В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ    
 







                  администрация сайта
                       +7(964) 645-70-54

                       info@ruscircus.ru

Пока артист молод

БЕРЕЧЬ НАСЛЕДСТВО

Наш цирк очень вырос. Сказав это, я. конечно, не открыл ничего нового. Мои слова можно рассматривать как еще одно свидетельство человека, который отдал манежу более сорока лет жизни и на глазах которого наш цирк превратился в искусство, получившее мировое признание.

То. чем советский цирк является сегодня и чем мы по праву гордимся. — результат работы, творческих поисков мастеров нескольких поколений. Говорят, что первым было труднее. Пожалуй, и мы, артисты старшего поколения, любим вспоминать в назидание молодым, как начинали, как шли подчас на ощупь, как до всего приходилось доходить самим. А сегодня за плечами юного артиста большой и славный путь нашего цирка, накопленный огромный опыт, разнообразнейший творческий багаж, стройная система методики тренировок. Да, все это так. В отличных условиях находятся сейчас наши мастера. И все-таки я понимаю, что молодежи трудно. Потому что в искусстве всегда трудно и жизнь подлинно творческого человека неизбежно беспокойна. Судите сами. Достижения нашего цирка очень высоки, а между тем обязательно нужно делать — и в первую очередь молодым! — следующий шаг вперед Таков непреложный закон искусства. Легко ли это?

И вот, повидав на своем веку немало замечательных номеров, каждый из которых считался и свое время, как говорится, в свой звездный час. верхом совершенства, пределом возможного, я могу искренне сказать молодым: простор для творчества все так же необозрим, как и тогда, когда начинали мы.

Но, приступая к новому, оглянитесь, помните, что вы обладатели богатейшего творческого наследия. Очень хорошо об этом рассказал Виктор Плинер в статье об акробатах прыгунах «Помнить, чтобы идти дальше» (Советской эстрада н цирк. 1В70, М 10) Кстати, я считаю, что образовавшееся сейчас некоторое однообразие прыжковых номеров вызвано именно тем, что мы не растим прыгунов-универсалов, если хотите, «звезд», которые импровизировали бы на глазах у зрителей, как рассказано об этом в той статье, создавали бы из прыжков причудливые композиции. А ныне у нас артист исполняет или в самом дело уникальный, но всего один трюк, или два-три обычных из богатого репертуара прыжковой акробатики. И весь художественный эффект возлагается но групповую работу. А вот группы-то у нас в последнее время возникают чересчур легко и, я бы даже сказал, беззаботно, 6ез учета их создателями и исполнителями того, с чем новым они предстанут перед зрителями.

Конечно, мы имеем в этом жанре превосходные номера со своим особым почерком, большими техническими достижениями. Нет нужды их здесь называть, их хорошо знают. Я же говорю о тех не так уж малочисленных коллективах акробатов-прыгунов, которые лишены своего творческого лица и наспех скомпонованы по принципу: немного у этого, немного у того, у третьего, у четвертого.

ПОЧЕМУ ВАЖНО МНОГО ЗНАТЬ

И мне приходит на ум мысль, казалось бы, впрямую не связанная с только что сказанным. Если обратиться к творческим биографиям известных мастеров старших поколений. можно увидеть, что подавляющее число их имело в своем активе по нескольку номеров, часто разных жанров, и почти в каждом из них добивалось значительных успехов. Тут сказался не только дар, талант этих артистов, но и разносторонняя их подготовка.

Работая в программе Московского цирка, я имел возможность наблюдать, как создаст номер, вернее сказать. как готовит молодых артистов упоминавшийся уже мною большой мастер Виктор Плинер. Однажды он попросил меня показать его подопечному, как правильно отбивать с подкидной доски, как отходить от нее, как ловит в плечи и как самому прийти в плечи. Я поинтересовался, зачем это, ведь у него создается номер иного жанра. На что Виктор Плинер ответил: молодой акробат должен знать и уметь, как можно больше. Это позволит ему свободнее чувствовать себя, задумывая в дальнейшем что-либо новое. Очень верно!

Именно тогда, когда артист разносторонне подготовлен, когда он с техникой на ты, возможно созидание, открывается простор для творчества. Пусть не сочтут это нескромным, но я укажу на Леонида Попова из номера, которым руковожу сам. Он вольтижер, обладающий довольно значительным репертуаром трюков, вплоть до тройного сальто-мортале на колонну. Но он же, несмотря на свою субтильную комплекцию и малый пес. может быть средним в колонне и ловить в плечи и даже быть нижним
и держать всю колонну. Может он быть и вольтижером в ханд-вольтижном номере. Путь этого молодого артиста представляется мне правильным. плодотворным.

Убежден, что истинное творчество без разносторонней подготовки невозможно. И пока артист молод, полон сил. он должен как можно больше пробовать, репетировать, искать. Пусть не поймут меня только так, будто я ратую за то, чтобы хвататься то за один номер, то за второй, то за третий... Нет, конечно... Тем более что в каждом жанре масса возможностей, и следует постараться использовать их предельно. А для этого и нужно как можно больше уметь. Переходить к другому номеру стоит только тогда, когда ты исчерпал свои возможности в одном жанре, когди не видишь путей улучшения номера или когда перестройка его уже не приносит творческой радости.

И еще... Надо уметь ждать и надеяться, верить в свою мечту. Более сорока лет я в цирке и все эти годы отдал работе в физкультурно-спортивных жанрах: был крафт-акробатом, воздушным гимнастом, турнистом, работал на кольцах, с першами, создал групповой номер акробатов-прыгунов. А ведь с юности мечтал стать дрессировщиком.И только недавно моя мечта стали осуществляться. Я говорю — стала, потому что считаю сделанное, хотя оно и имеет некоторый успех, лишь началом.

