В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ    
 







                  администрация сайта
                       +7(964) 645-70-54

                       info@ruscircus.ru

Сила слова

Яркий солнечный день. Высокое южное небо слепит синевой глаза, на нем ни облачка ни дыма. Изредка вместе с прохладой доно­сятся из-за Днестра редкие пулеметные, автоматные очереди.

С.   Магдесян   и   артисты фронтовой   бригадыС.   Магдесян   и   артисты фронтовой   бригады

Огромная ярко-зеленая чаша котлована окаймлена белой кипенью цветущих фруктовых садов. В котловане амфитеатром расположи­лись воины. Они сидят на земле. Их много — более полка. Яркое солнце сверкает на вороненых стволах автоматов, на линзах стерео­труб, на орденах. Суровые обветренные лица время от времени озаряются жизнерадо­стными улыбками. Взоры бойцов устремлены к центру котлована, где на кузове грузовой автомашины в белоснежном шелковом платье стоит женщина. Все это — и нарядное платье женщины, и пьянящий аромат цветущих са­дов, и чистое безоблачное небо — навевает у солдат воспоминания о доме, о их родных и близких,  с  которыми  они  разлучены  войной...

Сильный, чарующий голос женщины возвра­щает воинов к действительности. Через час-два им предстоит форсировать Днестр, за ко­торым укрепились гитлеровские войска, штурмовать Бендеры.

— Дорогие, славные гвардейцы, воины 3-го Украинского фронта! — говорит женщина в бе­лом. — Мне хочется напомнить вам, что здесь, перед Бендерами, почти 150 лет назад воевал вместе со своими чудо-богатырями великий русский полководец Александр Васильевич Суворов, орден которого, я вижу, сверкает на груди у многих из вас. О замечательных походах наших предков я хочу напомнить вам строками поэмы Константина Симонова «Су­воров».

«...Ни  разу ни одни  войска
Еще  не   шли  по  этим  тропам.
На   них   взирает   вся   Европа,
Во   всех   углах   материка
Гадают    спорят   и   судачат:
Пройдут    они    иль    не   пройдут.
Что ждет их — гибель или сдача!
Пусть   их   гадают!  Только   тут.
Среди   лишений    и    страданий.
Среди  камней  и  снежных  груд,
Солдаты    знали   без    гаданий.
Что русские  везде пройдут!»

Последние слова стихотворения потонули в громе оваций. Сильные загрубелые солдат­ские руки сотрясали воздух аплодисментами. Воины выражали свое восхищение актерскому мастерству женщины в белом — артистке Мосэстрады Сусанне Артемьевне Магдесян. Затем выступали солисты, музыканты, танцоры фрон­тового ансамбля... Но вот неожиданно раздаются резкие громкие команды: «Четвертая... пятая... вто­рая...  рота  становись!» Концерт прерван. Пехотинцы с автоматами на груди, минометчики с тяжелыми чугунными опорными плитами за плечами, саперы с удочками-миноискателями, истребители тан­ков со своими длинностволыми ружьями про­ходили четким строем, как на параде, мимо автомашины, на которой столпились артисты концертной бригады. Аккордеонист заиграл бодрый походный марш. Артисты машут плат­ками   уходящим   воинам.

«Русские везде пройдут», — невольно вспо­минались слова поэта при виде твердо шагаю­щих грозных мужественных, уверенных в пра­воте   своего   дела   вооруженных  людей. Артистке Сусанне Артемьевне Магдесян не привыкать к военной аудитории. В далеком двадцатом  году  работала  она  в  передвижном клубе «Красный актер», выступала перед бой­цами 9-й Кубанской Красной Армии. Бойцы всегда встречали юную актрису с большим энтузиазмом. Поэтому-то позднее, когда она стала работать в Мосэстраде, всегда с боль­шой охотой выезжала на концерты в воинские части, в красноармейские лагеря. В 1938 году в период Хасанских событий она отправилась на  Дальний  Восток,  чтобы  выступать там.

