В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ    
 







                  администрация сайта
                       +7(964) 645-70-54

                       info@ruscircus.ru

Поэзия и очарование цирка

С тех пор как впервые щелкнул бич Филиппа Астлея, возвещая о рождении современного цирка, на манеж вместе с мужчинами вышли и женщины. Они были не только женами и дочерьми артистов-мужчин, их помощниками, ассистентами, но и равноправными партнерами.

Сейчас почти нет такой области циркового искусства, в которой бы не демонстрировали свое мастерство исполнительницы. Употребляя выражение Куприна, можно сказать, что женщина всегда была «главной красой н очарованием» цирка. Мы видим ее и под куполом — на трапеции или «рамке», — и на лошади, и на проволоке, и с жонглерскими булавами и кольцами, и на моноцикле. и в клетке с хищниками. В последнее время наблюдаются небезуспешные попытки артисток овладеть еще и эксцентрикой и клоунадой. В общем можно составить целую программу из одних только номеров с участием женщин, и она без всяких скидок, будет на очень высоком уровне. Такие попытки, между прочим, уже делались. В свое время в Ленинграде шли тематические представления, которые так и назывались: «Женщины — мастера цирка».

Понятно, что не сразу представительницам «слабого пола» удалось прочно утвердить себя на манеже. Еще лет 50 — 60 тому назад их роль в цирке ограничивалась определенными рамками. Это было следствием не какого-либо предрассудка, а единственно бытовавшего долгое время мнения, что физические данные лишают женщину возможности выступать в том или ином жанре, относившемся к числу чисто «мужских». Если речь, например, шла о воздушно-гимнастических номерах, то, как правило, сферой женщины считалось так называемое штейн-трапе — и не больше.

Были, однако, и в дореволюционном цирке настоящие артистки. Наиболее плодотворно выступали женщины в области конного цирка. Почти не бывало программы, которая не открывалась бы выступлением какой-нибудь «мадмуазель Луизы» или «мадмуазель Элеоноры», демонстрировавшей вольтаж. «Примами», «звездами» считались исполнительницы высшей школы верховой езды, прекрасные всадницы, державшиеся в седле с благородством дам аристократического круга. Дань восхищения им отдал, в частности. И. С. Тургенев, описывавший в статье «Современные записки» замечательных наездниц своего времени Полину Кюзан и Каролину Лойо.

В наши дни также есть номера, в которых многое построено не столько на показе работы, трюков, сколько на обаянии исполнительницы, ее молодости и привлекательности. Но не их мы имеем в виду, когда говорим о женщине на манеже. Речь идет о тех номерах, где с наибольшей полнотой раскрываются сугубо женские качества — подчас исключительная природная гибкость, грациозность, мягкость и выразительность движений.

Это, в первую очередь, пластические этюды, в которых женщины, как-известно, держат монополию. Полная поэтических красок, сольная воздушно-гимнастическая работа также почти всецело находится ныне в тонких женских руках, несмотря на то. что от перекладин трапеций, «рамок» на них появляются весьма прозаические мозоли. Советский цирк знает целую плеяду отличных воздушных гимнасток. Это — Раиса Немчинская, Валентина Суркова, Галина Адаскина, Людмила Канагнна, Людмила Правоторова, Галина Петринская, Лаура Боровикова и другие.

Наши исполнительницы держат первенство и в таком виде искусства, как танцы на проволоке. Необыкновенно широк диапазон их репертуара — от классического балета и национальных плясок до современных танцев. Среди артисток этого жанра (первой из них по праву следует назвать Веру Сербнну) мы видим таких виртуозок, как Нина Логачева, Инна Абакарова, Элла Косяченко, Роза Хусайнова.

Однако было бы несправедливым не упомянуть и о других жанрах, в которых видную роль играют женщины. Конный цирк своим сегодняшним процветанием также во многом обязан именно исполнительницам. Талантливая артистка Людмила Котова — признанный мастер дрессировки (даже обычный показ так называемой «свободы» превращается у нее в небольшую художественную мнниатюру).

Несомненны заслуги женщин и в других видах дрессировки животных. Советский цирк заслуженно гордится такими выдающимися мастерами, как Ирина Бугримова и Маргарита Назарова. Свой стиль, своя .манера исполнения и у Эльвины Подчерниковой. Широко известны имена Терезы и Натальи Дуровых, Ирины Сидоркиной. Галина Корчагина и Любовь Жирнова первыми в нашем цирке взялись за работу с голубями. А уж дрессировка собак всецело является женской привилегией.

