В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ    
 







                  администрация сайта
                       +7(964) 645-70-54

                       info@ruscircus.ru

Новые цирковые «созвездия»

О необходимости открывать новые цирковые «созвездия» писалось на наших страницах немало. Да и не только писалось — журнал постоянно знакомит читателей с творчеством молодых артистов, объясняя природу их поясков, своеобразие их работ, в которых, несмотря на самобытность каждой из них. четко прослеживается единое направление — подчинение трюка образу.

К таким работам журнал относит выступления ряда молодых исполнителей — укротителей Людмилы и Владимира Шевченко, дрессировщиков слонов Татьяны Филатовой, Долорес и Мстислава Запашных., Ольги и Сарвата Бегбуди, гимнастов Любови Писаренковой, Тамары Мусиной и Гунара Каткевича, братьев Пантелеенко, канатоходцев Абакаровых («Леки»), жонглеров Майи Рубцовой, Евгения Биляуэра, танцовщицы на проволоке Розы Хусайновой и других.

Перечисляя одаренных артистов, их запоминающиеся выступления, понимаешь, что названы далеко не вес, кого можно и даже следовало бы отнести к «звездам» цирка.

Словом, список этот легко продолжить. Легко? А почему же тогда иные специалисты и любители цирка считают, будто раньше «звезды» на цирковом небосклоне светили ярче, да и было их значительно больше, а ныне явно поубавилось?

Это не совсем так. В самом деле, в период становления и последующего развития советского цирка существовали крупные. выдающиеся произведения — сразу вспоминаются укротители Николай Гладильщиков, Борис Эдер, Ирина Бугримова, канатоходцы Ташкенбаевы. полет Евгения Моруса, эквилибристы на першах Маяцкие, жонглеры Виолетта и Александр Кисс. Но ведь серьезные удачи, большие достижения в тех же жанрах есть и сейчас — таковы аттракционы дрессировщика Валентина Филатова, укротителя Степана Денисова, истинно «звездных канитоходцев» Волжакских, полеты «Мечтатели» и «Галактика», выступления эквилибристов на першах Костюк, жонглера Сергея Игнатова.

Но почему все же у многих складывается мнение, что серых, средних выступлений сейчас больше, тогда как общий уровень артистического мастерства, на мой взгляд, в последние годы возрос (тут исполнителям во многом помогают соавторы: режиссеры, художники, балетмейстеры, композиторы). Но поскольку речь идет о «звездных» номерах, следует отметить: их рост не был прямо пропорционален бурному росту новых цирков. Ведь таланты вообще, как это ни грустно, не появляются в зависимости от мгновенно возникающей в них потребности. Вот и в данном конкретном случае, когда стационары стремительно возносили свои купола, таланты за цирками не поспевали. Тем самых нарушались пропорции, и ныне в программах яркие произведения мелькают подобно редким вкраплениям, а не выглядят мощными слоями богатых и ценных месторождений.

Приходится признать: для новых цирков спешно увеличивалась цирковая труппа и пополнение ее шло, конечно, не за счет лучших работ — такие готовятся более вдумчиво, замыслы их вынашиваются подолгу.

Кстати, увеличение цирковой труппы (явление само по себе необходимое) чревато тем, что далеко не все номера, не все исполнители бывают на виду. И тут, несомненно, есть опасность проглядеть способного артиста, оригинальное произведение.

Я ОЧЕНЬ СЧАТЛИВАЯ:

Это сказала мне Надежда Бондарева. А счастлива она тем, что может каждый вечер взлетать в цирковое небо.

Сильными взмахами отлично тренированного тела рассекает она под куполом упругий воздух, и мы в этот миг чувствуем — человек не просто преодолевает силу земного притяжения, человек одерживает победу над самим собой. Мы осознаем — человеку все подвластно, он все может. И кажется, оторвись гимнастка от последней точки своей опоры, она станет парить над манежем, поддерживаемая покоренным ею воздухом.

Все, что она делает, не хотелось бы просто называть гимнастическими упражнениями или трюками, это какое-то безудержное упоение воздухом. Артистка ликует от причастности своей к тайне, тайне покорения пространства.

Она может там, в вышине, свободно и покойно лежать на узкой планочке неустойчивой трапеции, соскальзывать с нее и вновь неуловимым движением, нет, не подтягиваться, а именно возноситься на трапецию. Может вращаться вокруг нее, взмывать вверх и, опираясь на руку, принимать по отношению к земле то вертикальное, то горизонтальное положение.

