В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ    
 







                  администрация сайта
                       +7(964) 645-70-54

                       info@ruscircus.ru

Отдел формирования программ Союзгосцирка

Мы, работники отдела формирования программ Союзгосцирка, некоторым образом схожи с... официантами. Мы угощаем, подавая на стол то, что готовит кухня, то есть режиссеры, артисты, художники словом, постановочные коллективы.

И так же, как это иной раз случается в ресторане, где за невкусное блюдо упреки выслушивают официанты, нам нередко приходится держать ответ, если мы подаем на манеж недоброкачественное «угощение».

Разумеется, и в деятельности отдела формирования далеко не все безупречно. В качестве примера упомяну один из недавних фактов: в программе Горьковского цирка встретились одновременно пять номеров воздушной гимнастики.

Как это произошло? Начну с разбега. По долгу службы и по велению сердца я всегда присутствую на выпускных представлениях циркового училища. И каждый раз ухожу огорченным. Нет. вовсе не потому, что у молодых артистов плохая профессиональная подготовка. Подготовка отличная. Меня волнует другое: из года в год училище готовит в подавляющем большинстве не такие номера. которые нужны сегодняшнему и завтрашнему цирку, а какие почему-либо считают нужным выпускать режиссеры-педагоги. Казалось бы, уже столько об этом говорено, а воз, так сказать, и ныне...

А ведь созданием новых номеров занимается не только училище, но и репертуарно-художественный отдел Союзгосцирка, и Центральная студия циркового искусства, и ряд постановочных цирков (Московские. Ленинградский. Саратовский. Ярославский. Тульский и др.). Однако и здесь это зачастую делается без учета потребности номеров по жанрам.

Чтобы докопаться до корня, давайте окинем беглым взглядом путь, который совершает будущий номер от замысла до манежа. Рождение номера происходит в общих чертах по одинаковой схеме. Артист Н. является в одну из названных инстанций и делится своим замыслом (у большинства на руках уже готовый сценарий). Сценарий рассматривают. Иногда на заседания режиссерской коллегии Союзгосцирка приглашают и нас, сотрудников отдела формирования программ. но пока нам редко удавалось влиять на судьбу будущего произведения.

Итак, если артист уже зарекомендовал себя по прежним работам как профессионал, если к тому же трюки. указанные в сценарии, достаточно сильны и технически исполнимы и если. наконец, номер сам по себе интересен,  то ему дают «зеленую улицу».

И вот выпуск. Составлен соответствующий акт, подписанный авторитетной комиссией. Номер вступает в строй. И только теперь возникает вопрос — а как же он соотносится с другими номерами?

Через мои руки проходит более тысячи номеров и аттракционов, находящихся в прокате. Мне видна вся цирковая панорама. Быть может, именно поэтому мне особенно заметна образовавшаяся диспропорция жанров, перепроизводство некоторых номеров.

Основных причин тому две. Первая и главная, на мой взгляд, — неплановость производства новых номеров. Так уж получилось, что все последние годы цирковые произведения создавались хотя и под непосредственным руководством репертуарно-художественного отдела, однако без учета конкретной потребности. Это было. так сказать, производство ради производства. Требования же «проката» в расчет не брались.

Вторая причина, как это ни покажется странным, — родственные узы. Юмористы давно уже отшутили, что цирк — единственное место, где семейственность поощряется. Семейные номера, семейные цирки — эта традиция насчитывает не одно столетие. И не в том беда, что родители передают профессию детям, а в том, что иной муж, дабы как-то пристроить к делу жену-домохозяйку, обучит ее нескольким несложным трюкам, потом слепит номерок, вроде набившего оскомину вертикального каната и — пожалуйста: в картотеке появляется еще один номер. Об этом явлении нельзя не говорить, ибо оно приобретает почти массовый характер.

Составить «сезон» или порой даже одну программу для какого-то цирка — тяжкий труд. Бывает, сидишь над картотекой, и так и этак тасуешь, переставляешь номера, а художественно стройная программа все же никак не складывается. Вот вроде бы уже составился пригодный вариант — ан нет! Этого акробата необходимо обязательно посылать в один город с женой — воздушной гимнасткой. А в программе уже и так намечено два воздушных номера. И все по тон же самой причине. Вот и ломай голову как хочешь.

