Сольная программа Геннадия Хазанова - В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ
В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ    
 







                  администрация сайта
                       +7(964) 645-70-54

                       info@ruscircus.ru

Сольная программа Геннадия Хазанова

Сольная программа Геннадия ХазановаПочти невероятно стать обладателем «лишнего билетика», чтобы увидеть новую сольную программу лауреата Всесоюзного конкурса артистов эстрады Геннадия Хазанова «Очевидное и невероятное», автор которой Аркадий Хайт.

Но самая невероятная очевидность этого эстрадного спектакля заключается, собственно, в его появлении, в последовательно проявляемом трудолюбии Хазанова, которое помогает раскрываться все новым граням таланта артиста. Ведь его ученик кулинарного техникума уже обеспечивал артисту бесперебойный режим выступлений на многие годы. Тем более что творческое содружество с Аркадием Хайтом гарантировало персонажу отсутствие недостатка в приключениях.

«Звездная болезнь» с осложнением в виде успокоенности миновала Хазанова. То, что артист может быть разнообразен и интересен публике в течение целого вечера, доказала его первая сольная программа «Мелочи жизни», около четырех лет шедшая с большим успехом.

За эти годы общая творческая обстановка на эстраде изменилась. Явственной стала новая волна интереса эстрадных артистов к созданию «своих театров», программ, где исполнитель может широко проявить дарование, подчинить общий характер зрелища своей творческой индивидуальности. «Театр Владимира Винокура» мы увидели в жанре пародийного концерта «Выхожу один я...», в острогротесковой форме возрождающем традиции эстрадной пародии на собирательные образы наряду с широко распространившимся портретным пародированием. В программе «Доброе слово и кошке приятно» Евгений Петросян использовал многие эстрадные жанры, для чего ему понадобилось привлечь нескольких партнеров, а представление составилось из монологов и скетчей, интермедий и пародийных сценок, музыкальной мозаики и шуточных песенок разных авторов.

В отношении числа исполнителей Геннадий Хазанов остался верен приему, избранному в его первой программе. По ходу «Очевидного и невероятного» артисту ассистирует балетный ансамбль московского Театра эстрады. Именно , ассистирует, потому что под намеченным декорацией куполом цирка чинный фрачный фокусник Хазанов демонстрирует трюки (постановщики — заслуженные артисты РСФСР, народные артисты Марийской АССР иллюзионисты Л. и Ю. Мозжухины).

Упорство и одаренность Хазанова позволяют реализовывать практически любой постановочный замысел. Если того требует спектакль, артист освоит непринужденный танец или музицирование, жонглирование или иллюзионный жанр. В данном случае разоблачению «фокусов из жизни» посвящены монологи и фельетоны, куплеты и пародии «очевидных невероятностей».

Его персонажи, если потребуется, любому недостатку найдут объяснение и в любой «скользкой» ситуации изыщут удобную лазейку. Незаметнее, как известно, дефект скрытый. А зарвавшись в покрывательстве, можно и собачью будку выдавать за гараж.

Мелкое воровство — это, оказывается, хозяйственность: все равно кто-нибудь возьмет. В среде таких «героев» наивному недотепе подскажут, как дать взятку, чтобы въехать в новую квартиру, придумав при этом тактичное заикание на щекотливых словах.

Там, где «я от такого-то» — магическое заклинание, фамилия «такого-то» уже не имеет значения. Можно придумать любое звучное имя и стать удачливым преемником сына лейтенанта Шмидта, Остапа Бендера. В этом балагане парадоксов даже Арутюн Акопян в пародии Хазанова учит постучать по пустому ящичку, назвать заветное имя-отчество, и тогда в коробочке чудотворно появится, например, связка рулонов туалетной бумаги.

Там, где анонимка — весомый фактор, пройдет любая клевета. Можно сказать, что воровал яблоки с натюрмортов. Чушь? Ну и что? Все равно репутация подмочена, «имеются сигналы».

А вот кто-то останавливается на площади в ожидании возлюбленной и тут же за ним выстраивается очередь, значит, что-то будут «давать».

Сатирический пафос спектакля возрастает до кульминации в объявлении празднования «Дня бездельника» с елейным дикторским перечислением «заслуг» бездельничающих по месту работы и традиционным для всякого торжества концертом по заявкам.

Ежедневный идиотический праздник отрешения от какой-либо полезной деятельности внедряет некий пропагандист беспрерывных развлекательных эстафет и розыгрышей.

Он же рекомендует полный покой, считая, что основная задача человечества — дожить до пенсии. «Не надо биться головой об стенку — стены на это не рассчитаны».
В этом монологе руки Хазанова как бы образуют чаши весов. «Поменьше пыли, той, что — в глаза», — требует артист.

Гражданская позиция создателей спектакля выражается не только тем, что достигается атмосфера публичного осмеяния бездельников, взяточников, прогульщиков, но и прямой публицистической критикой их из уст артиста.

«На эстраде личность — это главное», — утверждал Н. П. Смирнов-Сокольский, и сольная программа, как никакая другая, должна стать беседой актера с публикой. А сделать тематический набор номеров спектаклем, объединить программу силой и своеобразием своей индивидуальности, не растерять «сквозную идею» представления во множестве номеров и приемов игры — главные актерские задачи исполнителя.

«Очевидное и невероятное» можно по праву назвать эстрадным спектаклем не только потому, что все его номера написаны специально и объединены тематически. Сквозь феерию зрелища на нас с легким прищуром смотрит артист Геннадий Хазанов. Он — главный герой спектакля.