А мы не только не думаем, но даже и не осознаем в тот момент, что это неимоверно сложно. Не думаем, ибо видим одно: человеку его труд доставляет радость.

И нам тоже хорошо к радостно, и мысли в голове бродят какие-то веселые, легкие и чуточку сумасбродные — от сопричастности с большим искусством гимнастки.

Позже я разговаривала с Бондаревой, и она сказала мне те слова о счастье. Я поверила сразу и безоговорочно, поверила, что это не просто красивая фраза — человек, так безраздельно и самозабвенно отдающийся делу, не может говорить о нем неискренно.

Однако, зная Надежду Бондареву довольно давно, я подумала, что счастье ее вовсе не из легких. Не в смысле затрат физического труда — это удел всякой настоящей гимнастки. Я имею в виду артистическую удачу и просто человеческое везение.

Одним людям с юности все удается. Окончив школу, поступают в тот институт, о каком мечтали с детства, а потом всю жизнь занимаются любимым делом. И это действительно счастливые люди.

Конечно, для любого из нас важно выбрать профессию по призванию, а уж насколько необходимо это для актера, в том числе и циркового, говорить не приходится.

Посудите сами, человек обладает даром смешить и, естественно, мечтает стать клоуном, а его «распределят» в эквилибристы, и будет он в торжественной тишине балансировать на лбу перш. А другой мечтает о головокружительных трюках под куполом, а ему предлагают стать жонглером.

Написанное может показаться не очень остроумной шуткой, если бы такое, к сожалению, не случалось в действительности.

Надежда Бондарева окончила ГУЦЭИ в 1952 году. Именно в тот год им объявили: гимнастов выпускать не будут. Основания для такого решения имелись, вероятно, достаточно веские — переизбыток воздушных номеров в программах (цирков-то было мало!). Основания-то имелись, и решение, наверное, было правильным, но Бондаревой, прирожденной гимнастке, от понимания этого легче не стало. Но спорить не приходилось, оставалось одно — податься в жонглеры. В жонглерах, как видно, возникла нужда. Бондарева с группой девушек стала жонглером-эксцентриком.

Мне довелось тогда видеть это выступление, и, пусть не обидятся его бывшие участницы, но, право же, ничего эксцентрического в их номере не было, трюками они тоже не поражали. К чему привела бы работа в том жанре, который не увлекал выпускницу, сейчас сказать трудно. Может быть нынешняя талантливая гимнастка вовсе рассталась бы с цирком, а, может быть, тоскуя по цирковому небу, выходила на манеж, бросала и механически ловила положенные ей предметы, не получая от этого радости и не доставляя ее зрителям.

К счастью догадалась Бондарева оставить в Союзгосцирке заявление с просьбой перевести в любой воздушный номер. как только появится вакансия. Так оказалась она в группе Антонины Хазовой.

Четыре девушки под куполом синхронно исполняли гимнастические комбинации, эффектное вращение в финале. Выступление всегда имело успех.

Десять лет отдала Бондарева этому номеру. И тут ей предложили создать собственную группу. Подобрала партнерш, качала заниматься с ними. Для себя решила: прежде чем учить других, надо самой все делать лучше их, овладеть более сложным, более виртуозным. А поэтому тренировалась, тренировалась без конца...


Номер, подготовленный ею и партнершами отличался очень сильными трюками, но работать вместе им почти не пришлось, группа распалась. Такое случается иногда.

Конечно, жаль было времени и сил — душевных и физических. Лишь позже Надежда поняла: ничто не растрачено попусту. Ведь только благодаря всем усилиям Бондарева смогла создать сольный номер, где почти каждый трюк стал рекордным.

Она поднималась по канату на руках, как принято говорить в цирке — «на чистых руках», держа нога в предносе, то есть перпендикулярно корпусу и параллельно манежу. После этого подъема сразу же следовал каскад удивительных комбинаций. Она исполняла стойку на руках, трапеция чуть покачивалась, а у нее не было никаких приспособлений, никаких петель, не было даже страховочной лонжи. Затем следовали штицы — и обычные и сложнейшие «задние». А задний бланш она считала простым, «проходным» трюком и акцентировала внимание публики лишь на переднем бланше — рекордном для женщины. Ее трюковой репертуар был до предела насыщенным. В финале она поднималась высоко под купол и исполняла в петле на одной руке так называемые «флажки» в темп.

Специалисты и любители гимнастики поймут, какой невероятной силой и техникой надо обладать, чтобы демонстрировать такие вариации. А Бондарева еще после всего исполненного медленно и спокойно спускалась по канату на руках.