Где же выход? Мне лично он видится в строгом учете потребности тех или иных номеров уже при «нулевом цикле», как говорят строители, то есть при утверждении сценариев. Уже на этой стадии авторитетный орган должен накладывать свое вето не только на штампы, но и опускать шлагбаум перед замыслами номеров, имеющихся в избытке. Сегодня нам необходимо найти верные пропорции между наличием номеров и фактической потребностью. Короче говоря, требуется новый, современный подход к этой проблеме.

И еще о «перекосах»

Проблема одинаковости номеров и жанровой диспропорции гораздо сложнее, чем это может показаться на первый взгляд.

У себя в отделе мы сделали подборку по жанрам, и получилось, что у нас явный излишек номеров воздушно-гимнастических (особешю так называемых «вертушек»), некоторых акробатических, с дрессированными собачками, а также многовато номеров джигитовки. Однако плохо не только то, что много джигитов, что перебор акробатов и гимнастов — еще хуже, что по своему содержанию их выступления однообразны.

И даже номера, которые по картотеке числятся как разножанровые, содержат в езоей структуре досадные взаимопересечения. Вот одни из примеров. Номер значится как «Переходная лестница». Однако в его композицию входят трюки с першами. А ведь есть еще и артисты, для которых перш является не вспомогательным, а основным средством выразительности, как, скажем, Костюк, Французовы, Манукян. Можем ли мы посылать тех и других в одну программу? А ведь посылаем: часто, поверьте, у нас просто нет иного выхода.

Скажу более: сплошь да рядом трюки с металлическими шестами на лбу. на плече или за поясом есть у канатоходцев, у эквилибристов и еще бог знает у кого. Вот и приходится соединять «несоединимое».

С другой стороны, очень жаль, что номера, которые еще не так давно являлись украшением всякой программы. сегодня представлены всего лишь единицами или исчезли вовсе. Взять хотя бы «Гротеск-наездниц», или "Танцы на лошади", по праву считавшиеся одними из самых красивых и поэтичных номеров циркового зрелища. Первые представлены у нас всего пятью исполнительницами, а танцовщиц ни одной.

Отсутствуют и другие не менее красивые конные номера — «Па-де-шаль», «Почта». Забыта мужественная профессия парфорс-наездника. А ведь русский цирк гордился когда-то корифеями этого амплуа Сычевым. Федосеевским, Орловым, Трофимовым.

Не скажу, что клоунов у нас переизбыток. Много коверных. А нот чисто клоунских номеров, артистов, выступающих с самостоятельными клоунадами, так называемыми антре, клоунов-буфф, на все цирки лишь четыре номера. И это говорится о мастерах хорошего настроения, о главном номере циркового спектакля, ради которого многие зрители ходят в цирк.

Недостает и любимых публикой номеров музыкальной эксцентрики, ярких, красочных, веселых, построенных не по шаблону. Мало комических сценок. Вообще следовало бы заметить. что в недалеком прошлом на манеже было гораздо больше смеха. Во многие номера органично входили комики, каждый со своей маской. Сейчас клоунов редко увидишь в качестве участников номеров. Из последних пабот запомнился, пожалуй, лишь забавный кучер Дельвари в «Русской тройке», вносящий веселое оживление в этот аттракцион.

Недостаточно смешанных групп дрессированных животных, демонстрируемых без клетки. Цирки наперебой требуют: «Дайте ученых зверушек, дайте! А количество этих номеров весьма ограниченно. В то же время подготовка подлинно оригинальных, не дублирующих друг друга номеров с различными животными ведется из рук вок плохо. Причин много. Нет опытных берейторов и дрессировщиков. и никто не занимается их подготовкой. Нет помещений. Директор циркового училища на наши неоднократные заявки отвечает: "Рады бы" да нет соответствующих усло-вий». Казалось бы, в этом деле карты з руки Центральной студии. Но. увы. и там от подобных номеров открещиваются. Почему? — Нет, говорят, помещения.

В ближайшее время студия переезжает в новое здание — огромное, оборудованное по последнему слову строительной техники. Но специальных служб для содержания животных нет и там. Не были запроектированы (?!).

Много лет говорится об отставании конного цирка. Но и здесь примерно такая же печальная картина. Строительство учебно-тренировочного манежа — одна из насущных задач. Без него, по моему убеждению, конный цирк не выйдет из создавшегося трудного положения.

Известно, что для более планомерного составления программ целесообразно распределить артистов по стабильным творческим группам. Я, разумеется, не против коллективов. Но меня как практика, много лет занимающегося формированием цирковых программ и их прокатом, настораживают некоторые аспекты этой проблемы, более серьезной, чем это кажется непосвященным, требующей специального обстоятельного разговора. И надо надеяться, что разговор такой возникнет на страницах нашего журнала. Теперь же я лишь вскользь коснусь некоторых сторон этой темы.

