В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ    
 







                  администрация сайта
                       +7(964) 645-70-54

                       info@ruscircus.ru

Подарите мне жест, мсье!

БЕЗМОЛВНО И КРАСНОРЕЧИВО

Акробат стар. Он устал поднимать тяжести, устал быть неловким на канате. Но он бродячий акробат, и ему нужны аплодисменты. Чтобы жить.

А в маленьком кафе веселье. И ловкий гарсон успевает улыбаться, понимающе поддержать грустную беседу, пересолить, обсчитать...
Полусогнута кисть руки, причудливо переплетены пальцы, улыбка — и вот змея. Пятый день творения...

Давид и Голиаф, древняя как мир история. Ширма. Нужно встать на носки, выкатить грудь, прищуриться — и перед нами огромный, глупый Голиаф. А через секунду превращение: весело выбегает маленький Давид. Тишина. Легкий наклон головы, прыжок, пластичное движение, глаза — и зал снопа переживает эту удивительную историю, смеется, взрывается аплодисментами.

На сцене — Марсель Марсо. Это пятый приезд знаменитого французского мима в Советский Союз. И кажется, мы многое знаем об этом артисте. Знаем, что ему пятьдесят, что он — сын парижского художнике по эмали — оставил в двадцать с лишним лет профессию отца, влюбившись в... традицию.

Да-да, именно образы великого француза Жана-Гаспара Дебюро из «Фюнамбюля» — театра канатных плясунов, — Дебюро, с которого начался расцвет французской пантомимы (это было более ста лет назад!), и определили будущую профессию Марселя Марсо.

Он выступал в парижских кабаре, маленьких театрах, чуть позже создал ансамбль — это была уже целая труппа мимов. Их приглашают большие парижские сцены, потом поездки по Европе за океан, потом снова один.

Создавая свои грустные и веселые сатирические и философские образы, мим их не разъясняет, а лишь оттеняет, хочет не научить, а увлечь. Оживить в точном смысле слова.

Подарить присутствующим несколько зеркал...

ВЕЗДЕ ЛИ ВАС ПОНИМАЮТ?

—    Благодаря акустике ваших залов я убедился, что здесь меня поняли.

ВЫ ЛЮБИТЕ ПОГОВОРИТЬ?

—    Разговариваю с удовольствием. И когда ставлю новый спектакль, и дома с сыновьями — они музыканты — включаюсь в долгие беседы о современной музыке, и когда просто брожу по Парижу, люблю поговорить с незнакомыми людьми. Чтобы потом из слов сотворить молчаливый образ.

ВПЕРЕД, К НЕМОМУ КИНО

—    «Все мы вышли из «Шинели» Гоголя» — эта знаменитая фраза Достоевского, наверное, откоситься и к Вам, мсье Марсо?
—    Да, образ Башмачника — это, наверное, лучшее из всего, что 'я создал в кино. Меня как артиста привлекает мир героев Гоголя, мольеровские образы. Впрочем, Вы заметили, что сатира, ирония, символика — темы большинства моих сценок.

Привлекают и такие темы, как настоящее — будущее, фантастика, ощущение людей, попавших на другую планету. Это темы моих будущих фильмов. Двадцать пять раз снимался в кино. Документальные ленты о работе моей труппы, множество роликов Била, отдельные образы в игровых картинах, но все это лишь эпизоды, части целого. Немое кино — моя мечта. Лет десять назад ни один продюсер не брался ее осуществить. Не верили в успех. Сейчас «Парамауит» осуществляет постановку двух моих немых фильмов. Поверили наконец.

Г. МАНЮК

оставить комментарий
 

 


© Ruscircus.ru, 2004-2013. При перепечатки текстов и фотографий, либо цитировании материалов гиперссылка на сайт www.ruscircus.ru обязательна.      Яндекс цитирования Rambler's Top100