В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ    
 







                  администрация сайта
                       +7(964) 645-70-54

                       info@ruscircus.ru

Об искусстве клоунады

За последнее время в нашем журнале был опубликован целый рад статей, бесед, интервью об искусстве клоунады. Теперь наш корреспондент обратился к Карандашу с просьбой высказать свое мнение о природе клоунского искусства.

Статьи своих коллег, размышления о природе клоунского искусства читаю всегда с интересом. С чем-то соглашаюсь, с чем-то могу спорить. Но спорить не буду — ведь у каждого мастера свое видение. И лишь в одном все согласны — клоунов должно быть много и все хорошие. Одна из статей так и озаглавлена: «Множить племя веселых и находчивых». Как призыв — ничего, звучит бодро. Ну, а практически как их множить?

Но я сейчас не об этом. В клоунаде много что было бы «надо». И еще больше — «не надо» . Но только от этого теоретического или административного «надо» ничего не изменится на арене. Потому что цирк — это искусство, очень тонко чувствующее современность. И жанры его уходят и приходят «путем естественного отбора», если можно так выразиться так как артисты прежде всего ориентируются на вкусы, на настроения зрителя. Жанры уходят сами, когда они полностью исчерпали себя, когда они перестают быть интересными для зрителя. Почти не стало на наших аренах велофигуристов. Их провожало на покой насмешливое трио из фильма «Цирки: «А мы все поем...». Ушли классические канатоходцы, тихо и незаметно, и по ним не зазвонил колокол. И тем более естественно и своевременно происходит смена клоунских масок. Всякой маске свое время. А потому все меньше остается буффонадных клоунов, но о них до сих пор горько сожалеют иные теоретики. В статьях то и дело читаешь: надо, чтобы на арену вернулась буффонада!.. Хочу, чтобы на арене снова были буффонадные клоуны!..»

Когда юная и капризная королева сказала в декабрьском лесу: «Хочу, чтобы сейчас выросли подснежники!» — она их получила. Очень простенько — братья-месяцы на несколько минут поменялись местами, и букетик был собран. (Заметьте, даже в сказке этой искусственной весны хватило на один букетик...) Если в театре кто-то сентиментально воскликнет: «Ах, почему на сцене не идут мелодрамы господина Дюканжа! Помните, с каким успехом они шли? Давайте снова их поставим!» — на него посмотрят как на человека по меньшей мере странного. Впрочем, по-моему, никто и не хочет вернуться к прежним жанрам и формам, к эстетике немого кино, к мистериям и мираклям. В театре и в кинематографе работают реалисты. И если кто-то из нынешних драматургов пользуется прежними формами, то в плане ироническом, чтобы подчеркнуть, как изменилось время. А в цирке? А в цирке, видимо, работают люди сентиментальные, им до сих пор жаль прошлого.

Я тоже немного сентиментален. И с удовольствием вспоминаю, как еще лет тридцать назад на арену выходили Д. Демаш и Г. Мозель, «последние могикане». Оба уже старели. Демаш говорил с одышкой, но оба — неизменно обаятельные. Демаш — Белый, Мозель — Рыжий, в окондукторских» перчатках и с потрясающим зонтиком, который никак не стоял, а шлепался на землю блином.

—  Слушай, Мозель, ты хочешь смеяться? — говорил Демаш.
—  Хочу, — скрипучим голосом отвечал Мозель.
—  Ну так вот, сядь на этот стул, положи шляпу. Я тебе расскажу интересную историю. У моего дедушки был большой фруктовый сад...
—  А когда я буду смеяться? — вскакивал со стула Мозель.

И это уже было смешно. И все смеялись. Но не потому, что антре было необыкновенно интересно, о потому, что это были талантливые клоуны.

Наверное, многолетнее триумфальное шествие Белого и Рыжего по манежам Европы побуждает и сегодня говорить о реставрации буффонады. И вот уже шевелится сомнение: а почему бы и не восстановить? Но нет. Каждому клоуну свое время. У Белого и Рыжего была долгая счастливая жизнь. Но когда-то и ей пришел конец.

Но допустим, мы будем восстанавливать эти дуэты. Что именно? Эти маски Белого и Рыжего, их внешность? Мы прекрасно знаем, что Белый, в его блестящем одеянии, с его привычкой поучать, а то и пускать в ход свою палку, которая напоминает и полицейскую дубинку и королевский жезл,— это, разумеете я, представитель правящего класса, это, если хотите, аристократ. А Рыжий в своем мешковатом костюме, в мятой шляпчонке — это представитель демократического сословия, еще точнее — плебей. В этих масках запрограммировано конкретное политическое и классовое содержание. А с тех пор как на арене появились эти маски, в мире произошло слишком много коренных перемен.

