В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ    
 







                  администрация сайта
                       +7(964) 645-70-54

                       info@ruscircus.ru

О Евгении Милаеве

В начале да и в середине 20-х годов нашего столетия было несколько городов, выдвинувших немало талантливых цирковых артистов. Назовем среди них Казань, Воронеж, Ростов-на-Дону.

В первом из них, приблизительно на том месте, где сейчас расположен цирк, помещался балаган Ширкина, в котором зачастую выступали подлинные мастера акробатики и гимнастики, а вокруг них группировалась молодежь, стремящаяся овладели цирковой премудростью. Ведь в то время народных цирков не существовало. В Воронеже имелся дом, принадлежавший уже покойному А. Л. Дурову, но в нем жили его вдова — Елена Робертовна и ее второй муж Карло Фачиоли — универсальный цирковой артист, охотно соглашавшийся помочь каждому, кто собирался создать цирковой номер.

В Ростове-на-Дону активно действовали спортивные кружки, руководили которыми представители так называемой сокольской гимнастики. И именно в этом городе были созданы ставшие знаменитыми художественно-акробатические группы: Эсве, Келонс, Жак. О последней хочу сказать несколько слов. Во главе ее встал Евгений Тимофеевич Милаев, который до сих пор выступает на арене, демонстрируя поразительные достижения в эквилибристике на лестницах.

В молодости талантливый спортсмен объединил вокруг себя несколько молодых людей и создал вместе с ними акробатический номер. Его партнерами стали: Н. Пантелеев, Е. Бербенцев и В. Василенко. Начиная с 1927 года труппа выступала на эстраде, а с 1929 года артисты перешли на работу в цирк. Впрочем, состав труппы к тому времени несколько изменился, из спортивных секций пришли новые партнеры: Н. Озеров, а несколько позже А. Минасов.

Старые любители цирка, может быть, помнят, что до войны Минасов и Озеров по праву назывались сильнейшим акробатическим дуэтом, иные показываемые ими трюки не повторены до сих пор. Что же говорить о том времени, когда они, молодые и полные сил, выступали в составе четверки под псевдонимом Жак, руководимой Милаевым.

В этой труппе, состоящей из четырех человек, Милаев исполнял роль нижнего, это означало, что верхние партнеры на его руках, ногах, плечах и голове демонстрировали сложные трюки. Не буду эти трюки перечислять, замечу только, что некоторые из них находились на уровне высших мировых достижений. Но два трюка, мировые достижения превосходящие, не могу не описать. На плечах у Милаева — Минасов, а у него голова в голову стоит Озеров. Мгновение, почти неуловимый толчок и Озеров взлетает и приходит так же головой в руку Минасова. И второй трюк: опять-таки Минасов на плечах у Милаева, и опять держит Озерова голова в голову. Милаев же, держа эту пирамиду, не просто шел, а бежал по кругу манежа.

Здесь стоит сказать о достоинствах нижнего. Конечно, он должен обладать незаурядной силой — не так это легко удерживать на плечах, руках или голове нескольких крепких людей, к тому же проделывающих сложные трюки, ходить, удерживая партнеров, ложиться с ними, вставать на так называемый мост: то ость одновременно опираться о ковер ногами и головой, продолжая удерживать партнеров. Но одной силы далеко недостаточно, нижний должен обладать замечательным чувством баланса. То, кого он держит, должны ощущать, что опора надежна, что нижний чутко реагирует на каждое их движение. Иногда следует сделать вперед, назад или а сторону четверть шага, иногда подать вперед корпус, иногда откинуть, буквально на несколько миллиметров, плечи. Милаев по праву считался выдающимся нижним, а для исполнения этой цирковой роли, как и любой другой, нужны и врожденный талант и незаурядное мастерство, без этого ничего значительного и тем более выдающегося добиться невозможно.

