В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ    
 







                  администрация сайта
                       +7(964) 645-70-54

                       info@ruscircus.ru

Пляшущие человечки

Есть такое понятие — художественный беспорядок. Затрудняюсь сказать точно, что оно означает, но зато уверен: в мастерской циркового художника Валерия Герловина, где встретился я с ним и с его коллегой Мариной Ратнер, наблюдался беспорядок вполне прозаический. Об искусстве напоминали, пожалуй, только холсты, прислоненные к стенам, да высохшие кисти в стеклянной банке. Все прочее — потеки на потолке, растрескавшиеся рамы, дверь, открывающаяся лишь твердой и опытной рукой, — все это никак не радовало взгляда.

Наверное, два художника, состоящие в штате Всесоюзной дирекции по подготовке новых цирковых произведений, заслуживают более подходящего помещения для работы... Впрочем, соображение это следует расценивать как попутное, - к существу нашего сегодняшнего рассказа оно прямого отношения не имеет. А речь пойдет о веселом, ярком, остроумном, красивом, как само искусство манежа. Валерий и Марина развернули передо мной листы своих эскизов, до того хранившиеся в скучных зеленых папках, и я тут же забыл о стенах, о погоде на улице, о времени — обо всем.

-Цирк не был бы цирком, если бы артисты выходили на арену в обычных своих пиджаках и платьях, пусть даже сшитых со вкусом. Мы приходим в это здание, подобное восточной пиале, расписанной изнутри звончайшими красками, за тем, чтобы увидеть такое, чего в жизни не бывает. Обыденность, привычность, стандартность мгновенно лишают представления того непередаваемого ощущения праздника, которое так любят дети. и взрослые. И, конечно, своей зрелищностью действо на манеже обязано не только тем, кто в нем участвует, но и художникам, как правило, остающимся «за кадром».

Как же это делается? Герловин кладет передо мной эскизы костюмов, а которых щеголяли перед зрителями Москвы, а потом Японии клоуны Валерий Маторин и Владимир Кондратов. Вот мальчик в матроске с якорями и нелепой голубой кепке (точь-в-точь такую я видел на прилавке «Детского мира»), на карманчике его штанишек изображен огромный мухомор, один из двух гольфов нечаянно опустился к щиколотке. А рядом кокетливая девочка в розовом платьице о белый горошек, с пышным зеленым бантом на редких волосиках и с выглядывающими из-под подола кружавчиками панталон. Тоже вполне живое существо — зайдите п любой детский сад. и вы познакомитесь с оригиналом этого портрета.,.

Если бы все было так, как я рассказываю, то это были бы зарисовки, уместные в журнале «Мурзилка». Причем здесь цирк? Зачем такие одежды комикам? Но присмотришься и видишь, вернее, угадываешь, как забавно выглядят коверные в этих костюмах, когда исполняют одну из популярных своих реприз «Пусть всегда будет солнце». Художник явно с умыслом сделал на платье девочки рукава «фонариком» — пусть будут заметнее широкие плечи 3. Кондратова. Высокая кепка с козырьком и короткио штанишки мальчика подчеркивают худосочность фигуры В. Маторима. Огромные башмаки завершают эту картину. Понятно, что первый ззрыв хохота з зале артистам обеспечен.

— Понимаете,— неторопливо говорит D. Герловин, — раскладывая свои работы, — я больше всего люблю работать для клоунов. Отчасти потому, что я окончил постановочный факультет Школы-студии МХАТ, до и начинал свой, так сказать, творческий путь учеником художника в театре, а коверные ближе других цирковых артистов к драматическому искусству, у них более отчетливо выражены образы-маски, чаще всего они и актеры более одаренные.

Есть и еще одна причина. Комик ма манеже — это всегда «человек наоборот». Стало быть, и одеть его нужно не гармонично, а дисгармонично. Его костюм должен не скрывать забавное, неловкое, странное в облике артиста, а, напротив, обнажать эти черты. Не все и не всё, разумеется. Я не считаю, что клоуну надо выглядеть уродцем. Нужно вызывать не издевку, не насмешку даже, а сочувственный, добрый смех публики. Согласитесь, что такая задача для художника всегда чрезвычайно любопытно. Особую роль в клоунском одеянии играют отдельные детали. Скажем, пот эта «бабочка»... — и Валерий показал мне рисунок.

Грудь коверного украшала не та привычная нам «бабочка», а вполне нормальное насекомое, с усиками и крылышками, только изготовленное из ткани. Или к примеру, как сделать смешной форму футболиста? А вот как. На майке у тщедушного форварда номер 0,5, одна из его гетр выкрашена в устрашающий черный цвет. Можно было бы еще написать на ноге, как делали в начале века любимцы одесских болельщиков: «Не подходи, убьет!» — но это уже, пожалуй, был бы перебор. Юмор — вещь тонкая: чуть перестараешься — и все исчезнет...

Конечно, В. Герловин рисует не только для клоунов. В папке с его эскизами мне встречались и круги из плавных зелено-голубых завитков (иа таких коврах резвятся во время представления морские львы), и чертежи огненно-красных тумб и подставок (для львов сухопутных), и национальные костюмы, украшенные восточными орнаментами, и сотканные, будто из нежнорозовой пены одежды ассистенток Игоря Кио. и элегантные колеты Маргариты Назаровой, и пиджаки в шикарную гигантскую клетку, и королевская мантия, убранная морковками, частично уже надкушенными, и яркие жилетки, скроенные из лоскутов наподобие старомодного одеяла... Впрочем, последние картинки опять-таки относились к коверным.