Творческая жизнестойкость коллективов, по моему убеждению, целиком и полностью зависит от института художественных руководителей. В моем представлении, художественный руководитель — это человек авторитетный, профессионально грамотный. мыслящий современно, имеющий опыт цирковой работы, человек, наделенный хорошим вкусом, и ко всему — гибкий, вдумчивый воспитатель молодежи. Лет двадцать — двадцать пять назад у нас были такие руководители: В. Дуров. А. Морозовский, 3. Гуревич. Есть они. по счастью, и сегодня. Назову хотя бы Т. Дурову, М. Качуринера, Я. Бреслера, В. Владимирова, организаторские способности которых, большой опыт и творческая мысль прочно цементируют состав коллективов, обеспечивая их жизнестойкость.

Даже выбор руководителя для небольшой цирковой труппы — дело не такое простое. Был, к примеру сказать, у нас хороший «Воздушный полет», возглавляемый Е. Морусом. Не стало настоящего руководителя — и номер сейчас значительно слабее.

Второе условие долголетия коллективов — это свое, как принято говорить, творческое лицо. Цирк на воде и Цирк на льду, Русские самоцветы как раз и отличаются «лица не общим выраженьем». Проблема художественного руководителя и проблема творческого своеобразия взаимосвязаны. Настоящий, ищущий художник обязательно проложит для руководимого им коллектива оригинальное творческое направление.

И, наконец, третье условие. Коллектив должен быть не случайным, механическим сбором артистов по признаку разножанровости их номеров, с союзом людей, спаянных единством творческих устремлений.

Возможно, создание коллективов следует начинать с образования постоянных программ на одно или два отделения. После некоторого времени совместной работы какие-то из номеров. несомненно, отсеятся, а оставшиеся, объединенные общими творческими интересами, могут явиться ядром будущего коллектива. Только так, серьезно и вдумчиво, следует подходить к этой проблеме. Иначе поспешное объединение номеров в коллективы может вконец скомпрометировать хорошую идею.

«Мы спешим... мы бежим!..»


В каждом деле есть свои специфические трудности. По нашей работе, например, больно бьют простои, нарушая ритмичность планирования программ. Помимо простоев, именуемых неизбежными (болезни, травмы, экзаменационные сессии), огромный урон цирковому делу и государственному карману наносят еще простои ударных номеров, аттракционов, коллективов, которые идут «красной строкой» и которые принято называть «кассовыми». И что особенно досадно. уж очень спокойно, очень равнодушно взираем мы на их временное выбытие из строя»...

Вот уже почти год, к примеру, как с манежа исчез оригинальный аттракцион Степана Исаакяна. Группа его экзотических животных доставляла публике подлинную радость, и вдруг — непомерно затянувшаяся пауза... В чем же дело? Оказывается, не удается до сих пор полностью укомплектовать номер дрессированными животными. На таком же дорогостоящем простое и другой аттракцион «Чудеса без чудес» О. Сокола. И если «чудеса» оказались па простое вследствие износа аппаратуры, реквизита, то некогда восхищавший зрителя воздушный полег «Галактика» надолго спустился из-под купола на землю по случаю отсутствия партнеров.

Непозволительно часто случается: то, что можно сделать за месяц, растягивается на год и более. А нельзя ли позаимствовать у советской медицины основной принцип ее работы профилактику, предупреждение. Неужели так уж сложно заранее предвидеть износ реквизита и костюмов?

Правда, созданный не так давно художественно-производственный отдел многое сделал, чтобы уменьшить подобного рода простои, и будем надеяться, что в конце концов зритель увидит и Исаакяна, и о Галактику», и Сокола. А вот такая потеря, как аттракцион "Белые полярные медведи", совсем непростительна. Много лет подряд с успехом демонстрировал его дрессировщик С. Синицкий. Зрелище это было необыкновенное. Но на этот раз традиционная для цирка семейная преемственность, когда сын наследует профессию и дело отца, к сожалению, не состоялась.

Перестала существовать одноактная конная пантомима «Бахчисарайская легенда». Этот удачный спектакль повсеместно пользовался заслуженным успехом, а потом тихо скончался. Не раз возникали разговоры о его восстановлении и даже предпринимались в этом направлении какие-то шаги, которые, однако, уж очень напоминают оперную вампуку, когда статисты хора в течение долгих минут громогласно распевают: «мы спешим... мы бежим!..», а сами ни с места.