Великая Отечественная война застала Су­санну Артемьевну в Москве. На второй день объявления войны она выступала на мобили­зационных пунктах, на вокзалах перед отправ­кой на фронт военных эшелонов, страстным голосом читала защитникам Родины патриоти­ческие стихи. А двумя месяцами позже арти­стка с концертной бригадой в составе Гоцеридзе, Чижевской, Орленевой, Стахова, Ранева, Сарабяна выезжает к фронтовикам под Ржев. Приказом по армии артистов зачислили в ряды народного ополчения. Вместе с частями Красной армии в то тяжелое для страны вре­мя они отступали. Фронт приблизился к Мо­скве. Враг стоял на пороге столицы. В это время голос Магдесяи еще с большей стра­стью звучал перед бойцами на передовых линиях, возбуждая у воинов ненависть к врагу, зовя бойцов на подвиги. Тогда Сусанна Артемьевна не знала отдыха. Она переезжала из части в часть, выступала по нескольку раз в   день.

Бойцы и командиры, которым читала Магдесян стихи русских и советских поэтов, были для нее своеобразным режиссером, ко­торый подсказывал ей форму и пафос испол­нения, выбор репертуара. Когда Сусанна Ар­темьевна подготовила литературный монтаж «О героях Великой Отечественной войны», она решила показать его текст генералу Н. Лебеденио. Генерал одобрил его и дал ряд дру­жеских советов. Запомнилось Магдесян выступление в ди­визии генерала Степаненко. Свое выступление артисты посвятили воинам — героям этой части. Во время концерта на импровизирован­ные подмостки неожиданно поднялся генерал.

— Товарищи бойцы, командиры и политра­ботники! — горячо сказал он. — А мы посвя­тим гостям из Москвы, товарищам артистам, предстоящий    нам   бой.

Громом аплодисментов ответили воины на слова своего генерала, а на следующее утро они после упорного боя освободили населен­ный пункт. Гитлеровцы находились под Москвой на священном Бородинском поле. И артистка Магдесян читала красноармейцам стихотворе­ние Лермонтова «Бородино» в тех частях, ко­торые готовились освобождать эти историче­ские   места. Пришел долгожданный час, доблестные советские  воины  отбросили  вражеские  полчища от Москвы. Вскоре агитпоезд Политиче­ского управления НКПС мчит бригаду арти­стов, в которой находится и Магдесян, к су­ровым северным широтам на Карельский фронт. Среди заснеженных снегов и болот Карелии под сполохи северного сияния вы­ступает Сусанна Артемьевна перед фронтови­ками.

А еще спустя некоторое время мужествен­ный и задушевный голос Магдесян уже зву­чал перед защитниками волжской твердыни, воинами,   штурмовавшими  Ростов. Советская Армия освобождает в 1944 году Украину и Молдавию. Артистка направляется с  концертами  в  Одессу и  Тирасполь. Март 1945 года. Все явственнее чувству­ется могучее дыхание нашей победы над жестоким и ненавистным врагом. Все чаще и чаще взвиваются в московское небо разно­цветные ракеты салютов в честь наших побе­доносных армий, наступающих в Венгрии, Чехословакии,  Югославии  и в самой  Германии.

В эти дни Сусанна Артемьевна отправляется в свою тринадцатую, последнюю фронтовую поездку в составе бригады артистов Ленин­градского государственного ордена Ленина Малого Академического оперного театра. Едет она в качестве чтеца и ведущей. Самолет доставляет бригаду в венгерский город Дебрецен — первый город за рубежом, в котором побывала в дни войны Сусанна Артемьевна. Здесь артисты тотчас же лопали в «плен» к воинам. Летчики расположенного на аэродро­ме выступят перед ними. И вот вечером со­стоялся первый концерт. После краткого при­ветствия Магдесян выпускает на подмостки первый номер — струнный квартет. Он за­полняет помещение стройной жизнерадостной музыкой... Затем просторно и широко поли­лась русская задушевная песня. Певца сме­няет Магдесян. Она читала отрывок из рома­на С. Бородина «Дмитрий Донской». Слушате­ли бурными аплодисментами приняли послед­ние слова Дмитрия, обращенные к своим воинам  после победы  над Мамаем:

«Братие! Где наш враг! Распался, рассы­пался, как пыль перед лицом бури. Пришел ты, Мамай, на Русь с девятью ордами и с семидесятью князьями, а ныне бежишь один в ночной степи, а может, валяешься под конски­ми копытами. Нешто тебя Русь гораздо упот­чевала! Нетто ты гораздо упился у быстрого Дона, наелся на поле Куликовом! Навеки за­казаны  тебе дороги  на  Русь!..» По окончании концерта летчики поднесли артистам огромные букеты полевых цветов, первые букеты на зарубежной земле.