Конечно, клоунские наряды не передают с точностью костюмы эпохи, здесь много условностей, преувеличения. Но в то же время происхождение, суть костюма н грима должны быть совершенно ясны и знакомы зрителям. Тогда только зрители принимают и все преувеличения. То есть в данном случае внешность Рыжего и Белого, их костюмы уже кажутся устаревшими и характер их отношений тоже должен быть изменен. Сегодня клоунская пара уже не может копировать костюмы Рыжего и Белого, ссылаясь на то, что это цирковая классика, игнорируя социальные изменения в обществе.

А может, в критических статьях имеется а виду вернуть на арену буффонадные приемы? В таком случае что такое буффонада? Читаем энциклопедию:

1) Прием художественного изображения. основанный на преувеличении, окарикатуривании персонажей (действий, явлений). Используется во всех видах искусства.
2) В цирке буффонада — вид комической разговорной сценки...» — и т. д. Так вот, буффонада как прием, преувеличение присутствует в большинстве современных клоунад. И я берусь за пять минут вам доказать, что Никулин и Шуйдин — замечательные буффонадные клоуны. Да, да, это мягкий, тонкий дуэт, и тем не менее каждый жест и взгляд прошел через призму клоунского преувеличения. А что касается пресловутых пинков, то посчитайте — у Никулина и Шуйдина их тоже достаточно. Только при полном социальном равенстве они достаются и одному и другому. Так что, как видите, они и есть «буффонадники», но в полном соответствии с духом времени.

Наконец, последний вариант. Может быть, критики имеют в виду восстановить репертуар буффонадных пар, использовать каркасы известных антре и, как говорят, «внеся в них современное содержание»? Тогда придется фактически писать номер заново, ведь сам по себе «каркас» мало что даст. Он еще должен обрасти плотью. Или... Или Белый и Рыжий выйдут сегодня на арену в традиционных костюмах и пародийно сыграют традиционное антре. И все это будет хорошо и даже отлично, если это талантливые клоуны. Когда клоун чувствует материал, что бы он ни делал, все будет уместно. Независимо от наших •«надо» и «не надо». Но талантливых клоунов не так уж много, и почти все они стараются не пародировать старое, а найти для себя современные образы. Но навязывать насильно старые маски и старые антре никому нельзя. Так что буффонадные антре если и появляются, то единично. Из-за этого не стоит и стулья ломать. Когда Л. Пахомова и А. Горшков станцевали на льду старинное танго, это было неожиданно и замечательно. Но разве надо, чтобы еще несколько пар начали танцевать танго? Или вообще начались дискуссии о возвращении танго в репертуар?

Кстати, вам не кажется, что ставшие уже традиционными рассказы о том, что пощечины и колотушки на прежней арене пошлы и вульгарны, потому и возникли, что наступило время, когда эти маски и их поведение на арене устарели. А Рыжий и Белый без своих костюмов, без пощечин, без своих антре становятся прекрасной популярной парой Никулина и Шуйдина, клоунами, которые пользуются буффонадными приемами. Итак, буффонада не умирает, она просто меняет маски в соответствии с эпохой.

Впрочем, я не выступаю ни «зам ни «против» буОфОнады. Я отношусь к появлению и исчезновению клоунских масок как к естественному процессу. Я просто хотел понять, какой смысл в слово «буффонада» вкладывают авторы статей — грим, приемы, репертуар? Мы часто пользуемся ложной посылкой, употребляем термины и понятия, первоначальный смысл которых давно уже не соответствует действительности, современному положению вещей. А отсюда — неправильные выводы. Например, Андрей Николаев пишет в своей статье, что задача коверного — заполнять паузы между номерами и что это азбучная истина. Клоуна, который сегодня один ведет всю программу, мы по привычке называем коверным. Но опять же и само название и функции этого клоуна были продиктованы не только стилем прежнего циркового зрелища, но, и клоунской иерархией в спектакле, которая невольно и точно отражала социальную структуру общества.

Раньше коверный только заполнял паузы между номерами, пока готовили реквизит для следующего выступления или убирали ковер, когда внимание зрителей было отвлечено действиями униформистов. А потом сольным номером, под фанфары, в свете прожекторов выходил блистательный Белый или Соло-клоун. Коверный был задуман как клоун-чернорабочий. Хотя очень скоро на ролях коверных появились клоуны более талантливые, чем разрекламированные солисты. Конечно, сегодня любой клоун, если он хочет, может только заполнять паузы, пока готовят реквизит для других артистов, и ни секундой дольше не задерживаться на манеже. Это его дело. Ну, а если реквизит убран и все внимание публики устремлено на коверного? В эти минуты он уже называется Соло-клоун? Абсурдно. Значит, или слово коверный надо заменить другим, или согласиться с тем, что его права и обязанности стали совсем другими.