Женский номер! Довольно трудно порой определить не только его особенности, но и границы — настолько активно происходит, особенно в последнее время, процесс завоевания женщинами новых позиций в цирковом искусстве. Нередко именно женщины способствуют тому, что даже старые, хорошо знакомые жанры начинают приобретать совершенно другие оттенки и краски.

Возьмите, скажем, знаменитый воздушно-гимнастический ансамбль Бубновых. Именно потому, что под куполом выступают красивые, словно обладающие секретом неувядаемой молодости женщины, номер предстает в особом поэтическом ореоле. То же относится и к их соратницам по жанру — Хазовым. И, наверное, потому, что на летающих «ракетах» и им подобных воздушно-гимнастических аппаратах все чаще стали появляться уже не смешанные пары, как когда-то, а целиком женские (Эмма и Мария Бирюковы), эти номера приобрели совсем иной облик.

Вообще воздушная гимнастика, в каком бы то ни было виде, уже немыслима без женщин. В труппе полетчиков под руководством Виктора Лобзева успех во многом обеспечивается именно партнершами. Это они. молодые вольтижерки Татьяна Кадочникова и Флора Гайдуллина, своим обаянием и мастерством придают номеру романтическую окраску.

А возьмите такой аттракцион, как "Шар смелости" Надежды и Марины Маяцких. Когда в огромном металлическом шаре под куполом мчатся на мотоциклах, совершая рискованные виражи, две женщины - это и эффектно и необычно.

Физиологические особенности женщины не позволяют ей иметь дело со значительными силовыми нагрузками. И тем не менее известны попытки артисток цирка выступать в номерах, которые требуют не только грации и пластики, но и довольно большой физической силы. Однако, как правило, они оканчивались неудачами. Мне вспоминается исполнительница, выступавшая в 40-х годах в роли силового жонглера. Она поднимала гири, ловила их на шею, на спину. Зрителей явно коробило от этого зрелища, входившего в противоречие прежде всего с эстетическими требованиями. Ибо совсем не женское занятие — поднимать гири и штанги, демонстрировать мускульную силу.

Но вот в наши дни появилось акробатическое трио Шубиных, в котором основную силовую нагрузку принимают на себя исполнительницы — Лидия Конова и Елена Козлова. Правда, они не поднимают гири, не работают со штангами. Они всего-навсего «нижние» партнеры. Но им также приходится демонстрировать крепость рук. шеи, поясницы. Однако это не вызывает в вас никакого внутреннего протеста. Наоборот, вы любуетесь красивым, жизнерадостным номером Во-первых, демонстрируя свое физическое превосходство над партнером, артистки не теряют прн этом обаяния и изящества, во-вторых. из трюковых комбинаций исключены такие, которые делали бы исполнение грубым, малоэстетичным.

То же можно сказать и о номере акробатов-эквилибристов Васечкиных. И хотя на долю Валентины Васечкиной падает значительная физическая нагрузка (чего стоит хотя бы стойка, которую выжимает партнер, опираясь на лопатку партнерши!), мы тем не менее не воспринимаем это как антиэстетическое зрелище. Достигнуто это не только за счет хорошей силовой подготовки исполнительницы, в прошлом спортсменки, но и за счет её артистичности, имеющей немаловажное значение в цирке вообще, а в женских номерах особенно.

Понятно, что в номерах с участием женщин, тем более в тех. что исполняются смешанными парами, не должно быть ничего вульгарного, грубого, натуралистического. Галина Бандур, например, работающая в паре с Анатолием Бандуром. появляется на манеже в качестве акробата-эксцентрика, что само по себе встречается довольно редко. Казалось бы, выступление женщины в номере подобного плана может создать на манеже несколько рискованные ситуации, но этого не происходит. В процессе его подготовки были прежде всего тщательно отобраны трюки. Упор делался главным образом на танцевально-игровые моменты. Все, что могло выглядеть неизящным, вульгарным, решительно убиралось. Другими словами, памятуя о том. что одним из акробатов-эксцентриков в данном случае является женщина, трюки были подобраны с таким расчетом. чтобы все движения от начала и до конца были мягкими, пластичными. красивыми.

Говоря о вкладе советских артисток в развитие циркового искусства. нельзя не упомянуть акробатический номер с участием Ирины Шестуа, баланс на лестнице, исполняемый артистичной Вероникой Бириной, работу с «ренскими колесами» Балакиных. Перечень этот можно продолжить. Как видите, творческий диапазон женщин в цирке довольно широк. И все же, думается, далеко не все возможности «слабого пола» раскрыты на манеже.

