В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ    
 







                  администрация сайта
                       +7(964) 645-70-54

                       info@ruscircus.ru

Советский цирк — лучший в мире

С одной стороны, говорят, что наш цирк — лучший в мире. Не буду по этому поводу спорить. Выступления советских мастеров манежа, но многих странах подтверждают сказанное.

Но, с другой стороны, сколько в нашем цирке слабых номеров: гимнастов, которым давно пора уйти ка пенсию, дрессировщиков с набором стандартнейших трюков, бездарных клоунов, акробатов, не могущих выполнить норм второго спортивного разряда. номера которых в то же время лишены всякой художественности. И сколько жен артистов, которые еще недавно были оркестрантами, продавщицами, бухгалтерами, маникюршами, а сегодня, не имея на это сколько-нибудь серьезных профессиональных оснований. выходят на манеж в качестве ассистенток, а то к артисток! Конечно, здесь нетрудно назвать фамилии, но меня интересует принцип, и я воздерживаюсь от этого.

Почему я об этом пишу? Тому есть причина. С одной стороны, цирки нуждаются в новых высококачественных номерах, и такие номера есть в филармониях, в Москонцерте и Ленконцерте. Для некоторых из этих номеров появление на арене было бы естественно. Немало яркого и своеобразного можно было бы при желании найти в народных цирках, в спортивных кружках. И, главное, среди цирковой молодежи есть люди думающие, творческие, иные из них вполне созрели для того, чтобы создавать принципиально новые произведения циркового искусства или хотя бы демонстрировать выдающиеся цирковые достижения. Без постоянного обновления номеров Всесоюзное объединение государственных цирков как творческая организация существовать не может.

Но, с другой стороны, при элементарном подсчете количества существующих цирков, особенно зимних, и числа действующих номеров, оказывается, что последних вполне достаточно. Более того, и зимние месяцы какие-то номера приходится ставить на простой или искусственно переполнять программы

Какой же здесь выход из положения? Мне он представляется в приведении, по примеру Московской концертной организации, конкурса всех, буквально всех действующих сегодня артистов, вне, зависимости от заслуг и почетных званий. Конкурсная система не нова, она обязательна для всех высших учебных заведений и научно-исследовательских учреждений, где проводится систематически. Через кои курс проходят и доценты, и профессора, и доктора наук, и академики. И если выясняется, что кто-то из них отстал от современных требований, его, естественно, не оставят на должности на следующий срок, хотя в прошлом у него могли быть самые высокие достижения. Драматические и оперные театры, как и эстрада, также пользуются конкурсной системой. И только цирк почему-то решительно избегает ее, хотя при решении вопросов о праве на творческую работу она наиболее приемлема и демократична.

Совершенно очевидно, что следует разработать положение о конкурсе и создать авторитетную конкурсную комиссию. И не надо спешить — пусть конкурс будет продолжаться год или даже полтора года, но за это время все номера должны быть просмотрены Конечно, конкурсная работа повлечет за собой некоторые расходы, но зато и руководство и общественность Союзгосцирка воочию увидят, какими художественными силами они располагают, и сумеют избавиться от негодного, изжившего себя в искусстве, устаревшего. И в то же время, что очень важно, конкурс поможет еще шире от крыть дорогу молодому, ищущему, талантливому. Право, как в старину говорили, такая игра стоит свеч. И сделать это тем более необходимо при условии массового строительства новых цирков.

В самом деле, с одной стороны, выстроены прекрасные цирки-дворцы, каких мир не видел, а с другой стороны, в этих цирках зачастую идут программы, ничем не отличающиеся, в том числе по постановочным решениям, от тех, которые шли и идут в цирках-шапито. Но ведь естественно, что зритель, пришедший в цирк-дворец, пораженный размерами зрительного зала и фойе, количеством света, ждет, что к представление будет показано не такое, какое он видел под брезентовым куполом в парке культуры и отдыха. И когда этого не происходит, он разочаровывается.

Не буду говорить о тех кнопках, нажав которые можно в мгновение ока сменить арену, покрытую кокосовым ковром, на ледяную, а потом — на водяной бассейн. Но буду говорить и о том что некоторые цирки начали приспосабливать для показа водяных феерий, но так и не довели дело до конца. Это разговор сложный, не слишком приятный, и хорошо, если бы он возник на заседании художественного совета. который, кстати сказать, не собирается уже несколько лет

Но вот такое обстоятельство заслуживает внимания. В шапито да и в старых зимних цирках, например в Харьковском, места для зрителей максимально приближены к манежу. Даже тот зритель, который сидит в последнем ряду амфитеатра, оказывается, в общем-то не так далеко от арены. И артист действует, так сказать, в толпе, ни одна деталь его номера не пропадает. В большинстве новых цирков зрители так отдалены от манежа, что контакты между ними и артистами налаживаются с большим трудом. При очень высоком куполе гимнасты и эквилибристы, выступающие на привычной для них дистанции от земли, многое теряют оттого, что у зрителей нет ощущения высоты. Трудно клоунам, особенно тем, чьи антре построены не на остробуффониых приемах, а на соединении гротеска с психологической правдой. Их мимику да и жестикуляцию даже те зрители, которые сидят в середине амфитеатра, различают с трудом. Многие акробатические трюки пропадают их сложность с такого расстояния трудно оценить.