Недалеко от этих смешных оперных хористов ушли и мы — работники Союзгосцирка в деле выполнения принятых решений. Уж сколько раз грозились мы ликвидировать «негодную практику» начетистых перевозок-так называемого непроизводственного багажа. (В последнее время вес этого багажа возрос до весьма больших размеров). А сколько было грозных приказов запретить перевозки из города в город за казенный счет неиспользуемых в работе животных?

Замечательные дрессировщики

А. Цхомелидзе, Г. Наставников, Л. Карашкевич возили своих четвероногих артистов буквально при себе. Теперь даже заурядный номер с собачками едва умещается в пульмановском вагоне, а то и в двух. А что уж говорить о дрессировщиках, выступающих с более крупными животными!

В номерах и особенно в крупных аттракционах до сих пор существует переизбыток багажа и животных. Видимо, следует принимать более действенные меры и не только административного характера. Необходимо, чтобы каждый руководитель номера проявлял заинтересованность в нашем общем деле, не приобретал и не перевозил лишних животных и лишний груз, чтобы не захламлялись цирки, чтобы экономнее расходовались государственные средства.

Подводя некоторые итоги


Итак, в заключение возвращусь к главному — к «самотеку». Мало прислушиваемся мы к голосу практиков — хозяев зрелищных площадок. А послушать их порой бывает весьма полезно. Директора новых крупных цирков, например, просят: «Не присылайте нам маленькие и одиночные номера. В больших помещениях они не смотрятся. Давайте массовые, групповые». Однако прочно укоренившееся мнение, будто групповые номера экономически накладны, сделало свое дело — номеров этих раз, два и обчелся... Впрочем, так ли уж они дорогостоящи? У себя в отделе мы прикидывали — оказалось, нисколько не разорительно.

Многими подмечено: сегодняшние зрители отдают предпочтение номерам, решенным в юмористическом ключе, и выступлениям дрессированных животных. Это совпадает и с моими наблюдениями. Однако пока это не выходит за рамки частного, «домашнего» мнения.

В самом деле, анализируется ли у нас (пусть даже в примитивной форме) зрительский спрос? Следим ли мы за тем, какие номера сегодня имеют наибольший успех и какие — наименьший? Мы получаем массу рецензий на программы периферийных цирков. Обобщаются ли суждения и оценки печати? К сожалению, нет.

И тут встает вопрос: кому же надлежит следить за пульсом циркового организма? Кто должен обобщать и анализировать? Кто может взять на себя смелость делать заказы, о которых говорилось выше, и давать рекомендации? Художественный отдел? Или, может быть, мы, «прокатчики»? И на какой научной основе мы сегодня можем строить свои планы?

Кому неизвестно, что теоретическая мысль освещает путь практике. Приходится, однако, с сожалением констатировать, что разработка теоретических вопросов циркового искусства недопустимо отстает от требований времени. Существующий при Центральной студии циркового искусства методический кабинет пытается анализировать состояние циркового «конвейера», но делается это довольно кустарно.

Задача, поставленная XXIV съездом КПСС,— разрабатывать долгосрочные прогнозы для планирования производства, впрямую относится и к нашему искусству.

Сейчас в Союзгосцирке разработан перспективный план основных художественно творческих мероприятий на 1973—1975 годы. Без такого подробного и обстоятельного плана (и желательно даже на более продолжительный срок) не может быть успешного развития нашего искусства. Необходимо лишь, чтобы это планирование было тесно связано с учетом возрастающих требований зрителей, наличия прокатных номеров по жанрам и тех двадцати новых цирков, которые вступят в строй к концу девятой пятилетки.

Когда поездишь по городам и побываешь в прекрасных цирковых дворцах из стекла, стали и пластика, великолепных творениях наших архитекторов. душа наполняется гордостью за ту поистине всенародную заботу, которой окружено цирковое искусство в нашей стране. И сама жизнь диктует нам. работникам цирка: сегодня мы должны работать лучше, чем вчера, а завтра — лучше, чем сегодня.

В. ЩЕТИНИН, главный режиссер отдела формирования программ Союзгосцирка

оставить комментарий

 

 


© Ruscircus.ru, 2004-2013. При перепечатки текстов и фотографий, либо цитировании материалов гиперссылка на сайт www.ruscircus.ru обязательна.      Яндекс цитирования Rambler's Top100