Не успели отзвучать последние благодар­ственные слова отважных авиаторов, как пред­ставители Союзной Контрольной Комиссии приглашают артистов на новые концерты. Артисты едут по Дебрецену.  Он лежит в руинах. Гитлеровцы упорно сопротивлялись, бои шли за каждую улицу, каждый квартал. Вот огромная территория военного завода. Здесь еще сравнительно недавно фашисты изготов­ляли оружие для своих дивизий на Восточном фронте. Сейчас завод представляет груду развалин...

...Будапешт. В городе еще видны следы жестоких кровопролитных боев. На многих улицах завалы из обрушившихся зданий, искареженные металлические столбы. Артистам отвели дом неподалеку от комендатуры. Но здесь не обошлось без курьеза. К молодому пианисту из бригады советских артистов подо­шел гражданин с красной повязкой на рука­ве — представитель новой власти в городе и тут же предложил ему следовать за собой на работы по расчистке города. (Артисты бы­ли в гражданской одежде.) Пианист, не зная мадьярского языка, пытался было объяснить знаками представителю общественности свою принадлежность к советским артистам. Но тот ничего не понял. И только вмешательство проходившего мимо майора Советской Армии рассеяло недоразумение. Артисты долго смея­лись  над  этим  безобидным  курьезом. Начались выступления в частях. В ДКА 2-го Украинского фронта непрерывно поступают многочисленные заявки на концерты. Совет­ские воины хотят видеть и слышать артистов, И мастера сцены спешат выполнить желание героев-воинов. Поездки в части не похожи на те, которые артистам пришлось совершать в первые годы войны.

Рассказывая об этих гастролях, Сусанна Артемьевна говорит, что они не могли застать полки в тех местах, куда их вызывали для концерта. Да не только части, а и войсковые соединения, и штабы армий — так стремитель­но двигались наши войска на Запад. По этой же причине часто приходилось прерывать только   что   начатые   концерты.

—«Бывало,    —   вспоминает     Магдесян,    — воины,  не  прослушав  и  нескольких  выступле­ний,   подымались    по    команде    и    двигались дальше».

...Машина с бригадой артистов мчится вдоль сверкающего на солнце голубого Ду­ная. Навстречу нескончаемым потоком движут­ся освобожденные пленные, узники гитлеров­ских концлагерей. На их измученных лицах расцветают радостные улыбки. Они машут проезжающим артистам, что-то кричат. В этой многоязыковой и пестрой толпе возвращается со своим домашним скарбом местное населе­ние.

Советские войска все движутся и движутся вперед, навстречу победе. Уже освобождены города Мадьяровар, Брук и наконец Братисла­ва. Рабочий день артистов бригады уплотнен до предела. По три, по четыре концерта дают они наступающим войскам. Вот они едут в только что освобожденную Братиславу. Маши­на пробивается сквозь запруженную перепра­ву через Дунай, а затем через широкую к полноводную Мораву и попадает в древний славянский город, столицу Словакии. Наши войска так стремительно ворвались сюда, что гитлеровцы не успели ни сжечь, ни разру­шить зданий. Город утопал в цветах, окаймля­ющих    виллы.

— Мы, артисты, — вспоминает Сусанна Маг­десян, — удивлялись      размерам      тех      стран. В  самом   деле:    утром   мы  были   а  Австрии, днем — в   Чехословакии,    а   через   час    опять в   Австрии,   но   уже   с   другой   стороны.   Рабо­таем   по   уплотненному   графику — по   четыре - пять  концертов   в   сутки,   еле  успеваем  пере­кусить и поспать. За эту работу нам, артистам, обещают показать красавицу Вену.  Она только что   освобождена.    Город    еще   окутан   дымом пожарищ.   Огонь   длинными   гигантскими   язы­ками   тянется    к  небу,    а  наша   машина   уже мчится  по  улицам   древнего    города.    Но  вот грузовик    сбавляет  скорость,    он  еле    проби­вается мимо рушащихся домов, из окон кото­рых  вырываются   снопы   пламени  и  клубы  ды­ма.   На  нашем  пути  возвышаются   груды   щеб­ня   и   пепла,    здесь   же   валяете я   обожженное железо, лежат согнутые рельсы и изуродован­ные трамвайные мачты.  После  нескольких ча­сов  езды   по  пылающей   Вене  мы   опять торо­пимся    в    Братиславу.

