В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ    
 







                  администрация сайта
                       +7(964) 645-70-54

                       info@ruscircus.ru

Режиссерский замысел и его воплощение

Каков путь от замысла номера до его осуществления, до премьеры на манеже? К сожалению, нередко он оказывается долгим и весьма нелегким. О том, почему это происходит, мне и хочется поговорить.

Такой разговор назрел, ведь сейчас требуется все больше интересных, оригинальных номеров, а их появляется меньше, чем хотелось бы, чем нужно. В то же время у режиссеров и артистов остается немало неосуществленных замыслов. Об этом мне рассказывали многие мои коллеги-режиссеры. Но они не уполномочивали меня оглашать их планы. Поэтому расскажу о себе.
Мною задумано несколько номеров. Например, разработан сценарий номера «Комические акробаты-прыгуны с подкидной доской». Комическим должен быть весь номер от начала до конца, а не так, как обычно бывает, что среди исполнителей один комик. Нет, тут все участники — комические персонажи, у каждого свой облик. Во время их выступления то и дело будут возникать забавные ситуации, демонстрироваться своеобразные трюки.

Мне, режиссеру Центральной студии циркового искусства, вроде бы, и карты в руки. Но, оказывается, все не так просто. Почему?
Самое важное, пожалуй, при осуществлении режиссерского замысла— подобрать подходящих исполнителей. Но можно ли сделать это хотя бы в относительно короткие сроки? Утверждаю, что нет. Вы попросту не сможете собрать высококвалифицированных артистов, которые быстро освоили бы незнакомые для них трюки. Таких артистов не так много, к сожалению, и среди выпускников Государственного училища циркового и эстрадного искусства. А ведь ГУЦЭИ — основной источник подготовки артистических кадров. Конечно, заслуги этого учебного заведения бесспорны. Можно вспомнить немало интересных номеров, выпущенных училищем, многие ведущие мастера манежа имеют его диплом. Но если говорить о рядовых выпускниках, то подготовка их, на мой взгляд, недостаточно широка и всестороння. В своих номерах они уверенно исполняют трюки, а освоить что-то новое им бывает подчас весьма сложно.

Мне приходилось сталкиваться с такими, например, трудностями. Ставишь пролог и намечаешь, скажем, чтобы все исполнители вышли на манеж, жонглируя. В ответ слышишь:
— Не можем...
— Как — не   можете?   Ведь вы же в училище проходили жонглирование. Какая у вас была оценка?
— Четыре. Но когда это было... на втором курсе.

Или хочешь, чтобы все участвовали в построении пирамид, — и снова отказ. Оказывается, выпускник училища, у которого по акробатике была когда-то четверка, а то и пятерка, неспособен быстро освоить построение пирамиды.

Мне кажется, дело здесь в том, что ГУЦЭИ выпускает не артистов, а номера. На первом курсе студенты осваивают основные жанры, сдают по ним экзамены, а на трех остальных репетируют номер. При выпуске о молодом артисте судят по его участию в номере, а что за пределами номера — вроде бы никого и не интересует. Но ведь может случиться так, что номер по той или иной причине распадется, — легко ли будет вчерашнему выпускнику войти в новый номер? Может быть, стоит, как было когда-то раньше, проводить экзамены по основным предметам в конце учебы. Это позволит, мне кажется, улучшить профессиональную подготовку молодых исполнителей.

Но, может быть, у режиссера есть другой выход — привлекать для подготовки нового номера участников художественной самодеятельности? Да, такой вариант возможен: народные цирки — надежный резерв нашего искусства, каждому из нас известны имена исполнителей, которые пришли из самодеятельности и хорошо показали себя на профессиональной арене. И все же не следует, по-моему, переоценивать возможности участников художественной самодеятельности. Мне пришлось близко познакомиться с работой многих народных цирков, с теми, кто в них занимается. Честь и хвала тем, кто посвящает свое свободное время нашему искусству. Но если это человек немолодой, он уже достиг своего потолка, и большего от него не добьешься. Если же это подростки, делающие первые шаги, то их надо не в номера включать, а учить и учить, рекомендовать наиболее способным поступить в ГУЦЭИ.
Многое дал профессиональному цирку спорт.

Уверен, что и в дальнейшем наши связи с ним будут расширяться, все больше спортсменов будет приходить в цирковое искусство, имея отличную подготовку по гимнастике, акробатике. Но и тут есть свое «но». Человека, пришедшего из спорта, нельзя выпускать на манеж без большой и кропотливой подготовки. Ему предстоит постичь мастерство артиста, научиться быть выразительным на манеже, наконец, просто войти в ритм цирковой жизни. Приглашая людей из спорта, мы должны помочь им стать артистами, а не просто ловкими исполнителями трюков. Лучше всего, мне кажется, чтобы спортсмены, прежде чем начать репетировать номер, проходили специальную подготовку, например, на краткосрочных курсах при Центральной студии или при постановочном цирке.