Нужно ли повторять, что у нас давно не существует деления на гильдии, на мещан, дворян и т. д. В цирке то же самое. Сегодня в программе клоунов в самом деле стало ^количественно меньше. О чем пишут с сожалением. Но это совсем не потому, что у нас мало комических артистов, что их мало выпускают н готовят для арены. А потому, что это историческая закономерность, общественная, если хотите. Потому, что этот персонаж на арене не представитель какого-то одного класса, а представитель нашего общества. И как один из представителей общества говорит о злободневных вопросах и волнующих проблемах. Солист, коверный, буффонадная пара и т. д. как бы слились в одной фигуре клоуна (или клоунского дуэта). Поэтому так возросло его значение в спектакле, поэтому у него так много и обязанностей. И сегодня правильнее говорить не о делении клоунов на амплуа, а только о красках, которыми они пользуются, — о мимике, акробатике, музыке, дрессировке.

Вот передо мной статья 3. Гуревича («Советская, эстрада и цирк» № 11), которая, собственно, и вызвала у меня желание ответить. Автор искренне сожалеет о буффонаде. Позволю себе процитировать: «Однако после ухода с манежа старых мастеров в этой области образовался вакуум. И причина здесь вовсе не в том, как утверждалось в свое время, что «сами классические маски Белого и Рыжего не способны нести современную тематику». Ведь практика показала, что шутовской наряд Владимира и Анатолия Дуровых не мешал им выступать с острым сатирическим репертуаром, а клоунские маски и костюмы Лазаренко, отца и сына Альперовых, М. Калядина и других клоунов не вступали в конфликт с тем злободневным репертуаром, который был у них на вооружении».

Во-первых, что касается вакуума, то все-таки природа не терпит пустоты. Никакого вакуума и не было, просто места традиционных клоунов буффонады, естественно, заняли другие маски. А что касается нарядов Дуровых и Лазеренко, то с какой стати клоунский костюм, например, Лазаренко будет конфликтовать с репертуаром этого клоуна, если этот костюм и по цвету и по форме соответствовал своему времени? Рабочая профодежда — двухцветная: одна из половин красная — как символ раскола мира на два лагеря. Что может быть точнее? Так же гармонировал с клоунским образом и костюм Дуровых. Однако в статье есть интересный вопрос. Автор сетует, что мало стало клоунов в номерах, и приводит примеры, как было хорошо, когда клоуны выходили в номера. «Своим якобы паническим страхом этот трусоватый человек... контрастировал с ловкими стройными гимнастами, наглядно подчеркивая своей неумелостью их мастерство...». В том-то и дело, что теперь нет необходимости это подчеркивать. Профессиональный уровень нынешнего акробатического цирка настолько высок, что его абсолютно не надо ни подчеркивать, ни подтверждать. Да и зрители теперь прекрасно разбираются, где истинные и ложные ценности. Между ними и артистами мгновенно устанавливается взаимопонимание, которое уже ие нуждается в посредниках. И если иногда артисты хотят подчеркнуть какую-то сложную деталь в номере, то делеют это тактично и ненавязчиво.

Но не это главное. Гуревич считает, что нарушилось традиционное соотношение между номерами комическими и «серьезными». Я уверен, что нет. Это равновесие, или закон сохранения количества смешного в программе, продолжает действовать. Комическое никуда не исчезает, а просто меняет своих исполнителей. В одном случае произошло слияние клоунских амплуа в фигуре одного клоуна. Здесь происходит тот же процесс. Только обратный. Здесь, в акробатических номерах, роль этого комика как бы растворилась во всех исполнителях. Ведь известно, что для современных произведений, даже драматических, характерно появление комических красок и иронических интонаций. Эта ирония присутствует почти повсюду. И в жанрах цирка тоже. Как много внутренней иронии и юмора появилось в выступлениях иллюзионистов, жонглеров, дрессировщиков. И какую медвежью услугу оказал бы хихикающий клоун дрессировщикам, ну, скажем, Беляковым, если бы появился в их аттракционе, который и так весь пронизан сочным юмором. Многие акробатические номера приобрели характер более светлый и подвижный, а легкие комические штрихи выполняются рукой самих акробатов. Добрая, мягкая улыбка озарила эти номера. Да, я считаю, что равновесие не нарушилось, если вы сложите все эти легкие улыбки и комические повороты в «серьезных» номерах.

Я не спорю. Я хочу сказать только одно. Цирк развивается очень естественно, артисты прекрасно чувствуют, что «идет» и что «не идет» у публики, и каждый заинтересован в большем успехе. Поэтому жанры, амплуа, маски приходят тогда, когда они нужны. И уходят или трансфорируются неузнаваемо, когда они уже сделали свое дело.

—    Мозель, ты хочешь смеяться?
—    Конечно, хочу.
—    Так вот, у моего дедушки был большой фруктовый сад. И в этот сад залезли мальчишки.
—    А когда я буду смеяться?!..

Да, это было хорошо. Но было и уже прошло. Вы хотите увидеть буффонадную пару Белого и Рыжего? Вы хотите подснежники в декабре? А юной королевой вы стать не хотите?


оставить комментарий

 

 


© Ruscircus.ru, 2004-2013. При перепечатки текстов и фотографий, либо цитировании материалов гиперссылка на сайт www.ruscircus.ru обязательна.      Яндекс цитирования Rambler's Top100