Старики везде у нас в почете - В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ
В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ    
 







                  администрация сайта
                       +7(964) 645-70-54

                       info@ruscircus.ru

Старики везде у нас в почете

Они действительно старые люди, каждому за семьдесят. Позади трудная и радостная творческая жизнь. Но они и сейчас полны энергии, принимают активное участие в общественной деятельности, а сознание того, что жизнь прожита хорошо, что вложен пусть небольшой, но свой камень в строительство советской культуры, делает их теперешние дни радостными.

НИКОЛАЙ ГОЛЯДЗЕ

В юности Николай Иванович Голядзе не собирался становиться цирковым артистом. Привлекала научная деятельность в области истории или филологии. Свидетельством этих увлечений служит собранная им дома в Сухуми прекрасная библиотека.

Но желание — одно, а жизнь часто распоряжается по-своему. Его отец Вано Голядзе вместе с клоуном Алексеем Цхомелидзе, наездницами Валентиной, Кларой и Тамарой Гамсахурдия, атлетами Мишико Мачабели и Аполлоном Старошвили стояли у истоков грузинского цирка. У отца был прекрасный номер — эквилибристика на проволоке, он первый поехал по проволоке на велосипеде. При этом проволоку натягивали высоко, под самым куполом, а лонж во время представлений тогда не признавали. В заключение же номера артист по косой проволоке съезжал на велосипеде на манеж.

Николаю Ивановичу пришлось выйти на манеж в раннем детстве. Едва лишь мальчику исполнилось три года, ему сшили клоунский балахончик, и он по мере сил начал помогать отцу.

Ну а потом обычная жизнь циркового ребенка: репетиции, выступления, упаковка и распаковка багажа, переезды. Ученая карьера, о которой мечтал, становилась синей птицей, прекрасной, но которую никак нельзя было поймать.

И тогда Голядзе-младший решил: уж коли оставаться в цирке, а он его все больше притягивал, то с номером, непохожим на другие, пусть очень трудным, но зато впечатляющим. И после раздумий, советов с отцом, решил остановиться на номере «Эквилибр на вольностоящих лестницах».

Когда Голядзе решил создать такой номер, то в этом жанре работал только В. Феррони. Поднявшись и оплетя верхнюю ступеньку правой ногой, артист в таком положении поворачивал лестницу в разные стороны и еще при этом играл на трубе.

Номер Голядзе выглядел так: на манеже устанавливался пьедестал, от него две довольно широкие рейки шли к другому пьедесталу, повыше, еще две рейки вели к третьему, более высокому пьедесталу, который находился по отношению ко второму под прямым углом.

Голядзе балансировал на лестнице, находясь на нижнем пьедестале, затем поднимался по рейкам, передвигая движениями тела лестницу на второй пьедестал, а оттуда на третий. И демонстрировал все это с партнером, стоящим у него на голове. Позже Голядзе умудрялся носить на голове колонну из двух человек. Трудно даже представить, каким чувством баланса надо было обладать. Что касается верхних, то сначала эту роль исполнял Павел Ниссенбаум (в афишах писали Ник и Павли), а потом сестра Виктория Голядзе. Выступал Голядзе и с большим количеством человек, но номер, исполняемый вдвоем, мне нравился больше.

Когда в цирке появляется новый эффектный номер, естественно, ему стараются подражать, но то, что делал Голядзе, было так сложно, что смельчаков оказалось немного. Только родственники со стороны матери — Минины, да еще итальянцы Распини пытались сделать нечто подобное. Но уровня Голядзе они все-таки не достигли.

А он много лет гастролировал со своим номером в цирках страны, побывал с ним в Китае, Румынии, Иране, Болгарии, Югославии, получил почетное звание народного артиста Грузинской ССР. И дети его — Светлана, Тамара, Рафаэле, Багратион — стали цирковыми артистами. И внук — артист, участник номера эквилибристов на шаре под руководством Б. Газаряна. Вот какая это династия — Голядзе.

ЛЕОНИД ФАЛК

Немного осталось москвичей-старожилов, помнящих, что один из районов Сокольников назывался когда-то Старым гуляньем и там до середины двадцатых годов действовали летом два, а то и три балагана (народных театра — как их называли). Один из них неизменно принадлежал X. Б. Фалку, привезшему из-за границы аппаратуру и теперь показывающему фокусы. Но до этого он был артистом, как говорится, на все амплуа. И сына начал приучать к выступлениям с самого раннего возраста. В 1912 году в возрасте пяти лет Леонид Фалк вышел на манеж гуттаперчевым мальчиком, потом стал участником икарийских игр. А дальше был акробатом-прыгуном, и эквилибристом, и клоуном, действовавшим в маске Чарли Чаплина.

В двадцатые годы, когда Леонид Фалк ушел от отца, с работой было далеко не просто, и он записался на биржу труда. Вместе с еще двумя молодыми людьми сделал воздушный номер на рамке. Назвали они себя, как тогда было принято, звучным именем Вейланд. Но директора частных цирков, как и хозяева балаганов, предпочитали брать исполнителей без всякого официального оформления, не обращаясь на биржу. Не надо было при этом платить налог в профсоюз, да и зарплату можно было предложить меньшую.

Что оставалось делать? Работали летом по садам, иногда прикрепляя аппарат к деревьям. Устраивали их контракты и с кинотеатрами, в которых они выступали перед сеансами. Зимой они попадали и в цирки. Но это были не нынешние дворцы, а деревянные сараи. Их отапливали печами, а в гардеробных, где часто и жили, ставили для тепла керосинки. На них же варили обеды. А из города в город переезжали в товарных вагонах, вместе с животными и реквизитом.