Как и большинство молодых артистов, Милаев на первых порах основное внимание обращал на трюки, был, как говорится, «злым трюкачом», стремился прежде всего поразить зрителей техническими достижениями. Но в 1930 году он, исполняя кроме акробатического еще гимнастический номер на кольцах, был приглашен в передвижной цирк ЦОТРИ, действующий в районе Южного берега Крыма. Теперь понятие ЦОТРИ забыто. Обозначало же оно объединение трудовых артистических коллективов. В таких коллективах, как правило, выступали большие артистические семьи, могущие показать несколько номеров, составить почти целую программу. И в данном случае основу труппы составляла семья Биляуэр. (Кстати сказать, жонглер Е. Биляуэр — выходец из этой семьи). Главным номером в программе был воздушный полет, он исполнялся теми же Биляуэрами, но под псевдонимом Бернардо — горные орлы. И был в этом полете талантливый комик. Он предложил молодому, красивому и пластически выразительному Милаеву попробовать себя в качестве белого клоуна, сам согласившись выступать в качестве рыжего. Милаев принял маску традиционного белого: надел украшенный блестками комбинезон, на голову — колпак, набелил лицо и взял в руки стек с мешочком на его конце. Исполняли артисты по преимуществу традиционные антре.

Позже Милаев сотрудничал со многими рыжими клоунами, некоторые из них были замечательными артистами: X. Мусин, П. Ринальдо, Н. Лавров, Ренти, С. Крейн, С. Дитлович, С. Любимов. Думаю, что иные из названных сохранились в доброй памяти тех, кто следит за всем, что происходит на цирковой арене.

Клоунада имела для Милаева особое значение, она дала почувствовать, как необходимо исполнителю владеть актерским мастерством, как необходимо кроме технического мастерства привносить в номер художественность и образность, без которых даже самые сильные трюки теряют свою выразительность.

И теперь свой акробатический номер Милаев строил так, чтобы, не снижав трюковых достижений, добиваться высокой артистичности, чтобы и трюки и переходы от одного к другому сливались в некую акробатическую сюиту, утверждающую красоту развитого человеческого тела, красоту сильного и смелого человека, готового к преодолению самых сложных препятствий.

Номер достиг такого уровня, что его в сезоне 1931/1932 года пригласили на сцену ленинградского мюзик-холла, а это тогда считалось для эстрадных и цирковых артистов высшим признанием. Достаточно сказать, что в одной программе с акробатами Жак участвовали: Л. Утесов и его джаз-оркестр, В. Хенкин, Г. Афонии, конферансье А. Гриль и приглашенные из-за границы замечательные мастера различных цирковых жанров.

Художественно-акробатическая группа Жак оставалась для Милаева на протяжении нескольких лет основным номером, но одновременно он продолжал выступать как клоун. Пробовал себя и в номере «Турники», выступал в акробатической сценке-шутке. Настоящий артист должен владеть многими жанрами, пробовать себя в разных качествах, иначе легко скатиться к ремесленничеству.

В конце 30-х годов Милаев решил создать номер принципиально нового для себя жанра — эквилибр на першах. Была собрана группа из пяти человек. Задуманы и отрепетированы рекордные трюки. Вот некоторые из них: Милаев держал на лбу перш, на котором стоял партнер, и также держал на лбу перш, а на вершине этого шаткого сооружения находился еще один партнер. Надо только представить, каким мастерством, каким чувством баланса при этом надо обладать.

Или такой трюк: Милаев балансировал на лбу перш, а на нем находилось четыре человека. И как балансировал! Не сходя с места, удерживая равновесие только легким колебанием корпуса, а это подлинно высший класс. Удерживая перш с одним партнером, он ложился, переворачивался и снова вставал.

Не удовлетворившись эквилибристикой на першах, Милаев решил включить в номер эквилибристику на лестницах.

Те лестницы, которыми оперирует Милаев, в цирке называют ножными или японскими. Улегшись на спину на специальную подушку (тринку), нижний балансирует на подошвах ног незакрепленную лестницу, а на ней его партнеры производят различные эволюции. Впервые в Европе работу на таких лестницах продемонстрировали японцы.

