В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ    
 







                  администрация сайта
                       +7(964) 645-70-54

                       info@ruscircus.ru

О статье И. Черненко «Язык манежа»

В статье И. Черненко «Язык манежа» («Советская эстрада и цирк», 1971, № 6) поднимается безусловно важный вопрос. Известно, любая терминология должна основываться на трех основных принципах.

1. Для построения терминов используют современный словарный состав языка и заимствованные слова в соответствии с законами словообразования и грамматикой языка. Иногда терминами становятся слова, проникшие к нам вместе с упражнениями: например, слово «сальто» применяется во всех странах. Доступность предопределяет жизненность, устойчивость терминологии. Отрыв от норм родного языка делает ее невразумительной, жаргонной, непонятной.

2. Термины характерны точностью. При построении терминов стремятся к их однозначности: термин должен иметь только одно, вполне определенное значение.

3. Термины отличаются краткостью, они позволяют максимально сократить или полностью заменить описание.

Между тем, даже с точки зрения неспециалиста, язык цирка нельзя считать совершенным. Поэтому статья И. Черненко актуальна. Тем не менее многие положения ее вызывают сомнения. Экскурс к первоисточникам не всегда точен, и их интерпретация не всегда оправданна.

«Сальто-мортале»... Большинство зрителей понимают первую часть этого выражения, и подавляющее большинство не знает второй. Хотя, быть может, это и к лучшему, поскольку как-то неудобно называть смертельным прыжок, доступный второразряднику. Между тем а любом учебнике по гимнастике можно прочесть: «Сальто — вращательное движение с переворотом через голову, выполняемое без дополнительной опоры. Различают: сальто вперед, вперед согнувшись, боковое сальто и т. д.». Точно, ясно и коротко. Так стоит ли изобретать велосипед? Язык цирка безусловно специфичен, но многое можно было бы почерпнуть и в спорте (кстати, наша гимнастическая терминология достаточно полно и хорошо разработана).

"Фордершпрунг, копфштейн, форганг...". Какую смысловую нагрузку несут эти выражения? Человек, знающий немецкий язык, может догадаться, хотя сразу даже трудно подсчитать, сколько здесь ошибок с точки зрения немецкой грамматики. Не случайно мы встречаем даже в журнальных статьях такое, например, выражение: «...номер на копф-штейн-трепе — тяжелой металлической трапеции, на которой в основном делают стойки на голове...» («Советская эстрада и цирк», 1971, № 3, стр. 23). Как говорится, «масло масляное». Артисты цирка список подобных выражений могут многократно увеличить.

Совершенно очевидно, что язык цирка явно перегружен терминами нерусского происхождения, многие из которых потеряли смысл, устарели или искажены до неузнаваемости. Ф. Энгельс говорил, что спор о терминах — это не спор по существу, здесь просто нужно сесть и договориться. Именно договориться, отбросив все ненужное, нанесенное, учтя опыт смежных областей, и чем раньше, тем лучше. И чтобы итогом этой договоренности стала «Цирковая терминология», принятая на «вооружение» во всех подразделениях любимого народом искусства цирка.

В. Климин, кандидат педагогических наук

оставить комментарий

 

 


© Ruscircus.ru, 2004-2013. При перепечатки текстов и фотографий, либо цитировании материалов гиперссылка на сайт www.ruscircus.ru обязательна.      Яндекс цитирования Rambler's Top100