Вспоминается, как готовился в Саратовском цирке номер акробатов-прыгунов с шестами под руководством В. Замоткина. Замоткин собрал спортсменов — будущих участников номера. Все они были физически хорошо подготовлены, но им не хватало артистизма. И вот мастера спорта, перворазрядники три раза в неделю собирались на специальные занятия, которые в значительной мере помогли им подготовиться к выступлениям на манеже.

Если уж зашла речь о квалификации артистов, то можно внести и такое предложение. Может быть, есть смысл в больших цирках и коллективах учредить должность режиссера-тренера. Он регулярно проводил бы с артистами занятия по основным жанрам: акробатике, гимнастике, эквилибру. Систематически посещая такие занятия, люди совершенствовались бы в своем мастерстве, осваивали смежные жанры, были более подготовленными к работе над новым.

И еще одно соображение, связанное с подбором артистов для больших номеров и аттракционов. Ведь кого обычно направляют в студию? Тех, кто потерял партнеров, остался без номера. В репертуарно-художествен-ном отделе главка вам опять же в первую очередь предложат тех, кто остался не у дел, получает деньги за вынужденный простой. Нетрудно догадаться, что чаще всего это далеко не лучшие артисты. А ведь при постановке сложного номера нужны не случайные исполнители, а люди с определенной подготовкой, а то и определенной фактуры. И вот о чем я подумал. Когда организуется большой коллектив, например «Цирк на льду», то объявляется конкурс и из его участников выбираются наиболее подходящие исполнители. Почему бы не объявлять конкурс, приступая к созданию аттракциона или даже большого оригинального номера? Со случайными исполнителями не подготовишь интересное выступление...

Возможно, это покажется странным, но нам, режиссерам, сплошь да рядом не хватает времени. Хотя, если судить по числу выпущенных номеров, загрузка не так уж велика, считается даже, что режиссеры Центральной студии циркового искусства загружены неполностью. Но времени все же не хватает. Дело в том, что время расходуется зачастую не на творческую работу, а на всякие организационные дела. Например, на хлопоты, связанные с поисками помещения для репетиций. Где репетировать? Этот вопрос возникает постоянно. Я, наверное, никогда не забуду, как ставил однажды сразу шесть номеров. Их исполнители репетировали в шести разных городах, и я просил отдел формирования объединить их хотя бы в двух цирках. Мне ответили, что это невозможно. И приходилось катать из города в город, расходуя дорогое время на бесконечные переезды. Да и сами репетиции проводились урывками: ведь манеж занимали артисты программы. Значит, работал я с исполнителями не столько, сколько требовалось, а сколько позволяли условия.

Впрочем, зачем далеко ходить за примерами. Сейчас я участвую в подготовке второго коллектива «Цирк на льду». Задачи перед нами стоят сложные: в стремлении объединить фигурное катание и цирковое искусство заключено множество трудностей. Акробатов, эквилибристов, гимнастов надо научить уверенно держаться на коньках, а фигуристов обучить жанрам манежа. Казалось бы, надо работать и работать... Но репетируем мы в помещении «Балета на льду» только в те часы, которые нам выделяют хозяева. Значит, другими словами, мы опять же не можем заниматься столько, сколько нужно.

Скоро будет два коллектива «Цирк на льду». Их придется пополнять молодыми исполнителями. Где заниматься с ними, где готовить новые номера? Нужна репетиционная база. Нужна не только для «Цирка на льду», но и, повторяю, для подготовки номеров традиционных цирковых жанров. Правда, скоро Центральная студия циркового искусства получает новое здание, где есть манеж, тренировочные комнаты. Но это, мне думается, полностью не решит проблему. Я слышал, что директор Тульского цирка Д. Калмыков и Саратовского И. Дубинский предлагают создать у себя филиалы студии. На мой взгляд, их предложения заслуживают самой горячей поддержки. Нужно искать и другие возможности.

А заботы об изготовлении реквизита и костюмов?! Это опять хлопоты. Режиссерам приходится тратить время и силы, добиваясь изготовления нужного реквизита, а то и самим конструировать аппарат. Сейчас в Союзгосцирке создано конструкторское бюро, но пока его деятельность недостаточно ощущается. Необходимо иметь свои цирковые мастерские, в которых бы работали люди, хорошо знающие специфику манежа, могущие принять творческое участие в оформлении номеров. Некому подумать сейчас и о новых материалах, в которых очень нуждается цирк. Синтетика широко входит во многие области нашей жизни, но в цирке синтетические материалы применяются пока еще редко.

От нас, режиссеров, ждут создания новых номеров, которые действительно были бы новыми. Для этого необходимо освободить режиссеров от несвойственных им забот, подумать о совершенствовании системы и методики подготовки исполнителей, о повышении профессионального мастерства артистов. И тогда мы сможем работать успешнее, плодотворнее, интереснее, чем работаем сейчас.

Н. СТЕПАНОВ,
режиссер,  заслуженный  деятель искусств РСФСР

оставить комментарий

 

 


© Ruscircus.ru, 2004-2013. При перепечатки текстов и фотографий, либо цитировании материалов гиперссылка на сайт www.ruscircus.ru обязательна.      Яндекс цитирования Rambler's Top100