В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ    
 







                  администрация сайта
                       +7(964) 645-70-54

                       info@ruscircus.ru

Режиссура под микроскопом

Случалось ли вам, уходя с концерта и вспоминая, что программа сия поставлена режиссером иногда даже довольно известным, недоуменно пожимать плечами, потому что никаких постановочных от­кровений в этом эстрадном представлении не было? Во вся­ком случае, невооруженным глазом вы их не заметили, раз­ве что под микроскопом...

Правда, появился некий штамп составления эстрадных программ: увертюра, проход участников с балетной груп­пой и с флагами, стыдливое, но громкое чтение стихов; иногда, если устроители не жалеют денег, прибавляется еще бросание в зал цветов и... все. Дальше опять — только под микроскопом. И увидеть тогда можно много интересного... В этой связи мне хочется поговорить о двух эстрадных программах. Летний сезон в столичном эстрадном театре сада «Эр­митаж» выпала честь открыть программе, которая называ­лась «Эстрада СССР». Не правда ли, обязывающее и за­манчивое название? Само собой разумеется, что организаторы такой программы понимали всю ответственность заду­манного, что ими владели интересные идеи, что у них было определенное режиссерское решение будущего спектакля. Иначе и замахиваться не имело смысла!

Действительно, о значительности предстоящего события свидетельствовал длинный и торжественный перечень лиц, создавших     это     представление:      режиссер-постановщик Е. Гершуни, композитор В. Соловьев-Седой, художник Л. Окунь, балетмейстер Е. Осмоловский, главный дирижер О. Шимановский и т. д. Налицо были и «фанфарная» увер­тюра, и традиционное шествие балетной группы, и чтение стихов, и все остальные атрибуты гала-представления. Но, честное слово, лучше бы всего этого не было, пото­му что радостного события не произошло, увы! В программе, даже при всем желании, нельзя было за­метить режиссерского решения — это было, если не считать традиционных начала и финала, чисто механическое сцеп­ление номеров, совершенно разных по духу и стилю.

Хотелось бы знать, насколько широки были, в данном случае, полномочия режиссера и принимал ли он участие, например, в подборе номеров из республик? Потому что сложилось впечатление, будто устроители во всем положи­лись на вкус и волю республиканских концертных органи­заций. Л вкусы-то разные. И в результате Белоруссия была представлена очень самобытными и обаятельными сестрами Логиновыми, которые пели народные песни, аккомпанируя себе на балалайках. А вместо обещанных в программе пе­сен Азербайджана мы услышали несколько эстрадных шля­геров в исполнении Мирзы Бабаева. Было несколько неловко видеть, как немолодой уже человек, томно прикрыв глаза и почти проглотив микрофон, шепчет в него нежные слова песни А. Зацепина «Будь моей женой». И стало совсем нев­моготу, когда Бабаев, развязно прихлопывая в ладоши, тщетно приглашал зал петь вместе с ним модную югослав­скую песню «Маленькая девочка», запетую до край­ности.

Только отсутствием определенной режиссерской настрой­ки можно объяснить, например, то, что хорошая туркмен­ская танцовщица 3. Ташлиева исполняла почему-то араб­ский, а не туркменский танец, а веселый вокальный квартет из Грузии (Г. Леонидзе, В. Кикабидзе, А. Эбралидзе и С. Эбралидзе) спел русскую, чешскую, кубинскую, араб­скую песни и только одну грузинскую. И уж совсем ничем не объяснить знакомство на столичной эстраде с азербай­джанскими артистами М. Шаровым и Г. Наджаровым, с их более чем странной пародией на колхозную оперу. Разве только как с образцом дурного вкуса?

Трудно представить себе, что режиссер всерьез ставил перед собой задачу сотворить столь эклектичное создание, каким оказалось представление «Эстрада СССР». А произошло непоправимое: хорошие номера (они были в программе) утонули в «эстрадной скуке», о спектакле по­шла дурная слава, и москвичи не стали ходить в театр «Эрмитаж», зал почти всегда пустовал... Постепенно исчезло взаимное доверие артистов и зрите­лей, ведь и посетителей «Эстрады СССР» неприятно насто­раживала пустота в зале, принимали они холодно, и, на­верное, именно это обстоятельство так травмировало моло­дую грузинскую певицу В. Майсурадзе, что она даже не старалась петь хотя бы достаточно громко, именно это за­ставило очень хорошее джазовое трио из Латвии (Р. Паульс, X. Брандо, А. Тымш) исполнять в последних концер­тах не произведения латвийских композиторов, а попурри из «Серенады солнечной долины». Хоть чем-нибудь про­нять!

Сестры Логиновы Сестры Логиновы

Драматическому артисту трудно играть, если театр не­полон, если артист не чувствует горячего дыхания зритель­ного зала, а ведь ему помогают декорации, грим, костюм, общение с другими действующими лицами. Каково же эстрадному артисту один на один с пустым залом? И не удивительно, что так неузнаваемо изменились, так «подурнели» в этой программе даже хорошо известные но­мера. Во всяком случае, московская молодежь — акробаты Е. Ржавинский и А. Данилкин, феноменальный эквилибрист Л. Рыжов, исполнительница русских песен Т. Политова выступили в «Эстраде СССР» гораздо ниже своих возможно­стей.

