В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ    
 







                  администрация сайта
                       +7(964) 645-70-54

                       info@ruscircus.ru

Соло-эквилибрист Владимир Кузнецов

Среди любителей циркового искусства нередко можно было встретить людей, достигших высокого мастерства в том или ином жанре.

Эти любители, наблюдая выступления артистов цирка, копируя их трюки, тренировались на пляжах, в клубах, а иногда украдкой и в спортзалах. В 20-е годы акробатика в спортивном мире не признавалась и даже преследовалась. Тогда считалось, что «акробатика задерживает рост, вызывает порок сердца и вообще вредна и ничего не дает». Занимавшихся акробатикой презрительно называли «балаганщиками». Были случаи, когда за акробатику исключали из спортивных обществ. Несмотря на это, люди, полюбившие акробатику, оставались ей верны.

Одним из талантливых артистов-самоучек был Владимир Кузнецов, ставший впоследствии выдающимся мастером.

В 1931 году в Московском мюзик-холле выступал японский артист Шино-Мото, исполнявший сложнейший трюк — прыжки в стойке на одной руке. Кузнецов первым у нас повторил этот трюк. А количеством прыжков он превзошел даже самого Шино-Мото. Эти прыжки Кузнецов исполнял в своем номере «Соло-эквилибрист», выступая под псевдонимом «Скава».

Небольшого роста, подобранный, аккуратный, артист был неутомим: то разучивал новый трюк, то показывал сложное упражнение.

По признанию самого Кузнецова, он тогда стоял в течение дня на руках и на голове больше, чем на ногах. За его неугомонность, за его бесконечные прыжки на одной руке артисты любовно называли его «кузнечиком».

Эквилибрист он был на редкость разносторонний. На спинке венского стула, ничем не прикрепленного к столу, Кузнецов исполнял стойку на голове. Единственным приспособлением для выполнения трюка служило маленькое углубление на верхней рейке спинки. На этой же тоненькой спинке Кузнецов стоял на одной руке. В номере «Соло-эквилибрист» он танцевал на руках. Не просто, стоя на руках, имитировал отбивание чечетки, что потом делали и многие другие эквилибристы, а ритмично, в такт музыки опускался то на один локоть, то на другой, то сразу на оба локтя и снова выходил в стойку на кистях. Таким образом, повторяя это много раз, артист исполнял «присядку» на руках.

Кузнецов был также мастером воздушной эквилибристики. Он демонстрировал на раскачивающейся трапеции такие трюки, как «копфштейн» и стойку на руках. Следует заметить, что его аппарат— штейнтрапе не был специально утяжелен (это в какой-то мере облегчает на нем работу). Кузнецов приспособил для своей трапеции заднюю ножку обыкновенного легкого венского стула.

Свои трюки артист мог исполнять когда угодно и на чем угодно. Вот тому пример.

В одном из небольших городов Дальнего Востока гастролировали артисты Московской эстрады. Как-то они всей бригадой шли по улице и о чем-то шумно спорили. Неожиданно спор прекратился. Внимание артистов привлекла необычная для них, но типичная для этих мест картина.

По улице шла женщина-кореянка. За спиной у нее при помощи платка был привязан спящий ребенок. На голове она несла объемистую бельевую корзину, загруженную до верху. Кроме того, женщина на ходу вязала спицами шерстяной носок. И шла при этом легко, даже грациозно.

Артисты были восхищены. Кто-то в шутку сказал Кузнецову: «Вот, Володя, универсальная партнерша для тебя»! Кузнецов произнес: «Да, да...» — и побежал вслед за женщиной.

Все громко рассмеялись. Но, завернув за угол, артисты увидели следующее. На траве возле маленького домика с палисадником стояла корзина, на корзине лежал спящий ребенок. Володя, энергично жестикулируя, что-то объяснял хозяйке корзины. Та смущенно улыбалась и согласно кивала головой. Кузнецов подвел ее к заборчику и, увидев товарищей, крикнул: «Смотрите!» Он взобрался на ограду, наклонился оттуда, взялся руками за вытянутые руки женщины, встал головой на ее голову, осторожно оторвал ноги от заборчика, затем отпустил руки «партнерши» и исполнил «копфштейн». Простояли они так довольно долго. Когда товарищи подошли ближе, Володя громко спросил: «Ну как, довольно?» Все хором крикнули: «Довольно!» Кузнецов спрыгнул на землю и пожал кореянке руку. Она вновь привязала ребенка за спину. Кузнецов помог ей поставить на голову корзину, и женщина, все так же смущенно улыбаясь, продолжала свой путь.

