Шарик на нитке. Рассказ - В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ
В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ    
 







                  администрация сайта
                       +7(964) 645-70-54

                       info@ruscircus.ru

Шарик на нитке. Рассказ

Он долго готовился к этому шагу. Наконец решился. Решение было принято, но как неуверенно подходил он к цирку. Зябко ежился... Не от зимнего холода — от робости и даже от страха. Вдруг она не захочет даже разговаривать с ним?

Он бы, наверное, опять раздумал, но с рекламной витрины, с плаката, на него смотрели ее глаза. Она стояла на пуантах на туго натянутой проволоке, а глаза ее улыбались. И столько в них было доброты, ласковости и нежности, что он снова воспрянул духом. Нет, не может такая девушка не выслушать...

Он направился к проходной. 

Больше часа ждал удобного момента. Наконец ему удалось прошмыгнуть мимо засмотревшегося на что-то вахтера, и он оказался в фойе цирка. Сейчас, днем, в фойе тишина, полумрак. Странной казалась ему эта тишина. Но вдруг резкий возглас «Ап» прорезал воздух, словно свист бича. Раздался глухой стук, лязганье железа и возмущенный крик:

— Лопух! Рано распустил группировку!..

Он заглянул в проход. На арене цирка мелькали фигуры акробатов. В проходе никого не было, и он продвинулся вперед. Стала видна вся арена. У самого барьера стоял высокий пьедестал, а внизу под ним широкая доска на подставке, напоминающая детские качели. Много раз видел он атрибуты этого номера на представлении. Тогда, взлетая с этой доски, акробаты легко выполняли свои сложные трюки, весело улыбаясь. Сейчас их лица были сосредоточены и даже мрачноваты. Шла репетиция.

Некоторое время он увлеченно следил за усилиями акробатов и поражался: сколько труда, сколько упорства нужно, оказывается, для овладения новым трюком! Смотреть репетицию, казалось, даже интереснее, чем смотреть готовый номер.

Но его отвлечение все же было коротким, ни на секунду его не оставляла мысль о намеченной встрече с «ней».

Девушка на проволоке!.. Волшебница, фея, скользящая в пространстве. Прекрасное видение! Из-за нее, только из-за нее, более десяти раз смотрел он одну и ту же программу. Он изучил ее номер, знал наизусть, в каком месте и какое движение она сделает.

Однажды у него возникла безумная мысль: встретиться с ней. Но это же фантастика! Великолепная артистка и он, лаборант, промывающий пробирки... 

Что общего? А мысль не оставляла...

Он разработал план проникновения в цирк днем. И вот он здесь. Конечно, и она здесь.

Но где?

Он выглянул из прохода в зрительный зал. И отшатнулся. В каких-нибудь двух метрах от него, в первом ряду партера, сидела «она». Он сразу узнал ее, хотя она была в шубке, но голова ее в ореоле светлых вьющихся волос была открыта, а красивая вязаная шапочка лежала у нее на коленях. Он не знал, что артисты цирка, если не репетируют сами, любят смотреть, как репетируют их товарищи, ему казалось, сама судьба посадила ее сюда в партер в двух шагах от него. 

Теперь надо сделать эти два шага. Ну, что особенного, если он выйдет из прохода и сядет рядом с ней? И все равно он сделал это не сразу. Ноги дрожали, он неловко плюхнулся на сиденье. Она взглянула на него с тем безразличием, с каким один пассажир в троллейбусе смотрит на другого, подсевшего рядом. 

Некоторое время он приходил в себя. Затем стал искоса поглядывать на нее. Его взгляд задерживался на ее лице все дольше и дольше. Она заметила это, нахмурилась, надела шапочку и поднялась с места. 

Уходит? Ой! Как же так? 

Простите, одну минуточку! — неожиданно для себя вскрикнул он. 

Она повернулась к нему и молча, с явным возмущением ждала, что он скажет еще. 

Мне нужно, очень нужно поговорить с вами, — взмолился он. 