Какой же из сказанного следует вывод? Не строить больших цирков? Конечно же, нет, хотя на основании накопленного опыта, возможно, следовало бы подумать о габаритах тех зданий, которые сейчас только проектируются. Но главное в другом: режиссеры должны решать программы в соответствии с особенностями того здания, в котором идет представление. Надо, чтобы уже при формировании программы было ясно, подходит данный номер к тем условиям, которыми располагает цирк, или не подходит. И еще: имении в таких цирках-дворцах возможны — более того, необходимы — тематические постановки на исторические и современные сюжеты с участием большого числа исполнителей, а также животных и с широким использованием машинерии. То, что феерическое начало таким циркам особенно присуще, доказал Ю. Авьернно, иллюзионный номер которого великолепно принимался в новом Московском цирке на Ленинских горах.

Но опять-таки, с одной стороны, цирковых режиссеров вроде бы много и количество их увеличивается, а с другой — режиссеры, за малым исключением, не обращаются за последние годы к постановкам сложных тематических представлений, хотя в прошлом в цирках, для этого гораздо менее приспособленных, такие представления шли (назову хотя бы «Москва горит» Вл. Маяковского). Мало того, сейчас нередко можно увидеть представления, режиссерски вообще никак не решенные: просто набор номеров, расставленных по шаблонному порядку, как их мог бы расставить любой инспектор манежа. Но тогда при чем здесь режиссер?

Вероятно, трудности составления программ определяются еще и тем, что многие цирковые жанры не представлены у нас достаточно широко и разнообразно. Так, с одной стороны, клоунов вообще-то много, но. с другой, таких, кто бы обращался к сатире, к злобе дня, к публицистике, почти нет. Великолепные традиции А. Л. и В. Л. Дуровых, Бим-Бом, братьев Таити, братьев Кольпетти, Альперова и Мишеля почти исчезли с наших арен. Несмотря на то, что артисты М. Шаров и Г. Наджаров по форме своих номеров, вероятно, ближе к эстраде, они делают доброе дело — несут зрителям живое, современное слово, и такое направление в нашем цирке непременно надо поддерживать.

Нельзя также не обратить внимания на весьма ограниченное число комико-музыкальных номеров, хотя они весьма характерны для цирка. Правда, среди них есть первоклассные: Е. Амвросьева и Г. Шахини, Г. и Л. Отливанник, Ростовцевы, но сколько откровенно слабых и по исполнению и по репертуару! Многим из таких номеров не хватает выдумки, юмора, актерской игры. А то, что публике особенно нравятся те произведения циркового искусства, в которых сложнейшие трюки соединяются с актерским мастерством, доказывает хотя бы знаменитый «Медвежий цирк» под руководством В. Филатова. Здесь показывают чудеса дрессировки, и в то же время сколько в выступлении этого цирка веселого, остроумного, неожиданного, как удивительно, будто с равными партнерами, обращается Филатов со своими питомцами!

Или номер эквилибристов с першами В. Корсеева и Е. Мареева. Обычно представители этого жанра стремятся подчеркнуть трудность показываемого: В этом же случае номер стал веселой и непосредственной игрой, хотя артисты и демонстрируют весьма сложные трюки. Самой высокой оценки заслуживают прыгуны на батуде Беляевы их номер включает задор соревнований. моменты русской пляски, комический полет в воздухе и удивительные по мастерству прыжки. Хотелось бы, чтобы подобных игровых номеров было побольше, но для этого непременно следует повышать актерскую культуру, уровень актерского мастерства.

Итак, с одной стороны, артисты стремятся к поискам новых приемов и трюков, к созданию новых оригинальных произведений. Многих представителей хищников кошачьих пород собрали в клетке В. и М. Запашные, и, работая с этими животными, они добились поразительных результатов, неизвестных ранее в практике мирового цирка. Как лирическую сценку, включая в нее акробатику и гимнастику. решают номер с дрессированными львицами В. и Л. Шевченко. И это тоже принципиально новое слово в работе с хищниками. Большую группу яков демонстрирует Виталий Тихонов, со спин этих животных немецкие овчарки выкручивают сальто-мортале. Артисты В. и В. Аверьяновы создали удачный номер, соединяя мастерскую игру в бадминтон с акробатическими и комическими трюками. Поразительных технических результатов, помноженных на актерскую выразительность, добилась труппа эквилибристов под руководством Л. Костюка. Можно назвать и ряд других первоклассных цирковых номеров.

Но, с другой стороны. нередко встречаются номера слабые, банальные, лишенные хоть какой-нибудь новизны. исполняемые ремесленно, без вдохновения, а это значит — нехудожественно.

Короче говоря, с какой стороны ни подходить, нужно, очень нужно провести смотр-конкурс всех цирковых номеров, отсеяв слабые и бесперспективные, помогая тем исполнителям, кому помощь может пойти на пользу. Ну а что касается лучших номеров, то они при условии такого конкурса сами обнаружатся. И кто знает, возможно, среди них окажутся и такие, о которых не только широкая публика, но и работники Союзгосцирка не очень-то осведомлены.

Ю. ДМИТРИЕВ

оставить комментарий

 

 


© Ruscircus.ru, 2004-2013. При перепечатки текстов и фотографий, либо цитировании материалов гиперссылка на сайт www.ruscircus.ru обязательна.      Яндекс цитирования Rambler's Top100