Теперь страшно даже вспомнить, в каких условиях работали артисты в частных цирках или цирках, принадлежащих организациям вроде «Друг детей» или Вольная пожарная дружина. Но вот что существенно: и там репетировали, создавали новое, иногда ссорились, бывало, что завидовали успеху коллег, но часто и помогали друг другу при создании нового номера или особенно трудного трюка. В таких маленьких цирках начинали свой путь и Ю. Дуров-старший, и А. Кисс, и В. Беляков, и В. Лисин, и Б. Эдер, и многие другие премьеры манежа, вошедшие в его славную историю. Среди них находился Фалк.

С середины тридцатых годов Фалк работал на эстраде, а всю войну провел в действующей армии, имеет боевые награды.

Брат Леонида Фалка также выступал на эстраде и в цирке. Его акробатический номер с палками, которые два нижних партнера держали на плечах, в то время, как верхняя демонстрировала на них сложные акробатические экзерсисы, пользовался успехом. А сейчас он выступает с номером, в котором использует свет, цвет и музыку. Сын Леонида Фалка пришел на эстраду, он один из солистов на весь мир прославленного танцевального ансамбля «Березка».

КОНСТАНТИН ЯРЦЕВ

Константин Николаевич Ярцев пришел на эстраду, так сказать, совсем с другого конца. В 1930 году он закончил Театральную студию имени М. Н. Ермоловой, на базе которой вырос театр имени великой артистки. Позже он работал в драматических театрах, играл хорошие роли. Ему посчастливилось сотрудничать с такими выдающимися режиссерами, как А. Я. Таиров, А. Д. Попов, Ф. Н. Каверин, И. М. Туманов.

Особое значение имело то, что Ярцев до войны входил в труппу Московского рабочего художественного театра (МРХТ). И вот почему: этот театр прежде всего ориентировался на рабочую аудиторию, стремился, утверждая реалистическое искусство, соединить в своих спектаклях психологизм Художественного и бытовизм Малого театра. И, работая в этой труппе, Ярцев с особенной силой почувствовал, как важно, чтобы искусство ориентировалось на самую широкую демократическую аудиторию. В его дальнейшей деятельности это сознание сыграло положительную роль.

В годы войны Ярцев руководил входящим в систему Всероссийского Театрального Общества фронтовым театром «Искра». Поставил в нем концертную программу и спектакли «Раскинулось море широко» В. Вишневского, А. Крона и В. Азарова, «Даму-невидимку» Кальдерона и «За тех, кто в море» Б. Лавренева. Выступая перед солдатами, Ярцев чувствовал, понимал, как может быть важно искусство, рассчитанное на самую широкую аудиторию, и какие перед ним раскрываются перспективы.

После окончания войны он не вернулся в театр, а начал, сначала под руководством Туманова, а потом самостоятельно, ставить массовые представления во дворцах спорта, на стадионах и на площадях.

Конечно, сюжетные массовые представления имели в советском искусстве Ярцев поставил в Элисте, оно посвящалось 350-летию добровольного вхождения Калмыкии в Россию. Представление проходило на стадионе, в нем действовали артисты местных театров, физкультурники, пионеры. Перед зрителями проходили эпизоды истории калмыцкого народа, его борьба за национальное и социальное освобождение.

Далее, в дни чувашского искусства в Москве Ярцев принял участие в организации и постановке в Кремлевском театре концерта чувашских артистов. Участвовал он в днях России, проводимых в Украинской ССР, а также в организации концерта таджикских артистов на сцене Большого театра Союза ССР в 1957 году.

Не будем называть другие постановки этого режиссера: концерты, массовые празднества. Их насчитывалось немало.

Скажу только вот о чем: праздничный концерт или представление на стадионе — это большая форма эстрадного зрелища и здесь, особенно если речь идет о национальной декаде, необходимо выявить через музыку, костюмы, манеру поведения исполнителей, национальную суть тех или других народов, но не абстрагируясь, а стремясь показать людей нашего времени, представителей социалистической нации. Эта задача стоит перед режиссером, и его мастерство, талант традицию. Напомню, что в годы гражданской войны они шли в разных городах, но с особым успехом в Петрограде. В них рисовались события революционной борьбы и победы пролетариата. В подобных спектаклях, рассчитанных на десятки тысяч зрителей, участвовали сотни, а то и тысячи исполнителей, оркестры, хоры, воинские части. Но с середины двадцатых годов эта традиция оказалась прерванной, многое приходилось решать заново.

По убеждению Ярцева, подобные представления прежде всего должны быть героическими и оптимистическими. Впервые подобное представление прежде всего определяют идейно-художественный уровень идущего представления.

Кроме того, следует так построить действие, чтобы оно развивалось по нарастающей, все больше заинтересовывало смотрящих, увлекало их. И чтобы идея обязательно раскрывалась художественными приемами, а не оказывалась тенденцией, прилепленной как бы сбоку. Все это знал и умел претворять в практику Константин Николаевич Ярцев, поэтому мы его и определяем как подлинного эстрадного режиссера.

Ю. ДМИТРИЕВ

оставить комментарий

 

 


© Ruscircus.ru, 2004-2013. При перепечатки текстов и фотографий, либо цитировании материалов гиперссылка на сайт www.ruscircus.ru обязательна.      Яндекс цитирования