Только что артисты выступали перед понто­нерами и тут же торопятся на концерт к слу­шателям курсов младших лейтенантов. Перед будущими офицерами Сусанна Магдесян чита­ла поэму Николая Тихонова о двадцати восьми гвардейцах, когда начался методический об­стрел. Но никто из присутствующих не поки­нул концерта, хотя над головами время от времени свистали осколки. Как можно бежать в укрытие,  когда читают о бесстрашных  гвардейцах,   когда   сама   артистка   проявляет   бес­страшие. Последний концерт в Братиславе бригада артистов дала для подразделения дорожного отдела фронта. Перед импровизнрованной трибуной собрались девушки-регулировщицы. Кто был на фронте, тот знает, какие трудности и тяготы переносили эти мужественные, не раз смотревшие смерти в глаза девушки-вои­ны. Под проливным дождем и на трескучем морозе, под палящими лучами солнца и на пронзительном ветру регулировщицы достойно выполняли свой долг. Они двигались за на­ступающими передовыми частями. В городе идут бои, рвутся бомбы, а на перекрестке улиц во мраке ночи епе заметно сверкает огонек фонаря регулировщицы, указывая путь нашим войскам. На концерте девушки в солдат­ских шинелях были радостно возбуждены, громко аплодировали каждому номеру, неоднократно вызывали на ибис». А в конце кон­церта одна из девушек-регулировщиц, с крас­ной полоской ефрейтора на полевых погонах, подошла к Магдесян. На глазах девушки блестели    слезы.

— Ваше прекрасное чтение стихов о Ленин­граде,   Сусанна   Артемьевна,   напомнило   мою светлую довоенную жизнь в этом городе. Ведь я родилась в нем, — сказала взволнованно де­вушка. — Спасибо вам, артистам, что пробуди­ли в нас воспоминания о доме, о нашей пре­красной    стране!

На следующий день состоялся слет наибо­лее отличившихся в последних боях воинов, которым присвоено высокое звание Героя Со­ветского Союза. Бригада артистов покидает Братиславу и направляется на слет, чтобы выступить перед лучшими воинами фронта. Когда артисты прибыли на место, вручение высоких наград героям уже состоялось. На­гражденные собрались в роскошном зале. Объявили, что концерт будет проходить во время банкета. Один за другим выступали ар­тисты. Присутствовавший здесь командующий фронтом приглашал к столу освободившихся от    выступления    актеров.

— Сейчас   артистка   Магдесян   читала   нам поэму о двадцати  восьми  гвардейцах.  Попро­сим  Сусанну  Артемьевну  напомнить нам  исто­рическое место из поэмы, — говорит он.

И    артистка    читает:

«Ваграм  с   убийственным  огнем
И  Лейпциг — день  железной  лавы,
И  Ватерло в резне  кровавой —
Вам не сравниться с этим днем
Гвардейской русской нашей славы!»

Командующий рассказывает молодым геро­ям о сражениях при Ваграме, Ватерло и Лейп­циге,   обогащая   их   знаниями военной истории. Он произносит тост за присутствующих от­важных воинов и призывает их также само­отверженно драться с врагами. Концерт был в полном разгаре, когда нео­жиданна  поднялся  из-за   стола  командующий.

— Мне  очень    не    хочется    покидать    вас, обратился он к собравшимся, но я обязан это сделать,  я  должен  видеть  штурм  Брно.  А  вы попойте,   повеселитесь.   Большое  вам  спасибо, товарищи артисты.

...Угерское градище — небольшой чехосло­вацкий городок. Красивый, свежий, весь в зе­лени, в цветах. Поистине волшебный сад. Словно кто-то специально сделал так, чтобы артисты бригады встретили здесь тот день, о котором они вместе со всеми воинами мечтали еще в тяжелом 1941 году, когда полный сил озверелый  враг  шел  по  нашей  земле.

