В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ    
 







                  администрация сайта
                       +7(964) 645-70-54

                       info@ruscircus.ru

Путь советского цирка

В 1955 году большая группа наших цирковых артистов выехала на гастроли в Брюссель, Париж и Лондон. Советский цирк вступал в соревнование с лучшими цирками мира, да еще к тому же на их территории. И вот в Москву пришла телеграмма: «Все номера проходят с успехом», а за ней целый шквал востор­женных отзывов и рецензий. Видавшие виды цирковые зрители, директора и кри­тики давали высокую оценку нашим артистам, указывая при этом, что наш цирк отличается ярким своеобразием.
Прошло с тех пор совсем немного времени, а успехи советского цирка все возрастали. В Варшаве на Международном конкурсе цирков наши артисты заняли первое место по количеству завоеванных золотых и серебряных медалей. В Венгрии они были награждены орденами. С большим успехом прошли гастроли артистов советского цирка в Германской Демократической Республике, Болгарии, Румынии, Чехословакии, Греции, Югославии и Поль­ше. Мастера советского цирка выступали в Монгольской Народной Республике, Китае, Индии, Индонезии и Бирме, и везде их встречал отличный прием.
Наш цирк получил мировое признание. Когда думаешь об этом, начинаешь особенно ясно осознавать, какой огромный путь прошло наше советское цирковое искусство. До революции русские цирки выдвинули нескольких выдающихся артистов, среди которых в первую очередь следует назвать Анатолия и Владимира Дуровых, талантливых клоунов-сатириков. Но в це­лом цирки влачили жалкое существование. Крупнейшие цирковые антрепренеры, ориентируясь на космополитические вкусы русской аристократии и буржуазии, при­влекали на свои арены главным образом иностранных гастролеров. В провинции цирки низводились до уровня низкопроб­ных балаганов.
Артист Л. К. Танти писал: «Никаких художественных принципов в цирке не искали, идеологии не спраши­вали — по-видимому, никому это не было нужно. Городской управой отводилось для цирка место непременно только у клад­бища, возле тюрьмы, в лучшем случае — на Конной площади, чтобы вонь цирко­вая не достигала центральных улиц». Никаких специальных учебных заведе­ний цирковые артисты не знали, мало того — многие из них были неграмотны. Голод, холод, профессиональные болезни, необеспеченная старость являлись их по­стоянными спутниками. К этому еще на­до прибавить, что за годы империалисти­ческой войны вследствие призыва молоде­жи в армию распались лучшие цирковые труппы, значительно обеднели цирковые конюшни и группы зверей. «Мы даже не представляем себе сейчас, в каком жал­ком упадке находился цирк к концу импе­риалистической войны»,— писал один из старейших мастеров советского цирка В. К. Янушевский.
И когда в 1919 году были национализированы два московских цирка — Никитиных и Саламонского, то, в сущности, государство получило только два цирковых здания, к тому же не ре­монтировавшихся в течение многих лет. Почти никакого циркового имущества в них не было.


И обо всем этом стоит вспомнить те­перь, когда за один год советские цирки обслуживают 28 миллионов зрителей, ког­да артисты достигли огромных успехов во всех цирковых жанрах, когда существуют Училище циркового искусства и Студия цирка, Музей цирка, издается специаль­ный цирковой журнал. Такой быстрый расцвет оказался воз­можным благодаря тому, что в цирке, как и в других областях культуры, творческая деятельность художников развивалась под руководством Коммунистической партии.
Характерно, что с первых лет револю­ции цирки наряду с театрами и кинематографами оказались подведомственными Народному комиссариату просвещения, что сразу предопределило идейно-воспита­тельную, а не только развлекательную функцию циркового искусства. В том, что цирками занимался Наркомпрос, прояв­лялось новое к ним отношение со стороны рабоче-крестьянской власти. В 1919 году В. И. Ленин подписал де­крет «Об объединении театрального дела», имевший принципиальное значение для развития цирка. В декрете говорилось, что «цирки, как предприятия, с одной сторо­ны, доходные, а с другой стороны, де­мократические по посещающей их публике, и особенно нуждающиеся в очи­щении от нездоровых элементов и в худо­жественном подъеме их программ, а так­же всякого рода эстрады, администрируются наравне с неавтономными театра­ми».
Таким образом, декрет прямо утверж­дал народную сущность циркового искус­ства. Из декрета следовало, что необходи­мо вести активную борьбу против про­никновения в цирки буржуазной идеоло­гии, за художественное очищение и худо­жественный подъем цирковых программ.

