Под брезентовым куполом в Измайловском парке - В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ
В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ    
 







                  администрация сайта
                       +7(964) 645-70-54

                       info@ruscircus.ru

Под брезентовым куполом в Измайловском парке

Прошедшее щедрое цирковое лето в Москве одарило и посетителей Измайловскoro парка искусством веселых и ловких. Цирк-шапито не имел здесь особо зазывной рекламы. Он скромно расположился под сенью деревьев в сторонке, неподалеку от входа в парк. Однако те, кто побывал в цирке, были обрадованы хорошими, а подчас и великолепными образцами искусства арены.

Представление получилось. Зрители выдели интересные номера, оригинальные трюки. Выдумка и смелость здесь соседствовали с красотой и силой. Да, представление получилось. Хотя с точки зрения строгого вкуса, формирования программы и ее режиссуры были просчеты. И мы, вопреки традициям, скажем о них вначале, ибо достоинства представления оказались выше его недостатков, и зритель в конечном итоге уносил с собой радостное ощущение от праздничного действа.

И все-таки при наличии тех мастеров, что собрались, оно могло быть и ярче и обладать большей впечатляющей силой, прежде всего следует отметить просчет при формировании программы — в ней сказалось три номера с першами. И если у акробатов-прыгунов Петуновых всего лишь один финальный трюк с этим снарядом, то два других номера — Беньяминовых и Французовых — чистый эквилибр с першами. Явный перебор. К тому же групповые номера Французовых и Петуновых стоят рядом. Да еще и в конце первого отделения. Зритель к этому моменту уже наполнен впечатлениями и, может быть, несколько притомился. Тут бы перед ударной концовкой дать легкую, изящную разрядку, а ему преподносят многолюдный, сложный и несколько статичный номер.

Опять-таки явный перебор, но уже иного характера. Однако все это из одной области — режиссуры.

Вообще отсутствие опытной режиссерской руки сказалось на всем представлении, особенно на работе коверных клоунов Владимира Свириденко и Виталия Барановского. Они были как бы сами по себе, а представление — само по себе. А между тем клоун — связующее звено между номерами, в его руках нити всего спектакля, он является его нервом, пульсом, держит его ритм и темп. А Свириденко и Барановский своими объемными и вяловатыми, лишенными внутренней экспрессии репризами и клоунадами часто снижали эмоциональный накал представления, замедляли его темп. От них как бы не шел новый импульс, всплеск. Не передавалась эстафета к следующему номеру. А жаль. Потому что люди они несомненно способные, многое уже умеют. Но им нужен режиссер. Во-первых, чтобы «расчистить» репертуар, убрать многое из старого, кое-что добавить новое. А главное — чтобы помочь более четко проявить взаимоотношения персонажей этого клоунского дуэта.

И все-таки, несмотря на отмеченные недостатки, представление удалось. Ибо даже клоуны, в чьей работе мы нашли недостатки, в отдельные моменты — побольше бы таковых! —- безраздельно овладевали вниманием публики. Не говоря уже о том, что зрители встретились с такими давно завоевавшими признание почитателей цирка мастерами, как Роза Хусайнова, Надежда и Вардо Беньяминовы, Французовы, Петуновы и другие.

Были здесь и новые, неожиданно приятные встречи. Прежде всего хочется назвать Нину и Геннадия Смирновых. Гимнасты на кольцах. Казалось бы, довольно известный и достаточно реализованный в своих возможностях жанр, тем более в дуэте — партнер и партнерша. А вот Смирновы с помощью все тех же бланшей, штицов, стоек, крестов и выкрутов создали оригинальное произведение со своеобразной драматургией. Доказав, как не тесно еще в рамках любого жанра подлинно творческим людям.

Светлана Тарасевич — антиподистка. У нее технически несложная, можно сказать, обыкновенная работа в этом жанре. Но то, как она использует изящную тринку, на которой манипулирует, то, как общается при этом с залом, не кокетничая, не заигрывая с ним, а искренне радуясь тому, что у нее сейчас получилось, и делясь этой радостью со зрителем, с несомненностью свидетельствует — она артистка. А трюки, думается, дело наживное. Только вводить их надо осторожно, чтобы не заслонили они живое чувство, которым одаривает нас Светлана Тарасевич. Казалось бы, маленький номер. Но занимает он свое полноправное место среди крупных, масштабных работ. И нужен в программе как лирическая краска, как изящный мазок.

А вот танцовщица на проволоке Роза Хусайнова. Это уже мастер. Чувства и ассоциации, которые рождает ее искусство у зрителей, гораздо глубже и шире. Потому что шире и глубже культурные пласты, из которых оно само рождено.

