В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ    
 







                  администрация сайта
                       +7(964) 645-70-54

                       info@ruscircus.ru

Режиссер-инспектор

 

Когда говорят или пишут о цирковом представлении — отме­чают достоинства и недостатки отдельных номеров, подробно оста­навливаются на выступлениях клоунов у ковра и других представи­телей разговорного жанра, дают оценку оркестру, сопровождаю­щему программу, но, как правило, обходят молчанием работу одно­го из непременных участников представления — работу режиссера-инспектора манежа.

Режиссер-инспектор манежа, как полагают некоторые, не имеет самостоятельного значения в создании представления как ху­дожественного целого и играет лишь подсобную роль.

Так ли это?

Вот о роли и положении, которое занимает и должен занимать режиссер-инспектор манежа, мне и хотелось бы поговорить.

Один только перечень обязанностей, входящих в его компетен­цию, говорит о том, что режиссер-инспектор манежа теснейшим образом связан со всеми сторонами творческой жизни цирка.

Составление программ представлений и расписаний репети­ций, проведение представления и выступление в качестве партнера коверного в исполняемых им репризах, обеспечение техники без­опасности и руководство униформой, наблюдение за сохранением художественного качества отдельных номеров и всего представле­ния в целом, разрешение и улаживание всяких конфликтов, возни­кающих в процессе работы, — все это требует не только всесторон­него знания цирка, но и умения, творческой инициативы.

Режиссер-инспектор должен хорошо разбираться в технических вопросах; уметь построить программу, подчинив интересы успеха отдельных номеров успеху представления в целом; быть чутким и терпеливым воспитателем униформистов — людей, впервые пришед­ших в цирк, часто на короткий срок, незнакомых с его законами и не связанных с ним глубокими интересами; своей заботой об условиях работы и репетиции артистов завоевать их доверие и ува­жение; быть артистом, умеющим не только показать себя с наибо­лее выгодной стороны, но и способным тактично «подыграть» ко­верному или клоуну.

Наиболее сложными мне кажутся те взаимоотношения с ар­тистами, когда режиссеру-инспектору в целях сохранения художе­ственного качества представления или номера приходится вторгать­ся в их творческую работу. Такая необходимость иногда возникает, но часто мы, режиссеры-инспекторы, зная, как большинство ар­тистов болезненно реагируют на подобное вмешательство, идем по линии наименьшего сопротивления и делаем вид, будто наше вмеша­тельство ненужно.

Каковы причины, вызывающие необходимость такого вмеша­тельства?

Иногда это произвольное изменение номера, внесенное арти­стом для облегчения работы; иногда это излишний наигрыш, кото­рый, по ошибочному мнению артиста, может обеспечить ему боль­ший успех; иногда это неоправданная попытка перестроить номер.

Сложность подобных объяснений я знаю по собственному опы­ту. Они особенно трудны в тех случаях, когда артист, вводя неудач­ные изменения, руководствуется лучшими побуждениями. В этих случаях нужны большой такт и выдержка режиссера-инспектора, глубокая уверенность в своей правоте, способная убедить артиста в неправильности принятого им решения. Возникающие на этой почве объяснения с артистами наиболее наглядно показывают, смогли ли мы своей работой завоевать их доверие и уважение.

Не редки случаи, когда нормальное течение представления за­трудняется из-за отсутствия более или менее квалифицированной униформы, а иногда нехватки униформы вообще. Такое положение чаще всего имеет место в цирках с коротким активным сезоном, так как трудно найти людей, которые пошли бы на работу на 2—3 месяца. Большая текучесть униформы становится серьезной причиной понижения художественного качества представления.

Обеспечение цирков постоянной униформой является одним из наиболее важных вопросов. А ведь улучшение униформы, созда­ние интереса к исполняемой ею работе зависят от режиссера-ин­спектора, не говоря уже о том, что элементарное производственное обучение должно проводиться под его наблюдением. Вновь при­шедшему униформисту нужно внушить уважение к своему труду. Ему нужно внушить, что и он является органической и немаловаж­ной частью циркового представления, что и его поведение на ма­неже замечается и оценивается зрителем, что от его четкой и пра­вильной работы зависит нормальное течение представления, успех и безопасность обслуживаемого им номера.

Значительное место в работе режиссера-инспектора занимает его участие в репризах коверного: ведь большая половина реприз многих коверных построена на диалогах.

Естественно, что успех совместных выступлений в известной мере зависит и от артистических данных режиссера-инспектора, его умения наиболее выгодно «подыграть» коверному, подчеркнуть ко­мические ситуации  реприз.

К сожалению, часто еще совместная отработка реприз сводится к «проговариванию» их в последнюю минуту, буквально перед зана­весом, причем оба партнера оправдывают столь несерьезную под­готовку тем, что знают эту репризу и исполняли ее ранее.

В подобных случаях игровая часть репризы не уточняется, иногда даже и не оговаривается, и каждый из партнеров исполняет так, как исполнял ее раньше с другим, может быть, совершенно иным  по характеру партнером.

Естественно, что в этих случаях много выигрышных деталей, ко­торые могли бы быть найдены при совместной работе, остаются неиспользованными.

Хотелось бы сказать несколько слов о том, какой мне представ­ляется роль режиссера-инспектора в производственной жизни цирка.

Старая и, к сожалению, забытая традиция, когда режиссер-ин­спектор был полным «хозяином» манежа и закулисной части, себя оправдывала, и о ней стоило бы вспомнить и, мне кажется, восста­новить применительно к новым, современным условиям нашего цирка.

Положение «хозяина» манежа налагает прежде всего большую ответственность за выполняемую работу, но одновременно дает и необходимые возможности, дает права, пользуясь которыми ре­жиссера-инспектора крайне  ограничена, если   не сведена   на нет.

Обязанности режиссера-инспектора и сейчас очень широки и охватывают все стороны производственной жизни цирка, и, мне ка­жется, вопрос не в дальнейшем их расширении, а в создании условий, при которых он действительно исполнял бы свои функции.

Основой этих условий, мне кажется, является поднятие слу­жебного авторитета режиссера-инспектора.

К сожалению, сейчас во многих цирках самостоятельность ре­жиссера-инспектора крайне ограничена, если не сведена на нет. Весьма часто его распоряжения отменяются или изменяются, в его работу по мелким и маловажным вопросам вмешиваются дирек­тор, художественный руководитель цирка, руководитель коллек­тива и аттракциона и даже ведущие артисты.

Было бы ошибочно думать, что я говорю о полной независимо­сти режиссера-инспектора от директора и художественного руко­водителя цирка. Конечно, и тот и другой должны руководить рабо­той режиссера-инспектора, давать то направление в работе, кото­рого следует придерживаться; они должны внимательно контро­лировать его работу, но режиссера-инспектора нельзя сковывать ненужной мелочной опекой, сводящей его работу к бездумному исполнению полученных распоряжений, ему должна быть предостав­лена определенная свобода действий, дающая возможность про­явить личную инициативу в решении вопросов, связанных с его раз­носторонней  деятельностью.

 

П. КВАСКОВ

Журнал «Советский цирк» декабрь 1957 г

 

 


© Ruscircus.ru, 2004-2013. При перепечатки текстов и фотографий, либо цитировании материалов гиперссылка на сайт www.ruscircus.ru обязательна.      Яндекс цитирования Rambler's Top100