В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ    
 







                  администрация сайта
                       +7(964) 645-70-54

                       info@ruscircus.ru

О ленинградских коллективах «Цирк на сцене»

Рассказ о ленинградских коллективах «Цирк на сцене» хочется начать с нескольких историй, услышанных от директора Михаила Георгиевича Звегинцева.

История первая. Девочку приметили на занятиях секции юных гимнасток. Раздобыли домашний адрес и долго уговаривали маму. Потом убедительно расписывали гимнастке увлекательную жизнь, которая ее ожидает. Заручились, наконец, поддержкой школы, и, добившись всеобщего согласия, взялись за дело.

Начались репетиции. Упражнения, которые раньше давались девочке играючи, теперь пришлось разучивать заново. Что ни день, занятия становились все более трудными, а порою, казалось, невыполнимыми. Сколько раз ей хотелось бросить все разом, убежать. Однажды ома так и сделала. Ее разыскали, уговорили вернуться в репетиционный зал. Но теперь, как ни странно, чем тяжелей были задания, тем большее удовлетворение получала она их выполняя, делала даже больше, чем требовали и ждали педагоги. Тело становилось не просто гибким и послушным, оно, казалось, начало отзываться не малейшее изменение настроения. Именно духовной наполненностью поражает сейчас зрителей пластический этюд в исполнении Ларисы Смирновой.

История вторая. Однажды в кабинет директора ворвался молодой парень. Родом он был из Риги, работал вагоновожатым, но мечтал стать артистом цирка. Когда выяснилось, что ни одним из цирковых жанров парень не владеет, его отправили домой. Правда, на прощание показали ему некоторые приемы жонглирования, даже подарили старые булавы. Но через год он снова появился в кабинете Звегинцова, достал булавы и такое стал с ними вытворять, что парнем заинтересовались. Месяца через полтора напряженных репетиций его уже включили в группу, выехавшую с концертами. Из каждой поездки, как ни насыщена она была выступлениями, парень привозил новые, уже освоенные им трюки. Несколько лет такой работы — и жонглер Борис Панфиленок стал дипломантом Всероссийского смотра.

История третья. Попросили как-то Звегинцева, который время от времени консультировал народный цирк Дворца имени Кирова, помочь в дрессуре медведя. Поднялся он с девчушкой на лифте до верхнего этажа, взобрался по лестнице на чердак, вылез на крышу и там увидел покрытую фанерным щитом клетку, а в ней — огромного медведя без ошейника и без намордника. Девчушка, развязав проволоку, скрепляющую дверцу, полезла в клетку.

—Ты куда?! — ухватил ее за руку Звегинцев.
— Не бойтесь, мишка добрый.

Но Звегинцев очень хорошо знал, каким коварным и свирепым зверем может подчас обернуться этакое добродушное и косолапое существо. Потому он посоветовал девочке не иметь дело с подобным хищником.

Однако не прошло и двух лет, как появилась в директорском кабинете та девчушка. Окончив школу и получив паспорт, она явилась проситься в дрессировщицы. Пришла с собачками, а вскоре Наталья Архипова вывела на сцену двух медведей, одним из которых был ее давнишний питомец.

За каждым артистом, за каждым номером ленинградского «Цирка на сцене» стоит история не менее занимательная, чем рассказанные выше. И это, мне кажется, в порядке вещей. Без самоотверженной любви к искусству манежа о нем лучше не мечтать. Но все истории раскрывают еще одну особенность жизни «Цирка на сцене» — подготовку кадров.

Артистов цирка готовит ГУЦЭИ. Номера выпускает кроме того всесоюзная дирекция по подготовке новых программ, аттракционов, номеров. Но совместных усилий Дирекции и училища не хватает даже, чтобы обеспечить качественными программами растущую сеть цирковых стационаров. Что же касается коллективов «Цирк на сцене», то они вынуждены сами находить и воспитывать своих артистов.

Сегодня в составе ленинградской группы преимущественно молодежь, которая пришла на смену доброму, старому поколению артистов. Но авторитет ленинградцев по-прежнему высок. И это, мне кажется, убедительное свидетельство жизненности тех принципов творческой и организационной работы, которые сложились под руководством директора М. Звегинцева и главного режиссера В. Вальта.

Работа группы разбита на четыре цикла. График гастрольных поездок составлен таким образом, что квартальный план выполняется за полтора-два месяца. Это требует от каждого члена коллектива предельной собранности. Однако благодаря этому, ленинградцы получают возможность не менее месяца а каждый из четырех циклов репетировать. Такая возможность запланированной репетиционной работы важна для совершенствования номеров, существующих и для создания новых.

Коллективы «Цирк на сцене» обычно черпают пополнение из спорта или из народного цирка. Ленинградцы в этом не составляют исключение. Но какими бы прекрасными профессиональными данными ни обладал любитель, полностью возможности его раскрываются именно в ходе каждодневных репетиций. Праздничное искусство цирка, несмотря иа свою кажущуюся бессюжетность, в самом свободном трюковом построении подчинено строгой, подчас эксцентрической, но тщательно продуманной и прослеженной логике развития действия. Именно умение оправдать, обосновать трюк и делают исполнителя артистом.