В том же 1919 году со статьей «Задачи обновленного цирка» выступил народный комиссар просвещения, выдающийся тео­ретик искусства, марксист А. В. Луна­чарский.
Призывая художественную интеллиген­цию прийти на помощь труженикам арены, Луначарский писал, что «нервам значительным элементом цирка является де­монстрация физической силы, ловкости, физической красоты человеческого орга­низма...
Вторым элементом цирка является тот род комического, который переходит а фарс, шарж, буффонаду, но мы, — продолжал Луначарский, — требуем от клоунов большего. В обновленном цирке клоун дол­жен иметь высокий в своем комизме ре­пертуар. Клоун смеет быть публицистом. Его великий праотец — Аристофан, а са­тира клоуна — народного шута — должна быть целиком правдива, остра и глубоко демократична...
Наконец, третий элемент циркового зрелища — пантомима и карнавал...».
Значит, цирк утверждался как искус­ство, призванное демонстрировать физи­ческие возможности человека, как искус­ство сатирического плана, силами своих клоунов осмеивающее все, что мешает че­ловеку быть счастливым, и, наконец, перед цирком выдвигалась задача осуществлять большие спектакли — пантомимы и карна­валы, в которых можно было бы подни­мать важные вопросы истории и совре­менности.

 Такая направленность советского цирка была определена с первых дней его существования. Но, чтобы добиться ее осу­ществления, необходимо было провести большую и трудную работу, и не только силами одних цирковых артистов, но и пришедших к ним на помощь писателей, инженеров, художников, режиссеров, композиторов, теоретиков и других деятелей советского культурного фронта.
Очень важно, что с первых лет своего существования советский цирк имел ясную перспективу развития — было уста­новлено: цирк служит народу! Очень важ­но и то, что на помощь цирку пришли люди из разных областей культуры, и то,
что советские цирковые артисты в своей основной массе приняли участие в строи­тельстве нового цирка. Оглядываясь сейчас назад, нельзя не оценить деятельности Виталия Лазаренко, замечательного акробата-прыгуна и клоу­на-сатирика, с первых лет революции сме­ло нападавшего на всё мешающее росту молодой Советской республики.

Артисты армянского циркового коллектива А. Минасян и Т. Константинова

Артисты Армянского коллектива А. Минасян и Т. Константинова

Труппа туркменских джигитов под руководством заслуженного артиста Туркменской ССР Д. Ходжабаева

Труппа туркменских джигитов под руководством заслуженного артиста Туркменской ССР Д. Ходжабаева
Группа эквилибристов на першах под руководством Ю. Половнева
Группа эквилибристов на першах под руководством Ю. Половнева

 Но Лаза­ренко ничего не смог бы сделать, если бы ему на помощь не пришли писатели, ху­дожники, если бы он не был окружен творческой атмосферой, характерной для советских цирков. И не один Лазаренко вел борьбу за новый, советский репертуар, за новые выразительные средства цирка. В этой большой и ответственной работе активно участвовали В. Л. Дуров, братья Танти, Д. С. Альперов, братья Кольпетти, С. И. Гарин, Н. И. Вильтзак и многие дру­гие артисты. Советский цирк начал свой путь, имея всего-навсего два полуразрушенных зда­ния в Москве и весьма ограниченное чис­ло посредственных, а то и слабых номе­ров.
Но именно потому, что на цирк было обращено внимание государственных орга­нов, ведавших культурой, потому, что са­ми артисты делали все, чтобы поднять цирковое искусство, за очень короткий срок были достигнуты выдающиеся успехи. Известно, что, начиная с 1922—1923 го­дов, в наши цирки приезжали в большом количестве иностранные гастролеры и что качество их номеров зачастую оказыва­лось выше тогдашнего уровня номеров со­ветских артистов.
Однако уже к 1926 — 1927 годам наши цирковые мастера пре­восходили своих иностранных коллег, а в 1930 году советские цирки смогли вовсе отказаться от приглашения иностранных аттракционов, и год от году качество но­меров советских артистов возрастало.

