О Евгении Петросяне - В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ
В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ    
 







                  администрация сайта
                       +7(964) 645-70-54

                       info@ruscircus.ru

О Евгении Петросяне

Имя популярного артиста ЕВГЕНИЯ ПЕТРОСЯНА хорошо известно любителям эстрады. Наш корреспондент встретилась с Евгением Вагановичем.

Имя популярного артиста ЕВГЕНИЯ ПЕТРОСЯНА хорошо известно любителям эстрады.

Корр. Евгений Ваганович, мне кажется, что у большинства артистов в биографии можно отыскать момент неожиданности в выборе профессии, который нередко дает старт, такому, скажем, разговору, как наш.

Петросян. Должен вас разочаровать: у меня такого момента в биографии нет. Я с «младых ногтей» решил стать артистом. И именно эстрадным. Мне очень нравилось смешное. Нравилось, что меня слушают. Правда, к счастью, я .очень быстро сообразил, что удержать внимание аудитории можно только умным рассказом, а смех смеху рознь...

Я сделал этот вывод, когда мне было семь лет. У нас в семье артистов не было: мама — инженер-химик, отец — математик. Когда меня спрашивают, кто повлиял на выбор моей профессии, я отвечаю: Аркадий Исаакович Райкин.

Я его увидел, полюбил и поверил ему на всю жизнь.

В школьные годы я очень активно участвовал в самодеятельности моего родного города Баку. Я пел в оперетте, играл драматические роли, особенно любил играть стариков, чтобы грим был посложней. Выступал с конферансом, был занят в спектаклях кукольного театра... Словом, я уже тогда как бы пробовал себя во всех жанрах. Победила эстрада.

И до сих пор, когда я выхожу на сцену и от лица своего персонажа обращаюсь к зрителю, веду с ним разговор о добре и зле, любви и ненависти... глядя в глаза... лицом к лицу... я убеждаюсь, что выбор оказался верным.

Корр. Ну, а что же школьное увлечение театром так и прошло бесследно?

Петросян. Я выпускник Всероссийской творческой мастерской эстрадного искусства, которой руководит Л. Маслюков, и считаю, что мне повезло: я был одним из пятидесяти студентов ее первого набора.

Поступив в мастерскую, я выбрал свой путь — путь эстрадного артиста.

Но, если говорить откровенно... Да, мне хотелось в драматический театр. Хотелось играть большие роли. У меня даже была попытка уйти в театр. Это было, когда я уже стал артистом и работал конферансье в оркестре под руководством Л. О. Утесова.

Однажды на концерт пришел Юрий Александрович Завадский. Видимо, он увидел во мне (мне приятно так думать) что-то такое, что ни я сам, никто другой еще разглядеть не мог... Он показал меня художественному совету театра имени Моссовета. Я читал рассказы А. П. Чехова. Было решено дать мне попробовать себя в одной из ролей репертуарного спектакля.

Корр. И какую роль вы выбрали для показа?

Петросян. Мне было двадцать лет... и я выбрал роль Князя в «Дядюшкином сне». Смешно?

Корр. А дальше?

Петросян. А дальше... не было «дальше  Я остался у Л. О. Утесова, а он считал, что мое будущее — это эстрада. Иногда я мысленно обращаюсь к этому эпизоду моей жизни и мне начинает казаться, что и сейчас я смог бы сыграть психологически сложную роль, многоплановый характер. Но тут включается комплекс: а вдруг я из тех самых комиков, которым очень хочется выглядеть трагиками?..

Корр. Евгений Ваганович, я помню, в семидесятых на ТВ был такой спектакль «Наполовину всерьез», где вы «на равных» работали с такими известными драматическими актерами, как Людмила Гурченко, Григорий Абрикосов...

Петросян. Да я и сейчас возможность попробовать себя в драматической роли полностью не отметаю. И не случайно я стремился, чтобы в спектакле «Доброе слово и кошке приятно» появились и явственно прозвучали драматические ноты...

Корр. Да и сам спектакль, где вы являетесь главным действующим лицом, артистом, создающим целый калейдоскоп запоминающихся характеров, выстроен по законам театра...

Петросян. ...не даром он родился, как и мой первый спектакль «Монологи», не сцене Театра эстрады. В его создании принимала участие большая постановочная группа... осветители, звуковики, костюмеры...

С Московским государственным Театром эстрады меня связывает многое. Здесь я впервые вышел на сцену в дипломном спектакле нашей студии. Здесь в 1970 году я стал Лауреатом IV Всесоюзного конкурса артистов эстрады. Это был очень сложный конкурс, от предыдущего его отделяло двенадцать лет. Представляете, сколько сил накопила за это время эстрада?

Отдельной премии за конферанс не было, что меня даже радовало, ибо состязаться с артистами речевого жанра было интереснее и труднее.

А сейчас я думаю о новом спектакле и постановку его связываю также с Театром эстрады.

Корр. В дипломной программе «В жизни раз бывает 18 лет» вы представили себя как «ученика на конферансье». Это было в 1962 году. В 1974 году.вы ушли из жанра конферанса, будучи уже опытным артистом. О вас как о конферансье много писали. Критики отмечали ваше актерское обаяние, дар мгновенного контакта со зрителем, мягкий юмор, элегантность и т. д. Казалось бы, что еще человеку надо? Живи и пользуйся заслуженным успехом, пополняй творческую копилку.