Безусловно, эта женщина имела профессиональный навык балансировать на голове тяжелые неподвижные предметы. Акробаты знают разницу между простым грузом и живым весом. Но Кузнецову, обладавшему высокой техникой, ничего не стоило исполнить «копфштейн» на голове у такой «малоквалифицированной» партнерши.

Владимир Кузнецов не только в совершенстве владел эквилибром, но был и великолепным «верхним» в акробатическом дуэте, что встречается довольно редко.

Из многих акробатических комбинаций, которые Кузнецов исполнял со своим партнером «нижним» Сергеем Пискловым, назовем лишь два трюка, которые и для современных акробатов представляют наибольшую сложность.

Исполняя стойку «рука в руку», Кузнецов и Писклов могли пробежать большую дистанцию. Из положения стойки «рука в руку» Кузнецов опускался на горизонтальное равновесие («крокодил») и затем при помощи темпа «нижнего» вновь выходил в стойку на одной руке.

Когда возраст заставил Кузнецова распрощаться с акробатикой, он начал успешно выступать на эстраде как фокусник-манипулятор. И в этот жанр он внес свое.

Обычно фокусники манипулируют предметами. Кузнецов же умел манипулировать... звуком. Исполняя на флейте веселую полечку, он отнимал флейту ото рта, а мелодия все продолжала звучать. Следя взглядом за «летающим» звуком, Кузнецов «ловил» его рукой, зажимая в кулаке. «Пойманный» звук доносился теперь из кулака. Кузнецов слегка разжимал кулак — звук слышался явственней.

Снова сжимался кулак — звук доносился менее отчетливо. Затем Кузнецов «перебрасывал» звук несколько раз из одной руки в другую, и он был слышен то тихо, то громко. «Поймав» звук в последний раз, Кузнецов «отправлял» его в рот, приставлял к губам флейту и, как бы вдувая пойманный звук в инструмент, доигрывал мелодию до конца.

Заканчивал свое выступление Кузнецов следующим фокусом. Он обращался к зрителям со словами :»«Вот вы видели как я работаю с картами. Но в карты я никогда не играю. А если мне бывают нужны деньги, я делаю вот так». После Кузнецова этот трюк никто не повторил.

Кузнецов брал из колоды одну карту, рвал ее на мелкие кусочки, и из этих кусочков появлялись одна за другой денежные купюры. Деньги сыпались на пол. Кузнецов, быстро подбирая их, говорил: «хватит», хитро подмигивал зрителям и убегал со сцены. Этот фокус-шутка всегда имел большой успех. Трюк технически не сложен. Его исполняли потом и другие. Важно было его придумать и искусно «обыграть».

Здесь приведены два трюка, автором которых является Владимир Кузнецов. А их в его репертуаре было много: он виртуозно работал с шариками, картами, платочками.

Иногда за кулисами Кузнецов показывал сценку, которую назвал «Как я собираюсь на концерт». Он расстилал на столе небольшой платочек, клал на него колоду карт, несколько шариков, бутафорский пальчик, завязывал все это в узелок, продевал сквозь завязанные концы платка флейту, клал на плечо и говорил, обращаясь к коллегам: «Я готов. А вы тащите свои чемоданы». Реквизита у фокусника было мало, но мастер он был превосходный.

Владимир Кузнецов — разносторонне одаренный человек. Самые яркие черты его характера — одержимость и влюбленность в свое дело. Во всех жанрах, которыми он увлекался, он добивался значительных успехов. Влюбился в акробатику — достиг высоких результатов. Занялся эквилибристикой — и в этом жанре достиг вершины. Его очаровали фокусы — он стал не только блестящим исполнителем, но и изобретателем новых трюков, что очень трудно сделать в этом древнем жанре.

Артист всегда любил животных. Но заниматься ими у него не хватало времени. Уйдя на пенсию, он наконец смог посвятить свое время им. Дома у Кузнецова появились три обезьянки, три попугая, несколько собачек. Он дрессирует их. Его питомцы часто снимаются в кинофильмах.

В последнее время мы встречались с ним несколько раз в Москве на Птичьем рынке. Почти каждое воскресенье приезжает он туда покупать корм для своих питомцев и посмотреть животных.

Как-то на Птичьем Кузнецов показал на стоявшего рядом с ним человека и обратился к нам:

—    Ну скажите вы ему, как я стоял на руках!

Один из нас достал из бумажника старую фотографию и сказал сомневающемуся:

—    Вы видите, как я стоял на руках? Ну а Кузнецов по сравнению со мной был профессором. И мы у него учились.

С. КУРЕПОВ, И. ФРИДМАН

оставить комментарий

 

 


© Ruscircus.ru, 2004-2013. При перепечатки текстов и фотографий, либо цитировании материалов гиперссылка на сайт www.ruscircus.ru обязательна.      Яндекс цитирования Rambler's Top100