В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ    
 







                  администрация сайта
                       +7(964) 645-70-54

                       info@ruscircus.ru

Об энтузиазме и равнодушии

История эта не совсем обычна. Прежде всего потому, что кроме людей — супругов Н. В. Кузнецовой и С. Ф. Лаврентьева — в ней участвует группа добродушных дрессированных животных. Такие зверята нередко фигурируют в детских книжках, и для такой книжки начать изложение, возможно, следовало бы так.

«Этот рассказ, ребята, о большом, неуклюжем медведе Мишке — пианисте, танцоре и велосипедисте, о крохотной обезьянке из породы «капуцинов» — веселом проказнике Степке, который, несмотря на непоседливый нрав, вовремя, по будильнику, просыпается, одевается без помощи мамы, сам убирает постель, делает физзарядку и завтракает, соблюдав все правила хорошего поведения за столом.

Еще поведаю о двух белых собачках — Шустрике и Мямлике, о том, как они, опрятно одетые в школьную форму, садятся за парты, прилежно листают учебники и не хуже любого первоклассника складывают, вычитают, умножают и делят любые числа до десяти, а также о лисах, белках, козочках и других умных животных, умеющих делать многие забавные и удивительные вещи.

Расскажу также и про двух добрых, трудолюбивых и настойчивых людей, которые научили всех этих симпатичных зверушек, на радость детворе, выполнять свои диковинные трюки.

А еще поведаю о сухом и черством волшебнике Формализме, который принес много горя и страданий взрослым, ребятам и зверятам...»

Однако такая категория, как «формализм», исключает тон детского повествования. Итак, сперва о двух добрых и настойчивых людях.

Когда-то балерина Нонна Кузнецова сразу из хореографического училища была принята в группу Большого театра СССР. Сергей Лаврентьев дебютировал а цирке в качестве акробата и артиста оригинального жанра.

Отечественная война призвала их в Первую фронтовую художественную бригаду. Началась обычная походная жизнь: днем—концерты, ночью — изнурительные переезды. Так изо дня в день, с единственным перерывом для каждого: на лечение в госпитале после тяжелого ранения. Около двух тысяч концертов на фронте дали коммунисты Кузнецова и Лаврентьев.

Закончилась война, и теперь их маршрут пролегал через дворцы культуры и клубы предприятий, строек, совхозов, колхозов в разных частях страны. Снова переезды — концерты, переезды — концерты...

Шли годы, и незаметно подкрался самый коварный враг актеров — возраст. Быстрые, темпераментные танцы стали уже не под силу Нонне Владимировне. Утратил прежнюю ловкость и Сергей Федорович. Назрела вполне закономерная необходимость сменить характер труда. У артистов этот процесс часто проходит болезненно и трудно, но для них перемена не представляла сложности. Отличная школа Большого театра и многолетний опыт балерины позволяли Нонне Владимировне перейти в балетмейстеры, а всесторонние знания концертной работы давали возможность Сергею Федоровичу заняться административной деятельностью. Так подсказывала логика спокойных жизненных перспектив.

Поступили они вопреки логике. Они решили освоить совершенно новую для них нелегкую профессию дрессировщика. Пересилила давняя страсть — любовь к животным.

Нет нужды говорить о трудностях в комплектовании четвероногой труппы, о том, сколько настойчивости, терпения, воли пришлось потратить, пока животные научились четко действовать на сцене.

Годы напряженного труда принесли свои плоды. Программа имела шумный успех у жизнерадостной и непосредственной детской аудитории. Артистическая жизнь Кузнецовой и Лаврентьева вошла в свой обычный нелегкий ритм: переезды — концерты...

Правда, передвигаться стало сложно (медведя не сдашь в багаж, да и в гостиницу с сорока животными не очень легко попасть). В Мосгорисполкоме поняли это и специальным решением (вопреки существующему положению) разрешили дрессировщикам приобрести автобус, помогли переоборудовать его для перевозки животных.

...Неумолимое время все-таки взяло свое. Пришел час, когда отзвучали последние аплодисменты последнего концерта. Оба артиста вышли на пенсию. Работа закончилась. Впереди — заслуженный, обеспеченный отдых.

В самом деле, хорошая пенсия, квартира в Москве, просторная дача, построенная через дачно-строительный кооператив на станции Валентиновка. Чего еще можно желать на склоне лет? Кажется, распрощайтесь со своим звериным хозяйством (которое, кстати сказать, стоит немалых денег) и живите в свое удовольствие! Дышите подмосковным озоном, разводите клубнику, смотрите телевизор...

Но супруги не торопились поступить таким образом. Они поселились на даче вместе со всеми своими четвероногими питомцами и горько задумались. С одной стороны, содержать на две пенсии всю ватагу зверей тяжело и нет никакого смысла. С другой стороны, расстаться с делом, ставшим для них жизненно необходимым, с существами, которых они беззаветно любили и которые впитали в себя столько их труда и забот, оказалось не так легко.