Рано утром 9 мая артисты проснулись от громких криков «Ура», доносившихся с улицы в их  гостиницу. Теперь они жили не в сырых землянках,   а   в   фешенебельных   отелях.

— Что   случилось! — спросила   Магдесян   у первого   прохожего.
— Германия     капитулировала.     С     победой вас!

Актеры высыпали на улицу» смешались с ликующей толпой  жителей  городка.  Весь день прошел, как один час. А вечером на город­ской площади состоялся первый послевоенный концерт, на котором собралось больше тыся­чи человек. Сусанна Артемьевна открыла его стихами  поэта  Н.   Рыленкова  «Русская  земля». Когда  артистка  прочитала  слова:

«И   всегда  цела   и  невредима,
Сыновей   бессмертьем   неделя,
Ты вставала  из огня  и дыма
Русская    земля»,—

Все зрители, точно сговорившись, закричали «ура!» Чтение прервалось. На площади буше­вала радость. Праздничное возбуждение толпы передалось и артистке. Она продолжала чте­ние. Ее голос звучал торжественно, находя отклик в сердцах слушателей. Такого стра­стного необыкновенного вдохновения она еще никогда   не   испытывала   в   своей   жизни.

Радостное настроение не покидало ее и тогда, когда в городке вечером в честь по­беды состоялась демонстрация. Все жители вышли на улицы. Стройными колоннами они прошли мимо местной мерии: дети, юноши, взрослые и пожилые люди. Все они были в национальных костюмах и держали в руках цветы, которыми засыпали стоявших на тро­туарах красноармейцев. Раздавались радост­ные возгласы и здравицы в честь славной Со­ветской Армии, освободившей народы Европы от фашизма. До поздней ночи ликовал город, отмечая    великую   победу. Под впечатлением виденного и пережитого Магдесян, придя в гостиницу, написала стихи:

«На  поле  бранном  тишина...
Замолкли    пушки,    автоматы.
И   вот  закончилась  война,
Победу празднуют  солдаты!»

— Стихи эти в художественном отношении слабые, — говорит Магдесян. — Но они были написаны наспех, от всего сердца, по горячим следам событий. На второй день пос­ле победы на эти стихи написал музыку участник нашей бригады Кабаков, и их, как песню, на концертах для воинов исполнял артист Мокиенко. В этом же году создала композицию «Предки и потомки», которая явилась как бы итогом моей деятельности во­енных лет.

...Мы сидим дома у Сусанны Артемьевны. Она рассказывает о своей работе в дни вой­ны, о 13 поездках на фронты, где провела в общей сложности 20 месяцев, участвовала в 1200 концертах. Она вспоминает своих бое­вых друзей, читает фрагменты из военного репертуара, и мы слышим ее четкий звучный голос, представпяем ее на фронте, вдохнов­ляющей своими выступлениями бойцов на ратные    подвиги. Патриотическую направленность своего творчества артистка продолжает и в наши дни. Теперь она дает сольные концерты, включает в репертуар классические произве­дения советской литературы: «Жизнь Клима Самгина» М. Горького, «Необыкновенное лето» К, Федина. Магдесян на своих концертах знакомит слушателей с композицией по книге А. Радищева «Путешествие из Пе­тербурга в Москву». Она исполняет также ли­тературную композицию «Дни великой жизни», посвященную   Владимиру   Ильичу   Ленину.

И сейчас артистка, как и в дни войны, обладает той же могучей силой слова. Она несет слушателям подлинное искусство — так пишут о ее выступлениях в многочисленных рецензиях. Этот очерк мы заканчиваем вы­держкой из «Ульяновской правды»: «Уходя с литературных вечеров Сусанны Магдесян — этого своеобразного театра, — хочется жить и бороться...»

В. СТЕПАНОВ

Журнал Советский цирк. Май 1965 

оставить комментарий
 

 

 


© Ruscircus.ru, 2004-2013. При перепечатки текстов и фотографий, либо цитировании материалов гиперссылка на сайт www.ruscircus.ru обязательна.      Яндекс цитирования Rambler's Top100