А всего за восемь лет, отданных цирку, художник оформил сотни номеров и аттракционов, придал окончательный блеск девяти программам, успешно гастролировавшим за рубежом, внес весомый вклад е постановку пантомимы «Красная маска», премьера которой состоялась в 1971 году в Ульяновске, участвовал в юбилейной выставке «50 лет Советского цирка».

Не меньший послужной список и у Марины Ратнер. Гастрольных программ на ее счету только шесть, зато ома создала эскизы костюмов и оформления четырех крупных цирковых коллективов и около 250 номеров и аттракционов. Такое обилие работ говорит нс только о творческой неутомимости художника, но и о том. что спрос на результаты их труда явно превышает предложение. Как видно, нелегко приходится моим нынешним собеседникам... Но оставим эти невеселые материи, а вернемся лучше к материям веселеньких расцветок, к тем. из которых шьются наряды для артистов. Кстати говоря, на эскизах я увидел кусочки ткани, аккуратно подколотые булавкой, и предположил естественно, что это образцы для портных.

— Конечно, образцы, — согласилась Марина. — Но только редко именно из этих, предусмотренных нами тканей выполняются костюмы. Я, знаете ли, окончила факультет прикладного искусства Московского текстильного института, а потом еще два года проработала в художественно-производственных мастерских Союзгосцирка, так что я знакома с технологией изготовления одежды.

И все же я до сих пор не могу понять, почему порой вся фантазия художника идет насмарку из-за того, что не оказывается возможным точное следование эскизу. На это же жалуются модельеры, создающие обыкновенную одежду. Пока рисунок становится вещью, он часто тускнеет, теряет форму и первоначальный цвет, его украшает совсем другая фурнитура... Словом, автору трудно узнать свое детище. Но если такие превращения еще хоть как-то обьяснимы в промышленных условиях, при больших тиражах, то у нас это по меньшей мере неразумно. Мы ведь выпускаем уникальные костюмы, представляющие собой единое, четко продуманное и организованное целое. Ну представьте, что Валерий «сочинил» для шляпы ковбоя ленту в шашечку, вроде той, которую наносят на борт такси, а сс за неимением подходящего материала заменят лентой я полосочку. И все — мысль пропала...

Нет, художник в цирке должен обладать столь же узаконенными авторскими правами, что и книжный график, плакатист, архитектор. Есть и еще одна сторона этой проблемы. Нам сплошь и рядом приходится объяснять, «что такое хорошо ъ что такое плохо» самим артистам. Скажем, v акробатов существует явно сформировавшаяся мода на костюмы и обувь. Все они как один требуют, чтобы мы рисовали тонкие сапожки и немножко кружева по краю трико. А можно ведь выдумать что-то и более оригинальное, свежее, запоминающееся и, главное, соответствующее духу номера.

— Вот посмотрите,— энергично произнесла Ратнер. С эскизов на меня глядели загадочные и прекрасные существа, ничуть не напоминающие о стандартах и трафаретах. Вот усатые, элегантные и воинственные мушкетеры — персонажи представления цирка на льду, а рядом их враги — злодейские слуги коварной миледи.

На следующих листах — рисунки для ширм, которыми пользовалась гастрольная труппа, путешествовавшая по Африке. Щиты эти с изображениями традиционных цирковых чудес служили и передвижной рекламой, и кулисами для артистов, и складным занавесом, а могли бы быть и экспонатами вполне солидной художественной выставки.
Я не выдержал и засмеялся, когда Мэрина показала мне костюмы для прелестных ангорских коз, с которыми выступает дрессировщица М. Касьянова. Такие симпатичные особы в красных цветастых юбках и повязанных вокруг бородатых физиономий платках. Длинные ресницы прикрывают лукавые взгляды, рога вьются, словно с них только что сняли бигуди, копытца — ни дать ни взять туфельки на платформах. А одна из них меланхолично жует ромашку...

Отлично выглядели по контрасту с этой шалостью художницы нарисованные на другом листе суровые горцы в папахах и черкесках с гоэырями. Нахмуренные брови, стиснутые кулаки, сверкающие черные глаза — вот-вот взлетят на коней и умчатся по крутой дороге в дальний аул. Ну в крайнем случае — в цирк.

Рисунки М. Ратнер, нежные и женственные, при всем том удивительно динамичны. Персонажи их будто играют в старую детскую игру «Замри!», но каждую секунду они готовы разбежаться с бумажного полотна. Если приглядеться, их лозы порой кажутся неестественными, головы повернуты как-то не так, рукам и ногам, наверное, неудобно. Но эта тонко рассчитанная неправильность только прибавляет жизни этим эскизам.

Однако оставим серьезные оценки и разбор этих работ искусствоведам. Скажем только, что смеюшиеся, поющие, пляшущие человечки, с которыми познакомили меня в тот день М. Ратнер и В. Горловин, несомненно, несут в себе частицу того, что все мы вкладываем в понятие цирк.

Жаль, конечно, что рисунки эти доступны лишь узкому кругу специалистов, артистов, работников художественно-производственных мастерских. Но несколько утешает то, что сегодня и ежедневно тысячи, десятки тысяч зрителей. собравшихся вокруг манежа, радуются таланту молодых художников.

С. ВИШНЯКОВ
В. ГЕРЛОВИН

оставить комментарий

 

 


© Ruscircus.ru, 2004-2013. При перепечатки текстов и фотографий, либо цитировании материалов гиперссылка на сайт www.ruscircus.ru обязательна.      Яндекс цитирования Rambler's Top100