Трюки в номере были блестящими, этого нельзя не признать. Но цирк призвав не только удивлять рекордами, но и покорять образностью.

Пусть никто не думает, что к ратую за слабенькие, серенькие «трючки». Такими и не расскажешь ничего, а если и попытаешься, то рассказ выйдет невыразительным, если не сказать большего — косноязычным. Но и перенасыщение композиции сложнейшими трюками утяжеляет повествование.

Надежда Бондарева поняла это не сразу. Да и то подумать, как добровольно отказаться от уникального, когда оно так дорого досталось, когда в него вложены мысли, силы, время, энергия. И все же постепенно пришло понимание: однажды наработанное, освоенное останется при ней.

Любое простейшее движение, исполняемое теперь артисткой, говорит о том, что перед нами гимнастка высокого класса. Бондарева отказалась от нескольких тяжелых трюков. например, от задних штицов, и это пошло на пользу номеру. Но когда она сейчас выполняет обычные штицы. то делает это с таким запасом сил, что видно: захочет — выполнит еще и «задние». Но только не требуются они для прочтения ее воздушной сюиты.

Надежда Бондарева делится с нами своей радостью, счастьем вдохновенного труда. А когда человек счастлив, он поет веселые или возвышенные, но всегда прекрасные песни. Сегодня номер Бондаревой воспринимается как песня, спетая на одном дыхании.

...Артистка нашла свое призвание. К чему же тогда слова о нелегком счастье, о том. что не было обычного человеческого везения? Но зедь время, быстротекущее время... А для балерин, гимнасток, акробаток оно еще быстротечнее. И как жаль упущенных не по ее вине лет!..

С ЛОВКОСТЬЮ ЖОНГЛЕРА

Так говорят о действиях человека, желая отметить его искусную работу. А потому цирковые жонглеры, дабы оправдать столь лестное о них мнение, призваны демонстрировать высокое мастерство, ювелирную точность, лихость движений...

Здесь я вынуждена остановиться, так как предвижу недоумение читателей. «Ну и автор,— заметят они,— рассказывая о судьбе гимнастки, уверяла, что жонглером быть неинтересно, а теперь принялась расхваливать этот жанр. Поясню. Никакой жанр в цирке не отношу к скучным. Таковыми их делают люди, не вкладывающие в труд жир души своей.

Александра Говорова и Владимир Трояков выбрали цирк, а в цирке — жонглирование.

Александра, закончив ГУЦЭИ, возглавила группу жонглеров-акробатов. Ее партнерами были Евгений Прокопьев, Юрий Латтик, Алексей Словесник. На афишах они назывались — Говоровы.

Девушка — руководитель группы, где остальные участники мужчины, явление в цирке незаурядное. И во? отчего: здесь в руководителе ценятся не только деловые и организаторские качества, но и высокий профессионализм. Состав труппы иногда меняется, и руководитель должен уметь вводить новичков в работу. Говорова это, видимо, умела и умение свое вскоре применила.

Евгений Прокопьев был призван в ряды Советской Армии, на его место срочно требовалась замена. В одной программе с Говоровыми работала иллюзионистка Зинаида Тарасова, ее ассистент Владимир Трояков увлекался жонглированием. Говоровы приметили самодеятельного жонглера, и через некоторое время он стал их партнером.

Молодые артисты сочетали жонглирование с акробатикой, что придавало выступлению своеобразие. Казалось, работать бы такому номеру и работать, но не тут-то было. Алексей Словесник, увлеченный акробатикой, перешел в «Батут», чуть позже ушел из группы Ю. Латтик. Александра Говорова и Владимир Трояков принялись вдвоем готовить новый вариант, помогал им режиссер Ф. Земцов.

Зачем понадобился пересказ биографии номера? Чтобы лишний раз напомнить, что каждое запоминающееся выступление, имея предысторию, являет собой результат поисков, раздумий, неожиданно найденных решений.

Синтез жонглирования и акробатики составляет трюковую основу дуэта. Но если бы в этом заключалась вся суть номера, право, не стоило выделять его из ряда подобных. А выделить, отметить его надо.

В последнее время наши программы слишком «посерьезнели», слишком мало в них юмора, смеха. Жонглеры Говоровы умеют развеселить зрителей.

Артистов можно назвать жонглерами-эксцентриками.