Значительную роль сыграло объедине­ние всех цирков в единую государствен­ную систему. Благодаря этому артистам впервые была предоставлена постоянная ра­бота, они освобождались от забот о за­втрашнем дне, что, конечно, помогало их творческой активности.
Только в условиях развития системы государственных цирков могли быть созданы специальная цирко­вая школа, цирковые студии, где артист получал квалифицированную помощь в создании нового номера. Только при рабо­те в государственных цирках артист, пред­лагая новый интересный номер, мог рас­считывать на то, что к нему прикрепят режиссера, художника, композитора, ин­женера, что Музей цирка даст ему не­обходимые консультации, что государство за свой счет изготовит реквизит и костю­мы.
Конечно, и в буржуазных странах есть талантливые цирковые артисты, но там они создают номера на свой страх и риск, без всякой помощи и поддержки со стороны государства или дирекции цирка.
Что же привлекло зрителей и крити­ков, когда наши артисты выступали за границей? Не только выдающиеся технические до­стижения — трюкачей-виртуозов там до­статочно. Привлекло другое: разнообразие и новизна показываемых номеров, постоян­ное стремление к созданию новых трюко­вых комбинаций, номеров и даже жанров.
Критика отмечала режиссерскую прора­ботанность каждого номера и всего пред­ставления в целом. И, наконец, зрители оценили высокий художественный вкус оформления, костюмов и реквизита и то, что музыка не составлена из случайно по­добранных фокстротов и галопов, но яв­ляется органической частью номера, спе­циально для него написана или подобра­на из произведений классиков и совре­менных композиторов.
Иначе говоря, цир­ковой номер превращается из набора трю­ков в цельное, во всех своих частях урав­новешенное, законченное художественное произведение.
Поразило иностранных зрителей и то, что наш цирк категорически не принимает номеров, построенных на унижении чело­веческого достоинства, на грубости или пошлости. Искусство советского цирка ро­ждает у зрителя светлое, высокое чувст­во — прекрасен человек! Характерно, что в наших цирках нет нарочитого подчерки­вания опасности, что даже в такой об­ласти, как дрессировка хищников, наши артисты отказываются от устрашения и запугивания, проводят свои номера, как игру с животными, пронизывая свои вы­ступления юмором.
И в области клоунады наш цирк идет своей дорогой. Используя лучшие тради­ции русского цирка, наши клоуны исполняют злободневный сатирический ре­пертуар. Но дело не только в этом. В бур­жуазном цирке клоунада основывается на грубости: на пощечинах, ударах палками, обмазывании мыльной пеной, разбивании яиц на голове и других подобных прие­мах. Что представляет собой большинство масок клоунов буржуазного цирка? Мани­акальных идиотов, одетых в нелепые на­ряды и действующих вопреки всем законам логики.
Группа жонглеров под руководством заслуженного артиста РСФСР В. Оскал-Оол
Группа жонглеров под руководством заслуженного артиста РСФСР В. Оскал-Оол

