В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ    
 







                  администрация сайта
                       +7(964) 645-70-54

                       info@ruscircus.ru

Солдат и клоун Михаил Шуйдин

Уважаемый тов. ШУЙДИН!

Вы часто выступаете по телевидению в передачах «Огни цирка», и я узнал, что Чаше имя Михаил. Дело в том, что но время войны я воевал в 15-й гвардейской танковой бригаде, которой командовал генерал Асланов. В 1943 и 1944 годах в нашей роте был командиром танкового взвода лейтенант Михайл Шуйдин. В 1944 году лейтенант Шуйдин на машине и, кажется. Данилов пошли в разведку и не вернулись.

И вот решил я Вам написать, не гот ли вы Миша Шуйдин. который напевал песенку:

Часы пока идут.
И маятник качается,
И стрелочки бегут,
И все как полагается,
Будьте добры, не сочтите за труд, напишите мне, пожалуйста.
Нывший механик-водитель старший сержант.


В. КОВАЛЕВСКИЙ

Магнитогорск

Он получил это письмо перед третьим спектаклем, когда сидел в гардеробной в своих зеленых штанах в клетку и пришивал к белой манишке апельсиновый бантик На лицо были наложены пятна румян и белил. Он уже начинал жить предстоящим спектаклем, когда этот листок, «списанный незнакомым почерком, вдруг сразу отбросил его назад в лязг гусениц. в тревожный сорок первый и еще дальше в довоенный тихий Подольск

Почему-то, как ему казалось, сейчас вспоминалось не самое главное, что н первую очередь должно было бы прийти к голову. Летние подмосковные вечера. Тополя. Увесистые сережки шуршат между листьев и тяжело падают на землю. Если сидеть с закрытыми глазами, полная иллюзия, что накрапывает дождь. Его дешевенькая мандолина. Беззаботные песенки Мальчишеские акробатические трюки в подольских дворах под одобрительно-изумленный гул сверстников. В первые настоящие аплодисменты в Колонном зале Дома Союзов, где он выступал с ребятами из художественной самодеятельности. А дальше два месяца циркового училища и - война. Впопыхах написанные строчки: «Прошу послать меня добровольцем»...

Он был среди тех пятерых, кому сразу же после окончания танкового училища присвоили звание лейтенанта. Остальные получили младших.

Фронт. Орловско-Курская дуга. С ходу, как он только приехал в часть, первый фронтовой концерт — рассказы Чехова, какие-то шуточные монологи, акробатика.

А на другой день ему вручили новенький Т-34. И он вспомнил, как в этом танке уже потом, при форсировании одной из рек Белоруссии и Литвы его дернуло читать по рации рассказы Зощенко. Экипажи смеялись под градом снарядов, вспарывая гусеницами рыжую взбаламученную воду. Тогда он думал, что начальство ему всыплет по первое число. Но вместо этого генерал Ази Асланов совершенно неожиданно объявил благодарность. За поднятие боевого духа.

И еще вспомнил, как появился в Подольске после победы Командир танковой роты, боевой офицер, наверное, он смог бы подыскать себе подходящую работу и должность, если бы захотел. Но он не стал ничего подыскивать. Снова пошел и цирковое училище. Вместе с мальчишками и девчонками, которые были чуть ли не на десять лет моложе его. На тринадцать по нынешним ценам рублей стипендии и 400-грамовую хлебную карточку.

Все-таки, подумал он, у человека должна быть одна цель, одно место в жизни, где бы каждый день он чувствовал, что нужен людям. Если разбрасываться не добьешься ничего. И решил: пожалуй, самое лучшее, что ему когда-либо удалось сказать в жизни, был его ответ австралийским зрителям. спрашивавшим, почему он стал клоуном. Тогда он ответил «Я прошел войну, командовал танковой ротой. Я видел много горя И люди пережили много горя. Своей работой я хочу веселить их, нести им радость»...

Маленький репродуктор кинул в гардеробную бравурные ритмы вступительного марша. Он отложил письмо, снял очки и стал надевать свой так хорошо знакомый миллионам зрителей зеленый пиджак.

БОЕВЫЕ ДРУЗЬЯ! Взвод Шуйдина на том берегу реки овладел плацдармом на подступах к городу Сморгонь и героически отбивает контратаки противника.Последуем примеру наших отважных товарищей. Форсируем реку, уничтожим немецких захватчиков и освободим город Сморгонь. Вперед, товарищи!»

Листовка-молния 35-й гвардейской танковой бригады.