Вот обаятельный, доброжелательный Хазанов обращается к публике от своего имени. Да, этот голос артиста мы уже начинаем узнавать, прислушиваться к нему.

Но и для калейдоскопа образов «краски» подбирает тоже Хазанов. Постигая тайны мастерства в создании собирательных образов, Хазанов постоянно обращается к примеру творчества Аркадия Райкина.

На премьерных представлениях «Мелочей жизни» Хазанову лучше удавалось второе отделение, то есть каскад портретных пародий. В жанре, с которого артист начинал свою карьеру, он был увереннее. Труднее складывалось первое отделение, целиком построенное на монологах и фельетонах.

Читая монолог «за Райкина», Хазанов настолько перевоплощался, что героя монолога как бы формировал райкинский талант. А Хазанову требовалось найти «собственный голос», личностно утвердиться не только среди множества голосов, подвластных ему как пародисту, но и среди возможных голосов своих персонажей.

На пути к этим спектаклям яркая узнаваемость и известность маски кулинара, как это ни парадоксально, на какое-то время стала помехой. Кроме того, что необходимо было раскрыть свои способности, в иных ролях артисту предстояло побороть привычку аудитории к образу кулинара — пристрастие приятное, но и чреватое огорчением, если знакомая маска исчезает.

Значит, каждый новый образ должен быть не менее точным, ярким, запоминающимся.

Четкость отношения актера к своим персонажам во многом зависит от глубины его взаимопонимания с автором. Хазанов высоко ценит свое сотрудничество с талантливым автором — единомышленником — Аркадием Хайтом. Артист всегда против иждивенческого отношения к тексту, когда исполнителю остается только внятно произнести со сцены заготовленные для него репризы, а шутка должна «сработать» сама за себя. Если так, то в чем же тогда состоит профессия артиста?

Хазанов увлеченно рассказывает, как впервые почувствовал точность в характеристике образа, опираясь на навязчиво повторяемое междометие, словосочетание, присказку. Отобранность средств внешней выразительности уточняла внутренний мир героя, и автор мог дорабатывать речь персонажа уже исходя из конкретной специфичности.

На первых порах Хазанов, конечно, увлекается перспективой приукрасить монолог смешным говором персонажа или возможностью изобразить в одном рассказе множество героев. Не всегда в таких приемах видится необходимость.

Длительное же исполнение номера чревато другой крайностью. Артист явно стремится максимально «вживаться» в образ, что со временем ему и удается. Однако в этом случае исполнитель-публицист должен быть предельно бдительным в выборе сатирических красок, чтобы смысл демонстрации образа не сводился к самоцельной иллюстративности.

Возможно, Хазанов недооценивает притягательной силы своего «собственного голоса». Однако именно его гражданская позиция интересна как в каждом номере, так и в целом спектакле: многогранность его личности, острота видения делают представление насыщенным. Именно к нему — вдохновенному публицисту, ранимому и трогательному, возмущенному или задумчивому, всегда искренне пытающемуся разрешить проблемы, которые наверняка волнуют и зрителей, к такому Хазанову приходит публика.

Спектакль «Очевидное и невероятное» поднял Хазанова на новую ступень его творческого роста. Вторая сольная программа подтвердила: артист знает, о чем он хочет поведать людям, и способен разрабатывать свою тему широко и красочно.

А портретная пародия остается одним из выразительных средств артиста. Для нее находятся новые объекты. Впервые в «Очевидном и невероятном» шаржированно представлен образ пародиста А. Иванова. Замеченными оказались и его внешняя исполнительская манера и принцип литературного пародирования.

Над воплощением «Очевидного и невероятного» вместе с Хазановым работали: режиссер-постановщик народный артист РСФСР П. Хомский, художник А. Коженкова, балетмейстер С. Станов, директор программы 3. Эльбаум и другие участники постановочной группы.

Специфика эстрады такова, что артист должен заботиться не только о собственном творческом прогрессе. Он сталкивается со всеми вопросами подготовки спектакля, которые, казалось бы, в его компетенцию и не входят, но могут повлиять на то, каким спектакль увидят зрители. Хазанов переживает за каждую «мелочь», борется с каждой «невероятностью», со всем тем, что может помешать замыслу осуществиться в идеальном варианте. Поверхностно взглянув, такую придирчивость можно счесть за капризы «звезды». Это, если рассуждать, что публика все равно «толпой повалит», завидев на афише фамилию любимого артиста. Однако для настоящего артиста в искусстве мелочей не существует.

Хазанов решился на первую сольную программу, понимая меру своей ответственности за результат. Не задерживаясь на «стрижке купонов» с «Мелочей жизни», он выпускает второй и сразу же задумывается о третьем спектакле. Идет время, преображается эстрада, корректируются проблемы, меняется актер.

Хазанов верит в значимость своей сатирической миссии, верит в людей, которые, каждый на личном примере, на своем рабочем месте, смогут противоборствовать недобрым и возмутительным «мелочам» и «невероятностям».

. Сейчас уже можно констатировать, что Геннадий Хазанов сформировался как разнохарактерный актер. Творческий голос Хазанова звучит уверенно, и это заставляет всякий раз с интересом внимать ему, следить за развитием «театра Геннадия Хазанова».

НИНА TИXOHQBA

оставить комментарий

 

  • Мксг
  • Каталог продукции с указанием цен. Статьи, интервью.
  • kabelsvyazi.ru
 


© Ruscircus.ru, 2004-2013. При перепечатки текстов и фотографий, либо цитировании материалов гиперссылка на сайт www.ruscircus.ru обязательна.      Яндекс цитирования