Приуныли и звери. Они тоже привыкли к труду, к ярко освещенной сцене, аплодисментам. Бездействие удручало и их. Вечерами тяжело, на весь дом вздыхал четвероногий герой кинофильма «Пущик едет в Прагу» медведь Миша. Потерял жизнерадостность ласковый проказник Степка. Тихо скулили обычно молчаливые лисицы. Пауза затянулась...

Тем временем вездесущие ребята прознали о необычных обитателях дачи. Извечная тяга детей к животным заставила их толпами собираться у решетчатого деревянного забора и дежурить часами, чтобы увидеть, как прогуливают по участку медведя, или мелькнувшую в окне забавную физиономию обезьяны.

Однажды отворилась калитка, и ребят, дежуривших у забора, пригласили войти. Им не только показали зверей, но и устроили на лужайке перед домом представление с их участием. Истомившиеся без дела животные и их хозяева старались вовсю. Восторгу детворы не было пределе. Такого в этих местах никогда не видели.

С этого дня молва о добрых дрессировщиках Н. В. Кузнецовой и С. Ф. Лаврентьеве и их питомцах разнеслась по окрестностям. Сюда потянулся непрерывный поток ребят из школ, пионерских лагерей и из подмосковного города Калининграда, пригородом которого является станция Валентиновка. Юные посетители могли бесплатно увидеть выступление животных, услышать рассказ об их нравах и поводках, о формах и методах дрессировки.

За детьми потянулись и взрослые — учителя, пионервожатые, отдыхающие, просто любители животных. Стала наполняться дружескими благожелательными отзывами книга посетителей.

Шло время. Уже более тысячи ребят побывало у Кузнецовой и Лаврентьева. Вокруг них начал складываться актив юных помощников. Сама жизнь обоих обрела особый смысл: нести радость людям, помогать воспитывать детей в духе гуманности, доброты, любви к искусству и природе. Выбор двух коммунистов окончательно определился и оказался не з пользу спокойной жизни без труда и забот. Наоборот, они избрали именно труд и заботы. Их решение нашло официальное выражение в заявлении, поданном в Калининградский горком КПСС и горисполком в мае 1967 года.

«Мы хотим, — писали они, — отдать молодежи все имеющиеся у нас знания, наш опыт сорокапятилетней художественно-творческой деятельности, чтобы тем самым внести свой вклад в создание будущего коммунистического общества... Вся наша творческая работа будет проводиться нами на общественных началах... Мы передаем в дар детям всех зверей, половину дачи — 80 кв. метров строения, 1.500 кв. метров участка с насаждениями...».

Иными словами, два высококвалифицированных специалиста-профессионала протянули руку дружбы для культурно-просветительной деятельности на общественных началах. Причем деятельности разносторонней. Кроме работы с детьми они предложили свои услуги в качестве методистов и постановщиков самодеятельных балетных, эстрадных и цирковых номеров.

Взамен они рассчитывали на шефскую помощь в том, что им трудно было сделать самим. Разумеется, на деньги двух пенсий нелегко содержать около сорока животных. Поэтому артисты попросили помочь им получать пищевые отходы из близлежащей столовой.

Столь же понятна и вторая просьба: помочь переоборудовать предназначенную для работы с детьми половину дома таким образом, чтобы вместо жилых комнат устроить маленький зрительный зал, сцену и кинобудку для демонстрации научно-полулярных фильмов.

Кажется, обе просьбы вполне выполнимы. Отходов достаточно в любой столовой, а реконструкция половины деревянной дачи — пустяковое дело.

Предложение К. В. Кузнецовой и С. Ф. Лаврентьева было горячо поддержано городской газетой «Калининградская правда». Однако горком и горисполком ив торопились высказать свое отношение к заявлению двух коммунистов. Дружеская рука повисла в воздухе...

Между тем не дожидаясь помощи, энтузиасты сами принялись за строительные работы — приобрели стройматериалы, разобрали перегородки и полы в комнатах, предназначенных под зрительный зал, отрыли котлованы фундаментов сцены и кинобудки...

Ответ на заявление пришел почти через полгода, и с иим в упор уставились колючие глаза злого волшебника Формализма...

«В соответствии с существующим положением, — было сказано в нем, — исполком горсовета не имеет права принимать на баланс часть домовладения, принадлежащего на правах личной собственности, а также ни исполком, ни предприятия не имеют возможности затрачивать средства, материалы и рабочую силу для производства ремонта частного домовладения».

Можно лишь удивляться оскорбительной сущности такого подхода. Энтузиазм людей, их бескорыстие, наконец, реальная польза, которую они уже принесли, материальные жертвы — все оказалось в стороне. Ни слова о шефстве, общественных началах, ни намека, кому и зачем нужна перестройка дачи. Как будто речь идет о ловкачах, которые решили за государственный счет отремонтировать частное домовладение. И в результате полный отказ.

Между тем положение создалось не из завидных. Двое пожилых людей оказались не в состоянии до зимы завершить перестройку, а при разобранной половине дома животных негде было укрыть от холода. В тот год морозы не заставили себя долго ждать. Животные начали погибать...

