Сивучи Василия Тимченко - В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ
В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ    
 







                  администрация сайта
                       +7(964) 645-70-54

                       info@ruscircus.ru

Сивучи Василия Тимченко

Сивучи Василия ТимченкоОбщеизвестно — одни цирк любят, другие — нет. Одни, околдованные чарами манежного круга, готовы хохотать над любой проделкой клоуна и искренне верить во все невероятные чудеса, творимые цирковыми волшебниками, другие, волею судеб вдруг попав в цирк, умудряются сохранить в этой цитадели искрящегося веселья печальную физиономию.

Но не бывает ни одного равнодушного, ни одного безучастного лица, когда на манеж «выбегают», если вообще так можно сказать о ластоногих, почти грациозно неся свои блестящие, словно отполированные черные тела, тринадцать тюленей-сивучей. Выбежали и, не дожидаясь особого приглашения, расселись по своим местам, наставив глаза-бусинки на своего друга...

— Василий Тимченко! — объявил инспектор манежа.

Взмах руки артиста как сигнал-призыв: «Все внимание на меня!» И забавное, захватывающее действо началось.

По сложившейся в цирке традиции трюковые комбинации в номерах выстраиваются от простого к сложному. Как правило, на финал артисты берегут самые эффектные и сильные трюки. Почти любой трюк из тех, которые в течение получаса демонстрируют на манеже питомцы дрессировщика Василия Тимченко, мог бы украсить финал его аттракциона. Например, красавица Капа может на тонюсенькой тросточке «отжать» стойку «крокодил» на одной ласте! При этом лихо крутить вокруг шеи хулахуп. В аттракционе можно увидеть и общий баланс, когда по команде дрессировщика каждый «артист» одновременно балансирует на носу огромный пестрый мяч.

Собственно говоря, сам аттракцион можно по праву считать явлением в нашем цирке уникальным, поскольку с таким количеством ластоногих одновременно на манеже еще никто не работал. Это отнюдь не значит, что молодой дрессировщик является первооткрывателем. Но Василию Тимченко, на мой взгляд, удалось очень интересно показать талант своих подопечных. Впрочем, именно так называемого «показа», демонстрации трюков в этом аттракционе как раз нет. Здесь, наоборот, сделано все возможное, чтобы при всей сложности исполняемых трюков, создавалось впечатление, будто животные играют на воле. Художественное оформление, музыка, свет, композиционное построение номера подчинены решению этой далеко не легкой задачи.

...Беспокойный шум океанского прибоя, гортанный крик чаек, скользящие блики прожекторов, словно бирюзовая рябь набегающих волн. Плавно неся свои веретенообразные тела, сивучи выходят на «берег» во главе с вожаком — огромным семисоткилограммовым Сивой.

Человек среди них едва заметен. Да он и не стремится быть в центре внимания. Главный герой на манеже — Сива. Все, что исполняет он на арене «сольно», за ним, как по команде, начинают делать остальные «артисты». К примеру, Сива бежит по барьеру, старательно крутя на шее хулахуп, так же старательно, чинно, сидя на тумбах, крутят обручи его собратья. Он балансирует головой мяч — и все остальные «держат» общий баланс. Вместе с ним сивучи танцуют «Калинку», играют в волейбол и футбол! Дрессировщику же при этом как бы отводится роль наблюдателя.

И в этом сущность принципа работы Василия Тимченко, вытекающая из замысла аттракциона. А замысел прост — воспеть природу-созидательницу, дать почувствовать людям, как прекрасна их Земля, как мудр и чудесен окружающий их мир. Замысел прост, но осуществить его было очень даже не просто. Кажущаяся легкость, с какой животные исполняют трюки, потребовала от дрессировщика огромной затраты труда.