хотя явных, привычных нам примет эксцентриады их номер, казалось бы, не несет. Ведь мы привыкли, что акробаты эксцентрики, жонглеры-эксцентрики и эксцентрики прочих жанров обязательно начинают с примет чисто внешних: чуть утрированный грим, забавный костюм, смешная походка, нелепые выходки. Некоторые умело пользуются такими комедийными приемами и создают индивидуальные, запоминающиеся образы. Вспомним музыкальных эксцентриков Отливаник, эксцентрического жонглера Льва Усачева.

Но чаще мы становимся свидетелями, как суетливый клетчатый человек в шляпе, напоминающей канотье, дарит резвой девушке цветы или воздушный шарик. Она не желает принимать подношение. Он настаивает. Она капризно отталкивает подарок, Он обижается — и далее следуют цирковые трюки. Иногда сюжет завязывается иначе: Она выходит с цветком (шариком). Он мгновенно догадывается — подарок счастливого соперника, вырывает у нее цветок (шарик), топчет ногами. Она, естественно, возмущена, далее — цирковые трюки.

Все это совсем не смешно. Тем более что цветок чаще всего остается забытым на ковре — до него ли, когда надо «делать« трюки.

У Говоровой и Троякова ни в костюмах, ни в гриме нет ничего, что придавало бы их облику комизм. Александра и Владимир — красивые молодые люди в красивых костюмах, с живыми, четко выраженными характерами. Артистка не выходит и даже не выбегает на манеж, а от самого занавеса начинает исполнять акробатические прыжки и, завершив их в центре манежа, как-то по-особенному взглядывает на партнера — вот как я умею, но то ли еще будет! И сразу первым же прыжком, лихостью его, горделивым поворотом, взглядом выявлен характер, характер задорный, по-мальчишески резкий.

Ее партнер спокоен, сдержан, но девушка подзадоривает его, вызывая на откровенный «бой«. Вначале он соревнуется как бы в шутку, но вдруг видит — она одерживает верх. Перекидываясь с ним булавами, так стремительно крутится, так дерзко перехватывает инициативу, что он едва успевает поворачиваться. Владимиру ничего не остается, как соревноваться в полную силу. И он показал свое умение. Но Александра и тут нашлась: перехватив у него на лету все булавы и высоко подбросив одну из них, мгновенно выполнила «арабское колесо» и сразу же продолжила жонглирование. А затем, жонглируя, выполняет в темпе еще и еще раз «арабское колесо».

Дабы не признать, что девушка оказалась более сильным соперником, он, не переставая жонглировать, делает через партнершу кульбит и как ми в чем не бывало продолжает перекидку. Ну уж в этом-то раунде, следует признать, молодок человек одержал победу!

Однако вывод явно преждевремен. Она, жонглируя, исполняет сальто-мортале через своего конкурента. А затем принимается затейливо маршировать по манежу, подбрасывая булавы под ноги. Тут приходится ему напрячь все силы и показать, на что способен. Кажется и он не ударил лицом в грязь. Но... Не таков у нее характер, чтобы уступить. Вскочила на барьер и начала бросать, да не бросать, а попросту бросаться в него булавами. Так мальчишки со всего маху бросаю в воду гальку. Заведет руку за плечо, размахнется и швырнет в него булаву. Владимир поймает булаву и перебросит ей, а она опять со всей силой — в него. Ну и пришлось Владимиру сдавать позиции. Ловит булавы, а сам пятится, пятится к форгангу, она же решительно наступает. Оттеснила его с поля боя. вынудила капитулировать и только тогда заключила мир...

Так отчетливо прослеживается сюжетная линия номера. Зрители, став свидетелями поединка, с любопытством следят за его исходом, «болеют« то за него, то за нее, и все время на их лицах улыбки и живая заинтересованность, а финальная комбинация вызывает безудержное веселье.

Номер Говоровой и Троякова подобен легкой импровизации, чему в значительной степени помогает музыка, написанная для них композитором О. Хромушиным.

Все, что делают артисты, они делают в высшей степени профессионально, но в то же время как-то очень естественно и непосредственно. И столь же непосредственна реакция зрителей на эту прелестную цирковую миниатюру.

Я подробно описала номера не потому только, что они достойны положительного отзыва, но и напоминания ради: одаренных артистов надо замечать, отмечать и делать это следует вовремя.

ГЕНРИЕТТА БЕЛЯКОВА



оставить комментарий

 

 


© Ruscircus.ru, 2004-2013. При перепечатки текстов и фотографий, либо цитировании материалов гиперссылка на сайт www.ruscircus.ru обязательна.      Яндекс цитирования Rambler's Top100