Трагизм положения не изменил отношения городских руководителей. Уж такова природа формализма, что, единожды найдя зацепку, чтобы ничего не предпринимать, он намертво хватается за нее. Председатель горисполкома и секретарь горкома не сочли возможным даже принять и выслушать коммунистов Кузнецову и Лаврентьева, а их новые письма в горисполком и горком остались без ответа. Такая же судьбе постигла письмо директора Московского зоопарка заслуженного работника культуры РСФСР Сосновского, в котором он просил горком познакомиться с деятельностью Кузнецовой и Лаврентьева и поддержать их...

Возможно, что это место повествования заставит дрогнуть сердце каждого доброго человека. Успокойтесь, уважаемые любители животных. В результате усилий супругов почти все звери уцелели. Правда, зима для них оказалась достаточно трудной. Судите сами: около сорока животных вместе с хозяевами — в двух небольших комнатах. Чуть-чуть воображения, дорогие читатели, — и можно легко представить их жизнь.

Но супруги не оказались одинокими. Конечно, нашлось немало добровольных помощников. Встревожилась и общественность. С осуждением позиции местных руководителей по отношению к Кузнецовой и Лаврентьеву выступила газета «Правда». Злому волшебйику пришлось все-таки стыдливо опустить свои колючие глаза.

Закончились холода, засветило солнце, распустились листья на деревьях. Снова к даче на Журнальном проезде станции Валентиновка потянулись вереницы детишек из соседних школ и лагерей. Снова представления и беседы, смех и аплодисменты. Снова книга отзывов стала заполняться благодарственными записями. Одновременно супруги своими силами настойчиво продолжали работу по реконструкции дома. В результате появились миниатюрный зрительный зал, кинобудка, необходимый реквизит. Теперь ненастье уже не было способно сорвать представление. Возросли возможности для подготовки новых номеров, для занятий с юными дрессировщиками.

Только не подумайте, что формальный подход к трудам Кузнецовой и Лаврентьева уступил место настоящей заинтересованности. Ничего похожего. Люди, стремглав мчащиеся мыть руки при одном упоминании о кошке или собаке, очевидно не способны осознать пользу от такого рода деятельности. Районные руководители заняли позицию такого нейтралитета, при котором поддерживается любой довод «против», но не «за». Скажем, стоит только кому-нибудь объявить, что медведь может в один прекрасный день сбеситься и начать крушить все вокруг — наступает полный переполох. Идут обследования, дебаты... На дел* все обернулось иначе. Однажды пьяный хулиган через прутья тесной клетки нанес вилами несколько ударов огромному добродушному медведю Мише, велосипедисту и танцору, известному всей стране по кинокартине «Пущих едет в Прагу». Вызванный ветврач констатировал безнадежность состояния, лейтенант милиции выстрелом из пистолета прекратил страдания животного. Всполошило ли это кого-нибудь в районе? Ничего подобного. Деже наказания хулигана не последовало. Видимо, такое решение проблемы медведя вполне устроило...

Обо всех трудностях и злоключениях двух пожилых энтузиастов можно рассказывать много. Важно другое. Несмотря ни на что, они продолжали свою деятельность, проявив поразительную настойчивость, самообладание, терпимость, бескорыстие. Кажется, они вложили в это дело всо, что нажили за всю жизнь, и нисколько не жалеют об этом.

Деятельностью их заинтересовалось Министерство культуры РСФСР, Мособлисполком и его управление культуры. Заместитель министра В. М. Стриганов увидел в труде Кузнецовой и Лаврентьева нечто большее, чем та польза детям, которую они принесли и могут еще принести. В их лице он увидел силу примера для многих профессионалов искусства, вышедших на пенсию. Так же расценили это коллегия Министерства и Мособлисполком. Было принято решение перевести Кузнецову и Лаврентьева вместе с их животными в то место, где к их начинанию отнесутся с настоящим пониманием. Такое понимание и горячую заинтересованность выразили в Домодедовском районе. Сейчас в новом парке культуры и отдыха райцентра на участке у пруда строятся пять стандартных домиков, где разместится зооуголок под руководством двух энтузиастов. Расположенные по кругу в центре, они будут примыкать к куполу, который накроет зрительный зал. По внешнему кругу у домов будет создана прогулочная дорожка для катания детей на пони. Это не фантазия. Это реальность мыслящих людей, кровно заинтересованных в нестоящих мерах по воспитанию подрастающего поколения.

И сегодня я вместе с Кузнецовой и Лаврентьевым твердо верю: будут красочные выступления перед детьми, будут разнообразные программы, будут кинофильмы и лекции, будут преданные ученики, будет насыщенная глубоким смыслом жизнь двух коммунистов-пенсионеров. Наконец, будет всеобщее признание их труда, почет и уважение, которого они уже заслужили.

Нет, истинный энтузиазм в нашем обществе никогда не будет повержен формализмом!   


В. КОЗЛОВ

оставить комментарий

 

 


© Ruscircus.ru, 2004-2013. При перепечатки текстов и фотографий, либо цитировании материалов гиперссылка на сайт www.ruscircus.ru обязательна.      Яндекс цитирования Rambler's Top100