В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ    
 







                  администрация сайта
                       +7(964) 645-70-54

                       info@ruscircus.ru

Эквилибристы Половневы. Понравилось, но …

Эквилибристы ПоловневыВ Минском цирке состоялось более двух десятков представлений вто­рой программы зимнего сезона, но хотелось бы вновь вернуться к на­чалу сезона, к его первой программе. Она была разнообразна и включала различные жанры циркового искусства. И когда вас после спектакля спрашивали:

— Понравилось?

Вы, нисколько не кривя душой, отве­чали:

— Да. Понравилось, но..,

Попробуем разобраться, что же вызы­вало чувство неудовлетворенности? Поче­му даже такие блестящие мастера, как Туганов, Половневы, Евгения Страшная не смогли придать программе того праздничного мажорного звучания, которым отме­чены лучшие цирковые представления.

Тут дело, на наш взгляд, в том, что в отдельных номерах подчас не решены многие чисто актерские задачи. В цирке важна манера исполнения, умение создать обаятельный оригинальный образ. Вспом­ните, как держится на манеже дрессировщица Ирина Полъди. Как она по-женски мягка и обаятельна. Ее собачки, словно из любви к хозяйке, выполняют все ее желания. Номер проходит весело и непринуж­денно.

Вера Вурухина, выступавшая с собач­ками в программе, тоже улыбается, встре­чаясь взглядом со зрителями. Но стоит ей опустить глаза на своих двуногих артистов, и улыбка, подчеркнутая и напряженная, бесследно стерта, словно губкой. Лицо ста­новится жестким, и зрителю невольно чу­дится в танце маленьких собачек что-то жалкое, унизительное.

Этот единственный в программе номер с дрессированными животными не эстети­чен, он свидетельствует о дурном вкусе и, уж конечно, об отсутствии поисков, Ибо нельзя же считать поиском финальный выезд, где на козлах сидит кошка, бук­вально ошалевшая с перепугу и от со­седства собак.

Кстати о поисках. Тамара и Артур Минасовы в своем, акробатическом этюде, исполненном в восточных традициях, пы­тались отойти от штампов подачи акро­батического номера. Однако поиски при­вели их пока что только к красивости и манерности. Некогда этот номер был вклю­чен в состав армянского коллектива. Там, возможно, он был на месте. А сейчас, в обособленном виде, он не смотрится. Бро­сается в глаза несоответствие внешнего об­лика артистов, особенно Тамары, идее но­мера. Вот эта дисгармония сводит на нет пластическую выразительность Минасовых.

Музыкальные эксцентрики Морозовские выступают в обычных традициях этого жанра. Есть, правда, в этом номере два отступления. Одно интересное: это игра металлическими мячами и ракет­ками. Второго — прыжок с трамплина и сальто Владимира, безусловно одаренного артиста — пожалуй, делать не следовало, оно выглядит приклеенным к номеру. Вообще выступление Морозовских требует лучшего режиссерского решения, оно явно страдает от растянутости и однообразия.

Мы отступили от обычной манеры на­чинать обзор с хорошего, и поставили во главу угла то, что портит впечатление от интересной, в общем, программы.

Тщательная филигранная отработка каждого движения позволяет акробатам-эксцентрикам Николаю Куликову и Алек­сандру Язеву провести свой номер в бур­ном, незатухающем темпе. Оба партнера хорошо чувствуют музыку, ритмичны. Бо­гатый арсенал акробатических трюков служит им отличной основой для создания множества комических пассажей. Зритель от души смеется и аплодирует.

Но вот огромную чашу цирка заполняет мягкая лирическая мелодия. Инспектор манежа Петр Квасков, спокойно и с до­стоинством ведущий программу, объяв­ляет пластический этюд Евгении Страш­ной. Двадцатипятилетняя артистка грациозно, без тени внешней напряженности демонстрирует труднейшие упражнения. Пластический этюд Евгении Страшной от­мечен подлинным артистизмом.

Сверхчуткими называют эквилибристов на першах Юрия и Розу Половневых и их партнера Рафаэля Акопяна. Но дело не только в высокой технике работы, не только в мировом рекорде Юрия, четыре минуты удерживающего перш на лбу. Этот номер отличает та свобода демон­страции трюков и кажущаяся легкость исполнения, которые приходят с мастерст­вом. Трюки этого номера необычайно сложны, и развиваются они по принципу драматического нарастания.

Вначале по першу легкими мягкими движениями поднимается Акопян. Стремительно, как пружина, разворачиваясь, он исполняет несколько четких красивых упражнений. Юрий легко балансирует першем, словно Рафаэль там наверху не­весом. Зрители аплодируют. Но это всего-навсего прелюдия. Главное впереди. Ако­пян легко соскальзывает, и его место на вершине блестящего металлического ше­ста занимает изящная женская фигура. Это Роза Половнева, она в таком же эле­гантном черном наряде, как и ее парт­неры. Роза застывает в безупречном копфштейне, а Юрий, не спуская с нее глаз, медленно садится, затем поворачивается и встает. Удивительно! Но вот начинается самое сложное. Рафаэль, продев в ремен­ные петли ступни, провисает в воздухе, держа в руках трапецию. На трапеции смело работает Роза. Она повисает на под­коленках, затем переворачивается, ложит­ся на спину, и вдруг — обрыв... и гим­настка висит на ступнях. Да ведь все это может быть самостоятельным номером под куполом!..

Впервые минчане увидели и оценили огненное темпераментное мастерство груп­пы джигитов Северной Осетии под руко­водством народного артиста РСФСР Ми­хаила Николаевича Туганова.

На манеж словно вихрь ворвался: раз­вевается на скаку красный флаг, яркие бурки джигитов... Выезд необычайно кра­сив. Каждый из девяти джигитов показы­вает сложнейшие трюки. Здесь нет стати­стов, но и в этом сольном ансамбле вы­деляются Горгий Такаев и Асад Иргашев, достигшие очень высокого мастерства.

Джигитовка — истинно народный жанр, не случайно такое большое место занял в ней народный фольклор, не случайно на­шли в ней такое яркое выражение сила и мужество, ловкость и страсть к движению, свойственные наездникам-горцам. Все это великолепно выражено в конном темпо­вом номере Туганова.

Нельзя не отдать должного обаянию комика у ковра Эдуарда Середы, так по­любившегося минчанам. Своей непосред­ственностью, естественностью он вызывает горячие симпатии зрителя, его приветливо встречают и охотно смеются его забавным выходкам. Большая заслуга Эдуарда Се­редь? в том, что он органически влился в программу — просто невозможно ее пред­ставить без его участия!

И, наконец, об одном из лучших в стране музыкальных коллективов, рабо­тающих в цирке, — оркестре под управле­нием Бориса Ипполитовича Райского. Кто бы ни выступал в нашем цирке, все выра­жали благодарность музыкантам, умею­щим слить любой номер с музыкой, отте­нить и усилить своим искусством мастер­ство актера.

г. Минск

Ф. ТРАХТЕНБЕРГ

Журнал Советский цирк декабрь 1959 год

 

 


© Ruscircus.ru, 2004-2013. При перепечатки текстов и фотографий, либо цитировании материалов гиперссылка на сайт www.ruscircus.ru обязательна.      Яндекс цитирования Rambler's Top100