Мне вообще видится в дрессировке непочатый край работы. Вот. например, у нас очень мало номеров со слонами. А с ними можно сделать много интересного, непохожего на то, что уже было более тридцати лет назад я задумал номер Акробаты на слонах. И пока суть да дело, попробовал я тогда репетировать с Максом — слоном Владимира Григорьевича Дурова. Был у нос, скажем, такой трюк: Макс становился на задние ноги, по-цирковому, на оф, а затем с размаху опускался передними на подкидную доску, с которой взлетали под купол сразу два акробата. А слон следил за их взлетом, и ему на лоб приходил один из артистов. Трюк забавен. А вероятно, можно сделать нечто значительно интереснее, изобретательнее, ведь прошло свыше тридцати лет и в дрессировке достигнуты очень большие успехи, а главное подтверждены ее огромные возможности. Словом, я с надеждой смотрю и будущее и еще раз убеждаюсь, что возраст для творчества не помеха. Только надо все время искать, искать.. Искусство постоянно держит человека в напряжении. В этом, наверно, и есть наше трудное, но ничем не заменимое счастье.

ЗАВИДУЮ МОЛОДЫМ

И все-таки и немного завидую молодым. Потому что у них больше сил. И еще раз хочу сказать: пока артист молод, он должен все время пробовать, искать, работать азартно, готовить себя к новому. Только некоторым нашим творческим равнодушием можно объяснить тот факт, что у нас развилось удручающее однообразие номеров джигитовки, похожих друг на друга, как сиамские близнецы. И почти нет номеров конной дрессуры, их можно перечислить по пальцам одной руки: Кострюковы, Манжелли и, наконец, замечательный номер Ермолаевых. Хотя все мы часто повторяем, что без лошади нет цирка. А где, скажем, всегда украшавший цирк классический гротеск! Вот молодежи бы и взяться за дело, тем более что скоро, к нашей общей радости, появится специальный тренировочный манеж и во главе его станет такой опытный мастер конных дел, как М. Анисимов.

Да мало ли где молодежь может приложить свои силы — буквально везде! Надо только помнить им, молодым, что придет время — и они тоже станут средним и старшим поколением и по ним будут подводить итоги, определять уровень и достижения нашего циркового искусства в целом.

И КРАСОТА ФИЗИЧЕСКАЯ

Вначале я сказал, что молодежи нашей досталось большое и богатое наследство. Все это так. Но время все просеивает, и то, что в свой час виделось как большой успех, оказывалось по прошествии лет в некоторых случаях издержками поисков. Но многое, очень много осталось. Остались даже многие, казалось бы, частности, но по которым скучает душа.

Зритель, придя сегодня в цирк, видит нашу силу, нашу ловкость, нашу смелость, нашу изобретательность. Но не видит нашей красоты. Быть может. сказано это несколько запальчиво. но в последние годы мы почему-то упрятали тела в костюмы А по моему разумению, и не только моему, цирк — это еще и праздник физической красоты человека. Когда произносится слово «акробат» или «гимнаст», сразу представляешь себе стройную, элегантную и крепкую фигуру. А мы как-то забыли о культуре тела. Я имею в виду не пресловутый культуризм с его уродливой гипертрофией мышц.

Речь идет о другом. Когда выходили крафт-акробаты или римские гладиаторы и сбрасывали свои плащи, перед зрителями возникали словно вылепленные одаренным мистером скульптурные фигуры. Это уже был великолепный номер. В дни моей цирковой молодости существовало непреложное эстетическое правило: в цирке надо быть красивым. И мы работали над своей статью. Старые любители цирка, может быть, забыли что-то из того, что делал Александр Ширай, но великолепный спортивный облик его помнят наверняка

А теперь, почти поголовно надев костюмы, мы как бы забыли об этом. А это. между прочим, одна из причин того, что многие артисты потеряли и осанке. Часто видишь, как, исполнив тот или иной трюк, артист встал неуклюже и убежал, чуть ли не сгорбившись. А будь он а коротких спортивных шортах, этого бы наверняка не произошло: тот, кто выходит к публике почти обнаженным, все время помнит о каждой мышце своего тела.

Пусть все это детали, но, думается, детали немаловажные. И хотелось бы. чтобы молодежь помнила об этой черте цирка прошлых лет и взяла ее на вооружение, конечно, не бездумно, а творчески осмысленно.

ОДНО ВЕЛИКОЕ ДЕЛО

Цирк — искусство молодых. Государство. учитывал наш сложный, уникальный в своем роде труд, дает нам льготные пенсии по возрасту. И это, конечно, прекрасно. Но мне хочется сказать: смолоду, с самых первых шагов на манеже старайтесь сделать свою жизнь в искусстве долгой. Потому что в любом возрасте, и в пожилом в том числе, есть своя творческая радость. А что такое жизнь артиста без, творчества? Ничто! Поэтому вникайте в каждую деталь, пусть до всего в цирке вам будет дело.

Недавно, видя, как репетирует со своим учеником Виктор Лисин, я решил подсказать ему кое-что в той части тренировок. Которая мне более знакома по практике. И спросил его в сторонке, не обидится ли он, не ущемит ли это его самолюбие перед учеником. Уж на что мастер Виктор Лисин, а он принял мои слова с искренней благодарностью. Вот пример истинно артистического отношения к творчеству!

Да, собственно, иначе и быть не должно, потому что все мы, артисты разных поколений, делаем одно великое дело, имя которому — советское цирковое искусство.


ВЕНЕДИКТ БЕЛЯКОВ.

оставить комментарий

 

 


© Ruscircus.ru, 2004-2013. При перепечатки текстов и фотографий, либо цитировании материалов гиперссылка на сайт www.ruscircus.ru обязательна.      Яндекс цитирования Rambler's Top100