В Сморгони после войны он так и не был. Постоянные гастроли, переезды из города в город, репетиции. Цирк безжалостно отбирал у него все часы и минуты, перечеркивал выходные и красные даты календаря. В дни, когда другие отдыхали, он, наоборот, должен был работать три раза в день. Только однажды в отпуск ему удалось вырваться и проехать на машине по фронтовым дорогам Орловско-Курской дуги. Здесь был его самый первый и поэтому самый запомнившийся ему бой

У каждого фронтовика есть свое, на всю жизнь запавшее в память название. Пусть это название и не всегда найдешь на обычной географической карге. Для кого-то это Матвеев Курган, для кого-то Кошница, для кого-то просто высота 132.0. Для него таким названием был Сухой Яр.

Четыре, советских танка прорвались там в тыл противника. Прорвались сквозь артиллерийский шквал, подминая под себя противотанковые пушки и минометные батареи. Вышедшие навстречу фашистские боевые машины не выдержали натиска их стального клина и повернули обратно. Впрочем, повернули не все. Два танка остались догорать в открытом ноле. К себе в часть экипаж Шуйдина возвращался с необычным грузом. Танк был забит документами разгромленного гитлеровского штаба. От резких толчков и поворотов аккуратно сложенные фашистскими штабистами кипы папок с грифом «Совершенно секретно» расползались по днищу, устилая его бумажным ковром.

А потом была Сморгонь. Тогда, 9 июля 1944 года, его ими впервые назвала «Правда» в пятидесятистрочной заметке из действующей армии. Уже потом, после войны, он привыкнет к упоминанию своей фамилии на газетных страницах. Но тогда его назвали как солдата, а не как артиста. И он до сих пор хранит эту пожелтевшую от времени и подклеенную на сгибах вырезку.

Тома они переправились через реку вместе с танком Д. И. Данилова и захватили плацдарм на ее западном берегу. И сейчас еще, вспоминая те дни, он чувствует горячим запах брони, раскаленной июльским солнцем; колючую траву, царапавшую щеки, когда, выбравшись через нижний люк, он по пластунски полз к танку Данилова, у которого вражеским снарядом заклинило орудие; и оглушительную тишину, резанувшую по ушам, когда бой кончился. А потом, продержавшись полтора суток, они стремительно двинулись на Сморгонь вместе с подоспевшими войсками. После этого боя ему торжественно вручили партийный билет.

Нет, нынче он обязательно приедет в Сморгонь. Просто не имеет права не приехать. И пройдет пешком от того маленького плацдарма до улиц теперь, наверное, совершенно незнакомого ему города.

Многоуважаемая ЕЛИЗАВЕТА ГРИГОРЬЕВНА!

Ваш сын, гвардии старший лейтенант Шуйдин Muxаил Иванович в боях за освобождение нишей советской Белоруссии и Прибалтики показал образцы мужества и геройства.

Одновременно сообщаю Вам, что Миши 21 августа 1944 годa отправлен в госпиталь — он получил ожоги лица и рук. По утверждению врачей, это не так опасно и по излечении с Мишей будет все в порядке. Не волнуйтесь, не огорчайтесь, гордитесь подвигом своего сыпи! Будьте уверены, что часть, в которой служил и воевал Ваш Миша, еще много впишет героизма и славы в Книгу Великой Отечественной войны и среди многих имен героев будет и имя Михаили Шуйдина.

Будьте здоровы.

С горячим приветом и уважением к Вам.

Зам. командира в/ч п.п. 11870 А. МИРОШНИЧЕНКО

23.08.44 г.

Это было уже после Вилейки, Вильнюса и Шауляя в Жагаре. Вражеский снаряд ударил в его танк. Ему обожгло лицо, ослепило. Очнулся уже в госпитале. Он не помнил, как туда попал. Должно быть, приполз к нашим по следу гусениц своей машины, нащупывая его на обгорелой земле. Наверное, этот случай и имеет в виду магнитогорец Ковалевский, так больше и не увидевший Шуйдина в боевой машине.

Шесть долгих месяцев провел он на госпитальной койке. Мучительно думал о будущем. О главной цели своей жизни пирке. Эта цель была, как никогда, близкой, потому что все знали, какие-то десятки дней отделяли страну от победы. И, как никогда, далекой обожженное лицо и раненая рука отнюдь не лучший мандат для выходя на манеж.

Сейчас он снова вспомнил все это. Недавно ему принесли письмо от девушки-токаря. Она жаловалась, что у нее слабые руки, и просила совета, как ей быть.

Тогда в госпитале на нем многие поставили крест. Как на артисте цирка. Хорошо, что он сам не поставил на себе такого креста. Это был бы конец.