Имеет важное значение для «Цирка на сцене» стажерство. Стажерство — это не только знакомство со способностями человека, это и проверка его характера. Штатным расписанием ленинградской дирекции стажеры не предусмотрены. Однако ее руководители и тут проявили творческую изобретательность. Претендентов на поступление в коллектив после тщательной работы с тренером оформляют униформистами и отправляют в поездку с определенным репетиционным заданном. И уже по возвращении с гастролей решается окончательно вопрос пригодности, нужности этого работника. А затем начинается выстраивание и оформление нового номера. Такая работа с кадрами представляется мне полезной и справедливой. Ведь, что ни говори, определяющими качествами талантливого исполнителя являются в равной мере и его одаренность и его работоспособность.

Репетиционный период в группе организуется обычно чрезвычайно гибко. Начинающему артисту предоставляется возможность проверить на зрителе фрагменты своей работы. Выход на публику, зрительская реакция на трюки, на композицию — это целый этап репетиционного периода. Ведь именно в момент восприятия зрителем номера он и рождается как произведение искусства.

Необходимо подчеркнуть, что чередование гастрольных поездок с пребыванием на базе создает реальные возможности ив только для вдумчивого воспитания новых исполнителей, но и стимулирует творческий рост номеров, активно функционирующих.

Истинного творце, в какой бы области он ни работал, всегда отличает любопытство, та жажда, которую Гоголь окрестил когда-то умением взглянуть на мир «свежими очами». Ну, что казалось, нового можно сделать ив слабонатянутой проволоке после Рудольфа Славского и Олега Полова? А вот Николай Ермаков решился, сделал и поразил даже специалистов. Представьте небольшую площадку, уложенную на провисающие тросы. На нее поставлен невысокий отрезок трубы диаметром в двадцать сантиметров. На эту трубу уложен горизонтально, как каток, такой же отрезок. На него водружены два отрезка трубы уже вертикально, а на них в свою очередь укладывается доска, на которую, наконец, становится артист. Умостившись на таком шатком сооружении, Николай начинает раскачивать проволоку. Все увеличивая размах движения, он, балансируя на катушке, добивается того, что мгновениями оказывается почти параллельным сцене!..

Эффектным озорным финалом завершается номер велофигуристов Клары и Николая Корчагиных. Разогнав машину, Николай Корчагин уступает седло запрыгнувшей следом Кларе и, усевшись на руль, продолжает вертеть педали. Клара тут же встает обеими ногами на седло, балансируя, берет в руки сверкающий поясок и начинает прыгать через него, как через скакалку. Прыгать весело, грациозно, будто стоит она, как в детстве, на асфальте тротуара, а не на скользком маленьком седле мчащегося по кругу велосипеда. Так и едут они круг за кругом. А потом, резко затормозив машину, соскакивают разом и замирают в комплименте.

Разумеется, творческая работа ленинградцев не исчерпывается созданием новых номеров и улучшением старых. Что ни говори, но, как ни впечатляющ каждый номер сам по себе, в восприятии зрителей наиболее целостное впечатление оставляет именно представление. К сожалению, в стационарах собрать и интересно оформить программу удается не более, чем на один цикл сезона. Необходимость превратить «конвейер номеров» в «конвейер постоянно действующих программ» и по сей день никак не обретет под собой реальной организационной основы. А вот в «Цирке на сцене» гастроли постоянных коллективов являются системой работы.

Создание постоянно действующих программ приносит явную пользу и творческую и экономическую, разом решает целый комплекс проблем. Прежде всего проблему сокращения числа артистов, необходимых для показа высококачественного представления. Ведь в разумно составленном коллективе удается добиться такого положения, что каждый его участник становится исполнителем, как минимум, двух разножанровых номеров. Мало того, учитывая свои возможности, артисты нередко объединяются для создания группового номера. Вот, скажем Елена Степанова, кроме номера, представляющего любопытное сочетание элементов эквилибра и гимнастики на оригинальном вращающемся аппарате (сконструированном, кстати, руководителем коллектива Валерием Ивановым), ведет основную вольтижную работу в партерном полете и кроме того еще выступает верхней в номере акробатов с подкидной доской. Подобное использование способностей каждого члена коллектива — разумное следование старинной цирковой традиции. И вместе с тем постоянно действующая труппа служит верным залогом решения циркового представления как целостного спектакля.

Нужно отметить, что, несмотря на подлинно цирковое мастерство большинства номеров, входящих в ленинградскую (да и в любую другую) группу, сам факт их выступления не на манеже, а на сцене требует от исполнителей более мягкой подачи трюков, несколько иных взаимоотношений партнеров. Это, очевидно, послужило причиной и тому, что место традиционного режиссера-инспектора занял более привычный для зрителей эстрады конферансье-ведущий. Так же очевидно, что на сцене определенным образом должен был трансформироваться лишенный привычного манежа образ коверного.