Когда наблюдаешь за тимченковской компанией, то вальяжно расположившейся на тумбах, то безмятежно разгуливающей по арене, а то и попросту ссорящейся из-за лишней рыбешки, поневоле начинаешь верить, что исполняемые ими сложнейшие пирамиды, кульбиты, пируэты, стойки — новый вид их естественных развлечений и забав. А ведь многие из таких «забав» публика смотрит восторженно, затаив дыхание. Вот, например, необыкновенно артистичная Белочка «во весь рост» идет по брусьям на задних ластах с балансом на носу! А вот ее «коллега» на спине другого сивуча «выжимает» стойку, и при этом оба не перестают жонглировать мячами. А разве можно остаться равнодушным к тюленьим танцам под дружные аплодисменты самих танцующих или когда сивучи «читают» школьную азбуку?

Благодаря мягкой, непринужденной манере общения дрессировщика с животными на манеже царит полное «взаимопонимание» сторон. Оттого и создается впечатление, что трюки рождаются на глазах у тысячного зала, они как бы обусловлены теми обстоятельствами, в которые попали ластоногие.

Наиболее наглядно импровизационное начало проявляется в «диалогах» Василия Тимченко с премьером труппы Сивой. Как и полагается предводителю, Сива задает тон во всех играх сивучей. Именно ему предоставляется право начать аттракцион. Как только животные рассаживаются по местам, Сива, не дожидаясь особого приглашения, принимается делать в центре манежа один пируэт за другим. Он не снижает темпа, даже когда ловит подброшенный ему мяч. Но вот в микрофон громко объявляют имя дрессировщика, и умница Сива приветствует вместе со зрителями своего друга, аплодируя ему ластами! А потом великодушный зверь аккуратно и легко Поднимет артиста вверх и будет осторожно им балансировать, боясь уронить человека, когда тот замрет у него на носу в стойке «крокодил».

И возникает у нас ощущение, что этот тщательно подготовленный трюк родился только что, сию минуту, как результат той особой доверительности и привязанности, которая возникает между человеком и животным.

Привязанность к морским обитателям родилась у Василия Тимченко задолго до цирка. Выросший вместе с братом-близнецом Николаем неподалеку от Новороссийска, Василий как-то случайно забрел в дельфинарий Малого Утриша, находящийся рядом с его домом. Потрясенный масштабами научных исследований и изысканий, там проводимых, парень моментально оставил пасеку, где был пчеловодом, и уговорил директора дельфинария взять его на работу. Василий сам в море отлавливал чудо-рыб, сам ухаживал за ними, познавая нрав и характер дельфинов. Потом на далеких Курилах, где ему с братом приходилось по нескольку часов стоять в холодной тихоокеанской воде, выбирая себе будущих партнеров, Тимченко не раз добрым словом вспомнит друзей-ученых утришского дельфинария, научивших его фанатической преданности своему делу.

Самому в естественных условиях отобрать будущих питомцев — заветная мечта каждого циркового дрессировщика, как правило, получающих животных с зообазы. Тимченко повезло. Он два месяца жил на тюленьем пастбище и воочию видел «быт» тюленей, роль их вожака. Отсюда и верховодство Сивы в номере, и свободное перемещение сивучей по манежу, и самые разнообразные «амплуа» тимченковских артистов. Там, на островах, Тимченко по счастливой случайности нашел малыша Гордого, ставшего, по определению самого дрессировщика, «комической звездой» труппы. Стоит, к примеру, Гордому эдак небрежно, опершись на одну ласту, вторую поднести козырьком к глазам и чуть удивленно окинуть глазом окружающих, как в зале поднимается хохот.

Артисты, работающие в одной программе с Василием Тимченко, рассказывали мне, что буквально через неделю после начала гастролей билеты «на Тимченко» в кассе уже не купишь. В правдивости этих рассказов я убедилась сама. Кстати, по окончании представления в зале то здесь, то там, раздавались сетования зрителей на скоротечность зрелища. А ведь тридцать пять минут — метраж полноценного аттракциона.

Благодаря забавным розыгрышам и неожиданным перипетиям, коих в серьезном, сложном номере Тимченко немало, получасовое зрелище кажется мигом, пролетает как одно мгновение.

 

А. ХАЧАТУРЬЯН

оставить комментарий

 

 


© Ruscircus.ru, 2004-2013. При перепечатки текстов и фотографий, либо цитировании материалов гиперссылка на сайт www.ruscircus.ru обязательна.      Яндекс цитирования