таки, склонен приобретать в «Dutty Free». Там, конечно, дороже, зато надёжнее. Программы столичных цирков – кардиограмма творческого состояния отечественного цирка, свидетельство результатов кризисной болезни. С некоторым намеком на выздоровление. Увы, таков наш цирк и другого у нас нет.

Итоговое впечатление от увиденного – совершенная разъединенность прилагаемых усилий. Авторы не понимают режиссёрской идеи, режиссеры, не способные внятно сформулировать и воплотить замысел, не доверяют балетмейстерам, художникам и композиторам, артисты презирают продюсеров, прокатчиков и всех остальных. Особенно тех, кто их критикует. Все говорят на разных языках! Пытаемся строить отечественный цирк, как Вавилонскую башню: не слышим, не слушаем и не понимаем сами себя и друг друга. Очевидна необходимость объединения усилий для выработки единой творческой стратегии развития цирка. Как способ нащупать общий язык.

Чтобы башню не снесло.

Владимир Сергунин.

кандидат искусствоведения, http://www.ruscircus.ru"> Подробнее >>>


< предыдущая   следующая >
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 153 154 155 156 157 158 159 160 161 162 163 164 165 166 167 168 169 170 171 172 173 174 175 176 177 178 179 180 181 182 183 184 185 186 187 188 189 190 191 192 193 194 195 196 197 198 199 200 201 202 203 204 205 206 207 208 209 210 211 212 213

 

 


© Ruscircus.ru, 2004-2013. При перепечатки текстов и фотографий, либо цитировании материалов гиперссылка на сайт www.ruscircus.ru обязательна.      Яндекс цитирования Rambler's Top100