Посмотрите на лучших наших клоунов, и каждому будет видна принци­пиальная новизна их масок и приемов исполнения.
Солнечным клоуном называ­ют Олега Попова, но этим эпитетом можно было бы наградить и других наших ма­стеров комического. Наши клоуны смелы и ловки, они физкультурно подготовлены. В наших цирках мы чаще вместе с клоу­ном смеемся над тем или иным недостат­ком, нежели над самим клоуном, его от­кровенным кретинизмом, что обычно бы­вает в цирках буржуазных. Наш цирк стремится к использованию народных традиций, к тому, чтобы как можно чаще на его аренах появлялись но­мера, развивающие национальные особен­ности циркового искусства. Отсюда — соз­дание национальных цирковых коллек­тивов: украинского, азербайджанского, ар­мянского; отсюда — возникновение боль­шого числа национальных цирковых но­меров. Из сочетания этих качеств и склады­вается своеобразие советского цирка.
Сей­час, после многих поездок наших арти­стов за границу, после посещения нашей страны многочисленными гастролерами из разных стран Европы и Азии, это свое­образие стало особенно очевидным. Но ведь утверждение новых принципов нача­лось буквально с первых лет существова­ния советского цирка и продолжалось на протяжении всего его пути. Особенно эта тенденция усилилась в три­дцатые годы, когда советские цирки почти полностью отказались от приглашения иностранных гастролеров и поставили перед своими артистами задачу — добить­ся наивысших достижений во всех жан­рах. Именно в этот период советские ар­тисты изобретают ряд интересных и свое­образных номеров, расширяющих границы циркового искусства.
Так, например, соз­дается такой интересный жанр, как гим­настика на вращающихся снарядах, пио­нерами которого выступают Михаил Вол­гин и Алексей Бараненко. В этот же пе­риод утверждается советская школа укро­щения хищников — здесь выдвигаются Ни­колай Гладильщиков и Борис Эдер.
Окон­чательно сбрасываются покровы таин­ственности с номеров иллюзионистов, че­му в первую очередь способствует талант­ливый артист Эмиль Кио. Создается и достигает высокого мастерства ряд номе­ров национального цирка: Цовкра, Али-бек — Кантемировы, Тугановы, Ташкенбаевы и другие. В то же время форми­руется новая клоунада и, в частности, огромной и заслуженной популярности до­биваются Карандаш и выдающийся клоун-дрессировщик Владимир Дуров. И в лю­бой области, в любом жанре цирка наши мастера достигают замечательных успехов. В этот же период цирковое представле­ние начинает рассматриваться не как сум­ма случайно собранных номеров, а как нечто целое, подчиненное единству темы, идеи, единому режиссерскому замыслу. И здесь выдвигаются талантливые цирковые режиссеры и художники.
Достижения советского цирка были так велики и очевидны, что в 1939 году, в свя­зи с двадцатилетием наших цирков, Мо­сковский цирк был награжден орденом Ленина, Ленинградский — орденом Трудового Красного Знамени, орденами, меда­лями и почетными званиями была награждена большая группа цирковых артистов и других деятелей цирка.
Эти награды были весьма знаменательны: награждая цирко­вых артистов, партия и правительство ут­верждали, что цирки по своему значению, по общественной пользе, ими приноси­мой, стоят в одном ряду с другими вида­ми искусства, что труд циркового артиста в нашей стране так же почетен, как и всякий другой труд. И это не могло не спо­собствовать дальнейшему подъему цирко­вого искусства даже в трудные годы Ве­ликой Отечественной войны. С первых дней войны многие цирковые артисты отправились в армию, уходили одиночками и целыми группами, как, на­пример, группа казаков-наездников, руководимая Михаилом Тугановым. Многие артисты пали смертью храбрых, отстаивая свое социалистическое отечество, многие
были ранены, очень многие награждены боевыми орденами и медалями.
Труппа джигитов под руководством заслуженного деятеля искусств   Северо-Осетинской АССР  А.  Кантемирова-Али-Бек
Труппа джигитов под руководством заслуженного деятеля искусств Северо-Осетинской АССР А. Кантемирова-Али-Бек
Канатоходцы
 Но остав­шиеся продолжали активно бороться за подъем циркового искусства. В дни войны были созданы новые номера, из которых «Семафор» и «Колесо» сестер Кох можно отнести к числу высших достижений цирка. Проводились специальные смотры до­стижений в области циркового искусства, наглядно убеждавшие, что рост цирка идет непрерывно. В дни войны клоуны Виталий Лазаренко младший, Карандаш, Борис Вяткин, Константин Берман и другие выступали с антифашистскими сатирическими номера­ми как в цирках, так и в прифронтовой полосе. В самые трудные месяцы 1942 го­да на арене Московского цирка пошла пантомима А. Афиногенова и М. Бурского «Трое наших», прославлявшая патриотизм советских людей. В Москве цирк играл даже в наиболее суровые для города дни, в Ленинграде цирк открыл свои двери, едва была снята блокада. Первым зрелищным предприяти­ем, открывшимся в Сталинграде, был цирк-шапито. Город еще был в руинах, а цирк уже работал. А сколько артистов, и моло­дых и старых, и знаменитых и безвестных, выезжали на фронты для обслуживания бойцов и офицеров, сколько десятков и сотен раз выступали в дни войны артисты на призывных пунктах и в госпиталях! Все это крепило связь цирка с народом и еще раз подтверждало его большое об­щественное значение, любовь народа к цирку. Именно эта уверенность в том, что цирк любим народом, заставляет цирко­вых артистов непрерывно совершенство­вать свое мастерство, добиваться все но­вых достижений. Именно благодаря этому цирки получают постоянную помощь со стороны государства. После войны продолжается дальней­ший подъем циркового искусства: создан ряд оригинальных по замыслу и велико­лепных по исполнению номеров, выдвинул­ся ряд блестящих молодых артистов, та­лантливых писателей, режиссеров, худож­ников, композиторов, работающих в обла­сти цирка. Созданы тематические цирко­вые представления, из которых особенно удачны поставленная в Московском цирке феерия «Юность празднует» (автор В. По­ляков, режиссер М. Местечкин) и панто­мима «Приключения поводыря с медве­дем» (авторы Н. Зиновьев и Н. Эрдман). Созданы новые и многообещающие нацио­нальные коллективы и номера. И, что са­мое главное, в цирке присутствует та твор­ческая атмосфера, в которой стремление к новому для каждого настоящего артиста становится естественным и необходимым. А это позволяет постоянно разнообразить цирковые программы, делать каждую из них своеобразной и интересной. Именно это творческое начало, присутствующее в советском цирке, объясняет его успехи и быстро растущую международную попу­лярность. Советский цирк сейчас находится на подъеме, но этот подъем начался не сегод­ня и не вчера, а с первых лет существо­вания советского цирка и продолжался на всем протяжении его часто трудного пути. Когда мы говорим, что наш цирк на подъ­еме, это не значит, что у него нет серьез­ных недостатков и в репертуаре, и в ис­полнительском мастерстве, и в режиссуре, и в хозяйственной деятельности. Но эти недостатки исправимы, хотя для их ис­правления нужна большая работа. Забота партии и правительства о советском цир­ке поможет деятелям цирка идти все впе­ред, создавая новые замечательные про­изведения циркового искусства, близкие народу.

Ю. Дмитриев
Журнал «Советский цирк» ноябрь 1957 г
 

 


© Ruscircus.ru, 2004-2013. При перепечатки текстов и фотографий, либо цитировании материалов гиперссылка на сайт www.ruscircus.ru обязательна.      Яндекс цитирования Rambler's Top100