И, пожалуй, только замечательный и опытнейший артист Петр Лукич Муравскнй все-таки сумел протянуть ниточку творческого общения в зрительный зал и заставил слушать свой фельетон «Давайте договоримся» не пассивно, а с ог­ромным и уважительным вниманием. Да, расшевелить пустой зал трудно. И, мне кажется, абсолютно правильно поступил режиссер другой програм­мы — «Вы их не знаете» — Л. Б. Миров, когда привлек для участия в концерте популярного артиста О. Анофриева, великолепных акробатов Золотовых, уже завоевавших сим­патии куплетистов Е. Верова и В. Ткаченко. Правда, может быть, не стоило при этом давать программе такое название, которое позволило одному из рецензентов задать вопрос: «Для чего нужно было в программу с названием, обещаю­щим одни сюрпризы, включать выступления известных артистов?» Невольно хочется ответить: «Да для того, чтобы молодые смогли раскрыть свои способности в наиболее бла­гоприятной для них обстановке — когда зал полон».

И хотя в этой программе тоже было почти традицион­ное начало и не было единого режиссерского решения, де­ло, на мой взгляд, не в этом. Программа «Вы их не знаете» еще раз показала, как много значит на эстраде номер, «его величество - номер», как говорил Н. Смирнов-Сокольский. Как много значит дарование, индивидуальность артиста, то есть тот материал, из которого создается программа. Если Е. Гершуни мог выбрать и почему-то не выбрал из представленных ему номеров те, которые отвечали бы режиссерскому замыслу, то режиссер представления «Вы их не знаете», по-видимому, был в другом положении. Во всяком случае, только тем, что его режиссерскому замыслу пришлось «не до жиру—быть бы живу», можно оправдать появление в программе молодого артиста М. Липскерова. Выступает он с номером, который называется «Монолог ровесникам». Тема монолога — война и мир, форма — пере­кличка ровесников, погибших во время войны. Тема эта — святая. И читать такой монолог, чтобы не стал он профана­цией темы, имеет право только очень талантливый и зрелый артист.

Певица В. МайсурадзеПевица В. Майсурадзе

Странно, право, получается. Драматический артист учит­ся в специальном учебном заведении, где выявляют и шли­фуют его способности, потом приходит в театр, работает там. И если дают молодому актеру главную роль в спектак­ле, значит, он доказал, что она в его данных, что он с ролью справится. А на эстраде все роли — главные, но играют их часто люди, ничем еще не доказавшие, что име­ют на  это право. Больше того, в программе «Вы их не знаете» видно бы­ло, что часть молодых участников прав на главные роли не имеет, и во время концерта думалось: а зачем нас, собст­венно, знакомят с этими, пусть симпатичными, молодыми, но не яркими дарованиями? Зачем было огород городить? И почему городить обязательно в Москве, на лучших эст­радных площадках, летом, когда Москва буквально ломит­ся от концертов? Ведь в данном случае нельзя даже наде­яться, что количество перейдет в качество...

Конечно, Л. Мирова-режиссера можно упрекнуть в не­которых режиссерских просчетах, например, может быть, не следовало бы после артистичных и остроумных Е. Верова и В. Ткаченко петь свои слабые куплеты А. Писаренкову. Но почему вообще А. Писаренков должен оттачивать конферанс именно на московских зрителях почему очень мо­лодой и не очень профессиональный Е. Петров должен читать свой фельетон на лучших эстрадных площадках сто­лицы? И разве может помочь режиссер-постановщик про­граммы Е. Данилкиной стать жанровой певицей, если ей еще надо поискать свой стиль, свой образ, свою манеру исполнения, и не в процессе концертов, а студийно. Ведь попытка режиссера как-то приподнять ее выступление сыграла даже отрицательную роль, потому что интермедия с цветами настроила на событие, а его, опять-таки, не прои­зошло, и тем острее было разочарование.

Заслуженный артист Таджикской ССР Алла АллаевЗаслуженный артист Таджикской ССР Алла Аллаев

Вообще, чем больше пытались режиссер Л. Миров и конферансье Ф. Липскеров как-то выигрышнее подать, сре­жиссировать номера, тем больше проступала несостоятель­ность этих номеров. И в то же время зал чутко реагировал на все интересное, талантливое. Как тепло принимали в этот вечер и оригинальный номер с тенями — «Живые силуэты» (А. Горяченков), и пластичную, женственную Н. Кудрявцеву, жонглирующую в очень хорошем темпе, и концертный вальс, исполненный Волошиной и Трубским, и вокальный мужской квартет «Мелодия» (особенно песню «Тульская гармонь»), и чудесное инструментальное трио ВГКО. Но все-таки героями концерта стали отлично всем изве­стные — О. Анофриев, Золотовы, Е. Веров и В. Ткаченко. Так стоит ли искусственно создавать молодежные програм­мы из прсредственных актеров, коли их все равно нужно «подпирать» мастерами? Однако теми, кто задумал и ста­вил «Вы их не знаете», владели самые благородные порывы. Наверное, они считают, что это — один из очень пока не­многих способов пополнить эстрадные ряды. Но, если гово­рить серьезно, нужны не программы, а учебные заведения, чтобы талантливые молодые люди, решившие посвятить свою жизнь искусству эстрады, могли бы получить такое же солидное образование, как все другие советские специа­листы...

И, конечно, совершенно необходим класс эстрадных ре­жиссеров в ГИТИСе. Я не случайно выбрала для разбора именно эти две эстрадные программы —они вопиют. При­чем, одна из них вопиет о проблеме режиссера-постановщика, а другая — о проблеме режиссера-педагога, режиссе­ра— создателя номеров, режиссера, который поможет об­рести молодому дарованию свое лицо, а маститому арти­сту — подготовить новую программу. Очень нужны эстраде режиссеры!
 

Н. ЗАВАДСКАЯ

Журнал Советский цирк. Ноябрь 1964 г.

оставить комментарий

 

 


© Ruscircus.ru, 2004-2013. При перепечатки текстов и фотографий, либо цитировании материалов гиперссылка на сайт www.ruscircus.ru обязательна.      Яндекс цитирования Rambler's Top100