У ленинградцев именно так обстоит в коллективе, возглавляемом Александром Шестаковичем.

Шестакович играет этакого современного, в меру разбитного, в меру предупредительного, всезнающего обывателя. Все интермедии его и ведущей Л. Смирновой носят на первый взгляд эстрадный характер, но они настолько четко вытекают их предыдущего циркового номера и подготавливают последующий, что и сами становятся на редкость цирковыми.

Вот, например, Шестакович предлагает Ларисе шоколадку, однако не выпускает конфету из рук, дразнит ею девушку. В этот момент из-за кулис выходит молодой человек с прекрасно развитой мускулатурой. Шестакович испуганно отдает шоколадку ведущей и убегает. Начинается номер силового жонглера. Так реприза получает чисто цирковое эавершение, а молодой атлет, работающий с гирями, сразу же заявляется как добрый и справедливый человек. Подобным же образом подготавливаются все номера, и программа воспринимается уже не как концертно-дивертисментная, а как цельный тематический цирковой спектакль.

Последнее время Шестакович работает над специальной детской программой. Он задумал создать захватывающее зрелище, пользуясь средствами подлинно цирковыми. Хочется верить, что работа эта будет доведена до конца и увенчается успехом.

Размер журнальной статьи не позволяет рассказать о других коллективах ленинградцев. А они все — каждый в силу возможностей и творческих устремлений, разумеется, — стремятся к самобытности и своих номеров и своих программ. В этом их всемерно поддерживают руководители Дирекции, живо откликающиеся на любые предложения, способствующие активизации художественной жизни и росту профессионального мастерства.

Почти двадцать лет назад ленинградцы выступили инициаторами проведения творческих семинаров. Каждый год руководство Дирекции выискивает дней десять для того, чтобы устроить «весенний смотр» своим «войскам». В эти дни все коллективы выступают перед самым взыскательным зрителем — своими товарищами. На просмотры являются все работники Дирекции, даже ушедшие на пенсию. Конечно, зрители всячески поддерживают коллег — аплодисментами провожают каждого артиста, охотно смеются самой непритязательной репризе клоуна, но потом, при обсуждении, судят нелицеприятно, строго. А это, мне кажется, лучший способ проявить свое уважение к профессионалу.

Трудно переоценить значение семинаров и для самих артистов, и для тех, кто направляет художественную жизнь Дирекции Ведь подобное мероприятие помогает произвести детальнейший и сравнительный анализ как коллективов в целом, так и отдельных представителей соответствующего жанра.

Когда-то Звегинцев только начавшим свой цирковой путь пареньком услышал от старых артистов: «Пока молод, нарабатывай трюки. Придет время, будешь жить на этот капитал».

Став режиссером, потом главным режиссером, потом директором группы, Михаил Георгиевич за свою долгую жизнь в цирке успел понять, что только одними трюками не прожить. Современный цирковой мастер давно вырос из «трюкача» в артиста. В воспитании и развитии артистических способностей, неповторимой индивидуальности исполнителей руководство Дирекции видит свой долг.

Когда-то «Цирк на сцене» был создан для культурного обслуживания малонаселенных пунктов. За прошедшие десятилетия небывало возросло число крупных промышленных и сельскохозяйственных центров, не «моющих специальных цирковых зданий, но зато обладающих огромными клубами и дворцами спорта на несколько тысяч мест. Поэтому сегодня коллективы «Цирка на сцене» очень часто дают свои представления перед таким количеством зрителей одновременно, которое не вместится ни в один цирковой стационар. Но и этот экзамен на творческую зрелость ленинградцы с честью выдерживают. Мало того, учитывая специфику выступлений в подобных помещениях и сообразуясь со вкусами обычно посещающего их молодежного зрителя, Звенгинцев и Вальт выступили инициаторами своеобразного зрелища, которое они назвали «Цирк-варьете». Эта работа ленинградцев заслуживает особого разговора. Но уже сам факт поиска новых форм циркового представления убедительно подтверждает наличие подлинно творческой атмосферы, в которой живет Дирекция ленинградских коллективов «Цирк на сцене».

Конечно, наивно было бы предположить, что жизнь и работа ленинградцев протекает исключительно гладко — без сучка, без задоринки. Каждый творческий организм, развиваясь, функционируя, вынужден преодолевать множество препятствий. А их перед цирковыми артистами, если они люди ищущие, влюбленные в свою профессию, всегда немало. Но ведь с этого и начинается настоящий цирк, с преодоления, казалось бы, невозможного.

М. НЕМЧИНСКИЙ

оставить комментарий

 

 


© Ruscircus.ru, 2004-2013. При перепечатки текстов и фотографий, либо цитировании материалов гиперссылка на сайт www.ruscircus.ru обязательна.      Яндекс цитирования Rambler's Top100