Глаза ее сузились, на губах появилась презрительная улыбка. 

Какой пошлый способ... знакомиться. 

Лицо его запылало. 

Что вы?! Я... я по делу...

По какому делу? И, вообще, кто вы? Как сюда попали? 

У меня есть для вас новый трюк... оригинальный... эффектный... 

Он не лгал и не выкручивался, он действительно придумал для ее номера эффектный, конечно, с его точки зрения, трюк. Не будь этого придуманного трюка, он ни за что бы не решился заговорить с нею.

Она смотрела на него подозрительно, с сомнением, но все же села на место.

Что ж, рассказывайте.

Он встрепенулся.

Представьте... по вашей проволоке катится шар, а вы на шаре...

Она почему-то засмеялась. Он покраснел. 

Не смейтесь... Вы думаете, это бред? Нет, нет, я все продумал до мелочей. Шар будет устойчив, вам будет легко... 

Легко? — опять засмеялась она.

—    Наивный вы человек. 

Да, легко. Вот послушайте: чтобы шар был устойчив, надо сделать низ у него тяжелым, тогда стоять наверху будет легко...

Но ведь шар катится, значит низ и верх меняются местами. 

Нет, низ будет постоянно тяжелым. 

Каким образом? 

Шар пустой, полый... В низ шара надо налить ртуть, понимаете? Шар катится, а ртуть переливается и остается внизу.

Она смотрела на него уже с удивлением. 

А вы, оказывается, выдумщик.

В его глазах сверкнуло торжество победителя.  

А чтобы шар не соскользнул с проволоки, вокруг него надо выдавить узкую ложбинку по экватору... 

По экватору? 

Шар-то будет оформлен как большой глобус. Я читал в афише, вы лауреат международного конкурса, значит, выезжали за границу? 

И не раз.

Вот видите! — глаза его горели.

—    Шар-глобус это вроде бы символ вашего творческого пути. Вы как бы шагаете по всей планете, вы даете понять, что ваше искусство... ваше удивительное искусство принадлежит всему миру, вы несете его из страны в страну... И весь мир у ваших ног! 

И вы... 

И я... — он страшно покраснел.

Но она продолжала: 

И вы верите, что ваша идея осуществима? 

А вы сомневаетесь? — с тревогой спросил он. 

Как вас зовут?

Анатолий... Толя я...

А я — Нина. Проводите меня, я иду в парикмахерскую.

Они шли по Цветному бульвару. Толя, возбужденно смеясь и размахивая руками, рассказывал Нине, как ему удалось более десяти раз увидеть ее номер, какое огромное удовольствие получал он с каждым новым разом и как не мог успокоиться, пока не придумал для нее этот трюк.

У дверей парикмахерской она протянула ему руку. 

Спасибо, Толя, за заботу обо мне. Прощайте!

Он растерянно пожал ей руку и вдруг спохватился. 

А мой трюк? Он вам не нужен? 

Где же я возьму столько ртути? — засмеялась она.— Прощайте, Толя!

Она помахала ему рукой и направилась к двери. Он похолодел. Неужели все кончено?

Стойте! — закричал он и вытер ладонью вспотевший лоб. 

Она обернулась. Его мозг бешено работал. Как удержать ее, как добиться хотя бы еще одной встречи? И он придумал.

Вы не верите... Но у меня есть модель, маленький шарик, в нем ртуть, он прекрасно катится по нитке... Я принесу... 

Она колебалась... И вдруг улыбнулась. 

Хорошо, принесите. 

А где мы встретимся? И когда?

Завтра ровно в десять утра, у проходной...

Еще раз махнула рукой и вошла в парикмахерскую.

Не было у него никакого шарика, но он солгал с легким сердцем, потому что верил в реальность своей идеи. 

Весь остальной день метался по городу, врывался в аптеки, скупал градусники. В магазине «Детский мир» купил пластмассовый шарик. Были разбиты градусники, извлечена ртуть и налита в шарик, была проточена ложбинка «по экватору». А результат... Шарик падал с туго натянутой нитки. Какой ужас! Значит, хвастун? Позор!..