Мы уже упоминали, что к числу чисто женских номеров относятся пластические этюды. Их довольно много, и есть среди них весьма интересные как по замыслу, так и по исполнению. Но немало и таких, которые безлики, лишены художественной выразительности. яркости. А между тем каждый такой номер мог бы иметь индивидуальную окраску, если исполнительскую технику сочетать с образностью, с какими-то живыми человеческими качествами, которые артистка будет раскрывать на манеже. Думается, что наиболее приблизилась к этим требованиям Галина Тарбеева. Исполняемый ею этюд не просто серия упражнений — он носит не абстрактно-отвлеченный, а осмысленный характер, привлекает своей лирической окраской. Его можно было бы назвать «Утреннее пробуждение», или «Гимн солнцу».

Акробатика, являющаяся, как известно, основой большинства цирковых жанров, тоже еще ждет более смелого и дерзновенного проникновения женщин в ее сферу. Правда, в какой-то мере это уже происходит Если раньше, например, в роли акробатов с подкидными досками появлялись исключительно мужчины, то теперь мы видим и исполнительниц. В аттракционе «Русская тройка», которым руководит народный артист РСФСР Н. Ольховиков, в прыжках с подкидных досок активно участвуют и девушки. То же имеется, и в цирках социалистических стран. В труппе венгерских акробатов Фалуди, приезжавших в Советский Союз в 1965—1966 годах, одна из ведущих ролей принадлежала Каталин Ковач. Известны достижения в прыжковой акробатике советской артистки Нины Кусакиной.

Однако сколько мы знаем номеров. в том числе и акробатических, в которых исполнительница появляется лишь для того, чтобы «покрасоваться» на манеже — не больше. Пока ее партнеры-мужчины демонстрируют трюки, она стоит в сторонке, мило улыбаясь, делая несложные танцевальные движения или. в лучшем случае. подавая реквизит. Л между тем даже в самых сложных видах акробатики вполне возможно создание таких номеров, в которых женщина играла бы не «подсобную» роль, а основную. Кто не запомнил, например. подготовленный патриархом болгарского цирка, ныне покойным Лазаром Добричем большой групповой номер акробатов-прыгунов с подкидными досками? Труппа эта была необычной прежде всего тем, что состояла из одних только артисток. Исполнительницы уверенно проделывали двойные и даже тройные сальто-мортале.

А взять работу с першами и лестницами. В одной из международных программ, помнится, выступала заслуженная артистка Монгольской народной республики Цэрэндулам. Легко, без всякого напряжения удерживала она перш, на вершине которого работали ее партнерши. И от того, что в номере участвовали одни женщины. он приобретал особое своеобразие и красоту.

Кое-кто. правда, считает: не женское, мол, это дело — выступать с першами, держать их на плечах и даже в зубах. Но вспомните балансеров на першах — чехословацких артисток Л. Штауберти, гастролировавших в 1965 и 1966 годах у нас в стране. Во время демонстрации трюков молодые исполнительницы ни на один момент не теряли женской обаятельности, и это снимало какие бы то ни было упреки в неэстетичности. Даже чрезмерная пышность костюмов, все эти сверкающие накидки и страусовые перья, думается, были уместны в этом номере, исполнителями которого являлись женщины.

Понятно, что подготовка подобного рода номеров связана с известными трудностями. Но ведь преодоление трудностей — в самой природе циркового искусства, и вряд ли это может остановить наших замечательных мастериц цирка!

Конечно, женщине в цирке приходится труднее, чем мужчине, — ведь работу на манеже она должна сочетать с заботой о семье, о воспитании детей, а быт циркового артиста, как мы знаем, еще не всегда благоустроен так, как надо. Тем более достойно уважения ее верное, подчас героическое служение искусству. Пожелаем же гимнасткам, акробаткам, дрессировщицам, эквилибристкам — всем женщинам нашего цирка еще более активно проявлять свои силы, способности на творческом поприще. Ибо нам, женщинам, принадлежит важная роль в цирковом искусстве. Они не только главная краса и очарование манежа, но и его поэзия, его романтика.

М. МЕДВЕДЕВ

оставить комментарий

 

 


© Ruscircus.ru, 2004-2013. При перепечатки текстов и фотографий, либо цитировании материалов гиперссылка на сайт www.ruscircus.ru обязательна.      Яндекс цитирования Rambler's Top100