Заметим, что до начала 30-х годов номера с ножными лестницами не получили слишком большого развития. Одно то. что артист удерживал лестницу на ногах, а по ней взбирался верхний, по большей части мальчик, казалось достаточным достижением. Такой трюк демонстрировали Лурих (Сауковы), Исияма и некоторые другие балансеры. Между тем подобный номер был статичен, однообразен и поэтому казался скучным. Новое слово в области работы с ножными лестницами сказали Геддаль, особенно много нового в этом жанре сделала труппа, руководимая А. Ротбертом, а позже 3. Гуревичем.

Но Милаев в области эквилибристики на лестницах занял особое место, его достижения поразительны, до него цирк не знал ничего подобного. Он умудрялся вращать тяжеленную лестницу со стоящим на ней партнером на носке ноги и делал это не единожды, а шесть-восемь раз. Он удерживал на ногах лестницу, на вершине которой, на специальной подушке, лежал еще один партнер и балансировал другую лестницу, и уже на ней третий партнер стоял на руках (лестница на лестнице). Или на огромной лестнице, также установленной на ногах, располагалось шесть человек, тот, который стоял наверху, держал своего товарища а стойке руки в руки, а четверо других, уцепившись за петли, прикрепленные к стойкам лестницы, упирались ногой в эти стойки и делали оттяжки. Шутка сказать, балансировать лестницу с шестью находящимися на ней людьми!

И еще один трюк, о котором лет сорок назад и мечтать никто не маг: Милаев удерживает на ногах незакрепленную лестницу, по ней взбирается партнер, а у него руками на голове стоит еще один партнер. Так несущий доходит до вершины, перешагивает через верхнюю ступень и опускается вниз. Честное слово, когда этот трюк исполнялся, хотелось протереть глаза: неужели такое возможно не во сне, а наяву?! Оказывается — возможно.

Но дело не только в рекордных трюках. Когда Милаев, теперь уже человек в годах, большой, грузный, появляется на манеже со своими партнерами, мы видим — он предлагает нм такую игру: давайте попробуем исполнить то, что кажется трудным, а иногда даже невероятным. И когда игра начинается, он поощряет своих младших товарищей то жестом, то улыбкой, то словом. А то — и тем, и другим, и третьим. Так, удерживая на лбу перш с партнерами, он тихонько постукивает по нему пальцем. И в этом стуке слышалось и одобрение и стремление помочь: «Не трусьте, мол, ребята».

И все это вместе создаст ту атмосферу игры, те особые взаимоотношения партнеров, которые очень ценятся а современном цирке, потому что переводят номер из качества простой демонстрации техники в подлинное искусство.

Совсем недавно Милаев начал, прежде чем приступить к основной части номере — эквилибристике, читать стихотворение о ветеранах, не стареющих душой и передающих свои достижения молодежи. Это придает номеру лирическое качество.

Добавим к сказанному, что Милаев за долгие годы работы в цирке подготовил большое число артистов, среди них его дочь, сын, зять. Но не только их. Так, Ю. Арефьев он принял в коллектив, когда тому было тринадцать лет, и он под руководством Милаева прошел и цирковую школу и, так сказать, цирковой университет. И он такой не один.

Не случайно за выдающиеся заслуги в деле развития циркового искусства Президиум Верховного Совета СССР присвоил Евгению Тимофеевичу Милаеву почетное звание народного артиста СССР.

А недавно его назначили директором Московского цирка на проспекте Вернадского, крупнейшего в мире циркового стационара. Ну что ж, собственный артистический опыт, постоянное стремление к новому, неизведанному, отличное знание людей, связанных с ареной, — все это предполагает, что на новой, очень трудной должности Е. Милаев будет вполне на месте.

Ю. ДМИТРИЕВ

оставить комментарий

 

 


© Ruscircus.ru, 2004-2013. При перепечатки текстов и фотографий, либо цитировании материалов гиперссылка на сайт www.ruscircus.ru обязательна.      Яндекс цитирования Rambler's Top100