Выход единственный: не показываться Нине на глаза, за километр обходить цирк стороной. Но на другое утро, не было еще и десяти часов, он уже стоял напротив цирка на бульваре. Стоял, притаившись, за деревом, изредка выглядывал. Без четверти десять из проходной вышла Нина. Она ждала терпеливо. Было морозно, она стучала ногой об ногу и посматривала то в одну, то в другую сторону. Толя страдал. Жалкий, приниженный, смотрел на Нину с тоской. Она ждала болзе двадцати минут. Наконец повернулась и тихо пошла в проходную. Толя вышел из укрытия. Все кончено.

Он подошел к рекламному плакату Нины. Все так же на туго натянутой проволоке стояла на пуантах волшебница-фея и, казалось, теперь уже грустно улыбалась ему. Он прощался с нею. Кто-то тронул его за плечо. Он обернулся. Рядом стояла Нина.

— Я понимаю, вы опоздали потому, что не могли раньше? Толя виновато опустил голову.

— Не опоздал я... Стоял за деревом с девяти утра, видел вас, вы ждали... но нет у меня шарика-модели... я обманул...

— Зачем?

— Чтобы еще раз увидеть вас, Нина, — Толя вздохнул. — А моя идея... бред...

— Идемте.

Она взяла его за руку и потащила к проходной.

— Он со мной, — сказала вахтеру.

Они поднялись по лестнице наверх, туда, где артистические гардеробные. Она открыла одну из многих дверей.

— Моя гримировочная. Узкая комната без окна. Толя с любопытством осмотрелся. В углу гримировочной квадратный фанерный ящик. Нина подняла крышку ящика, внутри лежал большой металлический шар с ложбинкой «по экватору». Толя смотрел на Нину широко раскрытыми глазами. Она смеялась.

— Я давно репетирую трюк на шаре.

— Значит, совпадение? — удивился Толя и обрадовался.

— Выходит, моя идея все же реальна? Он подошел к ящику и, приготовившись к большому усилию, поднял шар. Но шар оказался легким.

— Где же ртуть? Нина нежно погладила шар рукой.

— Неужели я похожа на обманщицу?

— Что вы! — вспыхнул Толя.

— А шар с ртутью... это был бы «липовый» трюк. Ни один уважающий себя артист цирка не пользуется «липой». Знайте, Толя, в цирке только честный труд и чистая работа.

— Понятно, — смутился Толя.

— Извините... Но тогда зачем же вы согласились, чтобы я принес шарик с ртутью?

— Чтобы еще раз увидеть вас, Толя...

— Правда?! — весь затрепетал он.

— Правда, — кивнула она.

— А теперь уходите.

— Хорошо! — задыхался он от восторга.

— А когда... когда мы встретимся еще? Она как-то странно посмотрела на него, вроде с сожалением.

— Наверное, никогда. Сегодня вечером я выступлю в московской программе последний раз. Меня направляют в Саратовский цирк. А там... Там ждет меня один артист, акробат... мой будущий муж... Прощайте, Толя!

Ошеломленный, тупо смотрел он на нее, широко раскрытыми глазами. Нина сняла со стены свой плакат, свернула его, протянула Толе. ...Он шел по Цветному бульвару. Сверкающий снег, как вчера, хрустел у него под ногами, он не замечал этого. Было очень холодно, но и этого он не замечал. Шел, не зная куда... Какая боль в груди! Ему казалось, его сердце, как неудачно придуманный шарик на нитке, куда-то катится, срывается, падает... И он все крепче прижимал к груди плакат Нины.


Константин Зайцев

оставить комментарий

 

 


© Ruscircus.ru, 2004-2013. При перепечатки текстов и фотографий, либо цитировании материалов гиперссылка на сайт www.ruscircus.ru обязательна.      Яндекс цитирования