Преодолевая боль, каждый день занимался с пружинными гантелями. Бесконечно, до онемения сжимал и разжимал теннисный мячик. И наконец, преодолев себя, первый раз подошел к турнику. Если бы к цирковом училище знали, каких усилий стоит ему каждое упражнение, наверное, делали бы скидку. Но ведь это самое унизительное, что может быть в жизни у человека привычка к скидкам и компромиссам. Этого себе он позволить не мог.

До конца антракта оставалось несколько минут. Сейчас пойдет аттракцион Эмиля Кио. Oн будет работать с молодыми ассистентами иллюзиониста. И никому из зрителей не придет в голову, что его неожиданные появления и исчезновения и этом аттракционе потребуют от него поистине чуть ли не акробатических трюков.

Многоуважаемый МИХАИЛ ИВАНОВИЧ!

Прими самые искренние и сердечные поздравления по случаю твоего пятидесятилетия, пожелания доброго здоровья и счастья!

Нам, твоим бывшим сослуживцам и друзьям, особенно приятно в пот столь памятный для всех нас день разделить радость торжества и отметить несомненно ценные твои заслуги перед Родиной...

Этим славен жизненный путь твой, путь бойца, коммуниста, отдавшего лучшие юные годы на борьбу с врагом, за наше привое дело.

Не менее радостны и твои послевоенные дни. Ты несешь людям то самое дорогое, что называется радостью, пробуждающей лучшие стремления души и мысли.

Всегда твои боевые друзья

Герой Советского Союза генерал-полковник танковых войск В. ОБУХОВ, генерал-полковник В. СИДОРОВИЧ, генерал-полковник А. БЕЛОВ, член-корреспондент АН СССР А. САМСОНОВ, доктор исторических наук Б. ГАВРИЛОВ, И. ПОГОРЕЛЬКО, И. ОГУЛЬЧАНСКИЙ, А. ЧЕЛНОКОВ, Н. МАРИНЧЕНКО, А. ТИТОВ, В СЫРОПЛЯТОВ, П. ЧАЛЫЙ.

Этот адрес ему преподнесли однополчане, пришедшие и тог вечер и старый Московский цирк. В буфете на первом этаже, где обычно в антрактах такая же толкучка, как на станциях метро в часы пик, на этот раз было торжественно чинно. Здесь собрались артисты, униформисты, контролеры. Все те, кто, как и он, так или иначе посвятили свою жизнь манежу. Собрались, чтобы отметить его юбилей.

Со старым цирком его связывало слишком многое. Здесь он учился в студии Карандаша. Здесь впервые встретился с нескладным парнем в солдатской шинели, который стал его неизменным партнером и товарищем на долгие годы. Юрием Никулиным. Здесь рождались любимые репризы, скетчи и пантомимы; "Сценка на лошади", «Шипы и розы», «Маленький Пьер», «Трубка мира», "Змейка", «Насос», «Бантики», «Черный Томми», «Бревно». "Квартира". Он поймал себя на мысли, что готов отнести к любимым все репризы, сыгранные с Никулиным. Впрочем, так, наверное, и должно быть. Если репризы будут нелюбимы самими исполнителями, как же они могут понравиться зрителям.

Он никогда не понимал и до сих пор не понимает коверных, которые пользуются чужими репризами. Набрать смешные трюки - одно, сделать их смешными другое. У каждого клоуна своя манера, своя индивидуальность, свой стиль. Заимствовать чужое все равно, что надевать костюм с чужого плеча. Он будет или мешковат, или слишком узок. Уже стало штампом, когда о них пишут, что всю свою работу они строят на противоречии характеров. Но ведь дело не только в этом. По ходу представления они несколько раз перевоплощаются, создавая самые различные образы то работяг, то взломщиков, то просто веселых остроумных парней. Драматургия - основа и реприз. Цирковая драматургия, драматургия без слов, понятная всем людям.

Он вспомнил, как их узнали в Австралии, куда они приехали через девять лет после своих первых гастролей. Как словно старых знакомых их встретили в Бразилии, где они не были шесть лет.

Он вспоминал все это подспудно, сидя в гриме перед зеркалом и разговаривая с Юрием Никулиным. Как правило, они последними уходили из цирка. Нужно снять нервное напряжение, обговорить прошедшие сегодня репризы где и что можно еще дотянуть.

... Он положил а карман письмо из Магнитогорска. Командир танковой роты, кавалер орденов Красного Знамени и Красной Звезды, заслуженный артист республики Михаил Шуйдин. Посмотрел на часы. Жена опять будет недовольна, что он вернулся так поздно.

Е. ГОРТИНСКИЙ

оставить комментарий

 

 


© Ruscircus.ru, 2004-2013. При перепечатки текстов и фотографий, либо цитировании материалов гиперссылка на сайт www.ruscircus.ru обязательна.      Яндекс цитирования Rambler's Top100