Мы часто говорим о номерах, как о чем-то застывшем, а между тем даже в тех, которые на протяжении ряда лет кардинально не переделываются, все время происходит внутренее движение. Это сообщает и номерам и представлению в целом особую прелесть, рождает живую душу, жизнь, неувядаемое обаяние.

Много лет поклонникам цирка известен номер эквилибристов с першами Надежды и Вардо Беньяминовых. Энаю его и я. Это тот же номер, что знаком мне давно. И в то же время не тот. Никогда еще у Беньяминовых при всех их прежних достоинствах не было столь уверенного мастерства и вкуса, ощущения ритма, пространства манежа. И таких наполненных взаимоотношений между собой. Устоявшуюся с годами нежность, понимание и совершенное доверие друг к другу легко прочитывает теперь зритель в их номере. Действительно отточенное мастерство — всего три комбинации, правда высшей трудности, а ощущение абсолютной завершенности работы, где ни прибавить, ни убавить.

Номер акробатов-прыгунов с лопингом под руководством Виталия Петунова тоже известен немало лет. И по нему видишь, как опыт и время накладывают свои черты на работу артистов. Ушла юношеская горячность, а с нею некоторая суматошливость, торопливость. Появились строгость, выверенность, четкость, тщательный отбор трюков. И стремление к собственному стилю. Впрочем, собственный почерк и «фирменные» трюки уже имеются. Говорить подробно я о них не буду. Отмечу лишь одно обстоятельство: при полете и приземлении на манеж вольтижер идет не на мягкие маты, а на руки пассирующих партнеров, что значительно сложнее, свидетельствует о высокой технике.

Музыкальный номер с медведями братьев Бирюковых, тоже знаком зрителям, преданным цирку. Известен, естественно, как один брат Борис, так и второй — Стуар. И, казалось, известны за многие-то годы возможности Стуара. Но вот Борис начал выступать со львами. И произошло маленькое чудо. Стуар исполняет в аттракционе брата довольно традиционную роль незадачливого фотолюбителя из публики. Но как! С поразительным ощущением образа. Вот они, возможности мастеров, которых мы знаем, а оказывается — еще и. не знаем! Право же, жаль, что Стуар Бирюков за столько лет не создал комического номера.

У эквилибристов с першами под руководством Виктора Французова, как всегда, много технически сложной работы, много
истинно цирковой выдумки, оригинальных трюков. Но, как всегда, они не добирают в артистизме. Здесь тоже желательна рука режиссера и даже балетмейстера, чтобы поработать над пластикой исполнителей, их поведением на манеже. А то обидно: исполнил нижний Анатолий Зинченко подряд два сложнейших трюка, балансируя вначале на лобовом перше трех и тут же следом на плечевом перше четырех партнеров в оттяжке, а руки после этого, принимая аплодисменты зрителей, не знает куда девать.

Есть в программе и еще ряд номеров. Но мы не ставили себе целью раздавать, как говорится, всем сестрам по серьгам. Ведь и упомянутые работы интересовали нас лишь определенными сторонами и тенденциями своего развития.

Завершим наши заметки несколькими словами о прекрасном аттракционе Бориса Бирюкова «Среди львов». Потому что предполагаем вернуться к нему специально в отдельной и обстоятельной статье. Его работа стоит того. А пока скажем: это настоящее творчество. За пять лет, что выступает Бирюков со своими питомцами, он сумел встать в ряды лучших наших дрессировщиков хищников. А после сравнительно недавних весьма успешных гастролей во Франции можно смело считать, что он завоевал и европейское признание.

Очень смелая работа со львами органично сочетается у него с превосходным актерским мастерством. Бирюков обаятелен, пластичен, превосходно двигается. Он создал предельно современный образ. Перед зрителями не этакий сильный духом укротитель, а именно современный человек, который сумел постичь мир животных и войти в него. Он не угнетает животных своим превосходством, не подавляет их. Дает, так сказать, и львам остаться львами и сохранить свой образ. Или, если хотите, сыграть свой образ. А львы у Бирюкова замечательные — ухоженные, мощные, гривастые, роскошные красавцы. Словом, есть о чем поговорить в следующий раз.

Такая программа собралась прошедшим летом под брезентовым куполом в Измайловском парке. Думается, в какой-то мере она отразила нынешнее состояние нашего цирка, его сегодняшний день. Его просчеты и его успехи. Его поиски.

АНАТОЛИЙ ГУРОВИЧ

оставить комментарий

 

 


© Ruscircus.ru, 2004-2013. При перепечатки текстов и фотографий, либо цитировании материалов гиперссылка на сайт www.ruscircus.ru обязательна.      Яндекс цитирования