Петросян. Я никогда не собирался оставаться только конферансье. В общем-то я никогда и не был «чистым» конферансье, то есть не ограничивал свою работу на сцене только объявлением номеров или отдельными репризами. В моей программе всегда были монологи в образе, моно-сценки, фельетоны. Когда я работал у Л. О. Утесова, то мы с ним разыгрывали большие импровизированные сцены... Это было необыкновенно интересно и... страшно. Каждый вечер, выходя на сцену, я не знал, что меня ждет... Леонид Осипович был человеком необычайно остроумным и большим фантазером. Я считаю, что пять лет, что я с ним работал — это годы учебы в Академии эстрады. Он был удивлен и обижен, узнав о моем желании делать самостоятельный спектакль. Я очень переживал и позднее, когда Леонид Осипович, побывав на спектакле, похвалил меня, у меня как груз с души свалился. Он своей похвалой как бы одобрил мои поиски своего пути в искусстве. Что же касается тайн профессии... Ну, какие тут тайны? Все на виду.

Наш первый отечественный конферансье Алексей Григорьевич Алексеев в своей книге «Серьезное и смешное» писал.

«...конферансье без культуры общей и театральной, без знаний в разнообразных отраслях, без актерской и режиссерской техники, без основательного знакомства с другими видами искусства — жалкий остряк, который всегда может попасть в дурацкое положение».

Вот такие «профессиональные тайны»...

Если взглянуть на конферансье на сцене глазами зрителя, то, я думаю, немаловажен такой момент: как он «привяжет» себя к чужому номеру. Мне лично был близок такой открытый ход, как «пока готовят сцену, я займу вас»... и т. д.

Это очень важно, как конферансье сбалансирует концерт своим творчеством. В течение концерта он нужен не всегда, когда всё в порядке и по темпо-ритму и по эмоциональному накалу, то вполне хватает простого представления артистов, но вот какие-то номера «не тянут», Концерт ощутимо «проседает» и это сразу должен почувствовать конферансье и тут-то уже точно... «Ваше слово, товарищ маузер». Конферансье термометр концерта, хозяин эмоциональной атмосферы всего представления. По-моему, худшее, что может быть — это когда концерт существует сам по себе, а конферансье с его интермедиями сам по себе.

Корр. Артисты вашего жанра часто жалуются на отсутствие острого актуального репертуара. Как вы решаете эту проблему?

Петросян. Я не знаю такой проблемы. Надо работать. Искать. Мне очень помогает работа в библиотеках... да я просто не мыслю себя и свою деятельность в отрыве от этой работы... Это же такое богатство!

В школьные годы я в бакинских библиотеках перечитал всю юмористику, и уже тогда завел себе рабочие тетради, куда переписывал заинтересовавший меня материал. А какие острые и смешные тексты я себе создавал, отобрав путем компиляции материал на заданную тему из нескольких фельетонов. Уже тогда я усвоил: надо искать! Несколько лет назад в Министерстве культуры РСФСР мне довелось просмотреть авторский материал, скопленный за довольно продолжительный период. Сколько же интересного я нашел там! Я ищу материал для себя и «на» себя. Это помогает избегать случайного репертуара. Сейчас я работаю с прекрасными, близкими мне по духу авторами Аркадием Хайтом, Альбертом Левиным, Леонидом Натановым, Михаилом Задорновым... Это эстрадные писатели с высокоразвитым чувством гражданственности, их острое перо сатириков направлено на борьбу со всем, что мешает нам жить, на борьбу за справедливость. Нам друг с другом далеко не всегда легко. Я в период работы очень беспокоен, хочется, чтобы текстовой материал был точно мой, чтобы он попал на мою индивидуальность...

Корр. Кого вы считаете своими учителями в искусстве?

Петросян. Мне посчастливилось учиться в творческой мастерской и позже у замечательных артистов: Марии Мироновой, Рины Зеленой, Льва Мирова, А. Г. Алексеева... Повезло, что несколько лет я выходил на сцену с Утесовым. И я всю жизнь, как уже говорил, учился и учусь у Аркадия Исааковича Райкина — великого кудесника сцены.

Корр. О чем вы мечтаете?

Петросян. О своем театре. Чтобы это был оригинальный организм. Мечтаю создать зрелище не похожее на предыдущие... Театр эстрадных миниатюр. Синтез всех эстрадных жанров: вокала, слова, пластики, чудес... Где главным лицом будет Артист, его Мастерство, а спецэффекты, то есть техника, будут ходить в «массовке». Вот эта мечта и привела меня на режиссерский факультет ГИТИСа. Учусь у таких мастеров эстрады, как И. Г. Шароев и А. А. Бартяк. Хочу попробовать сам поставить спектакль. Ведь для нас — сатириков — темы остаются прежние: бьем по мещанству, карьеризму, взяточничеству, бюрократизму и т. д. Пороки с испокон веков знакомые... Форма должна меняться! А. П. Чёхов прав, сказав устами своего героя: «Новые формы нужны. Нужны новые формы, а если их нет, то лучше ничего не надо».

 

Интервью провела Г. ЗАМКОВЕЦ

оставить комментарий

 

 


© Ruscircus.ru, 2004-2013. При перепечатки текстов и фотографий, либо цитировании материалов гиперссылка на сайт www.ruscircus.ru обязательна.      Яндекс цитирования