В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ    
 







                  администрация сайта
                       +7(964) 645-70-54

                       info@ruscircus.ru

Строки, записанные на Кубе

В конце прошлого 1962 г. года группа артистов советского цирка побывала с гастролями на Кубе. В составе группы были: народ­ные артисты РСФСР О. Попов и В. Фила­тов, заслуженные артисты РСФСР П. Чернега и С. Разумов, канатоходцы Цовкра под руководством народного артиста РСФСР и Дагестанской АССР Рабадана Абакарова, прыгуны под руководством за­служенного артиста РСФСР В. Довейко, жонглеры под руководствомг заслуженно­го артиста РСФСР И. Хромова, турнисты Николаевы, вольтижеры Солохины, воз­душные гимнастки Бубновы, акробаты Р. Касеев и Р. Манасарян, дрессировщица В. Ольховикова, пластический этюд А. Пчельникова.

Выступление в окопах на КубеНа фото. Выступление в окопах

Ниже мы публикуем впечатления арти­стов о поездке.  Первое утро в  Гаване... Проснув­шись,   мы поднимаем  шторы на окнах  отеля   и   замираем   пора­женные. С девятнадцатого этажа, как на ладони, видна набережная. Море — у   берегов   зеленое   от   водорослей, дальше — голубое,     еще     дальше — темно-синее.   Город   белый,   розовый, залит лучами янтарного  солнца. Нас, артистов, поместили в отель «Ривьера». Построенный три года на­зад, он великолепен; в современном стиле, из белого и голубого камня. Есть бассейн, ведь в море купаться запрещено, потому что близко к бе­регу подходят акулы, скаты и дру­гие морские хищники. Очень жарко, на небе ни облачка, но сейчас купать­ся некогда — мы торопимся увидеть город.

Лучше всего осматривать город с памятника Хосе Марти. Из белого мрамора, сидит в задумчивой позе Хосе Марти с устремленным вдаль взглядом; около него светло-серый обелиск высотой в сто сорок один метр. На вершину обелиска можно подняться на скоростном лифте, и перед глазами откроется панорама Гаваны, утопающей в зелени тропи­ческих растений и лучах горячего солнца. Красив район Ведадо, где располо­жен и наш отель «Ривьера». Гид объяснил нам, что «ведадо» значит «запрещено». Раньше этот район был заселен  только   богатыми   кубинцами и   иностранными   туристами.   Теперь он   доступен   всем.

В один из вечеров корреспондент «Правды» Тимур Гайдар предложил прокатиться, посмотреть на вечер­нюю Гавану. Заехали в Советское посольство. Как раз там находился Фидель Кастро. Мы стали ждать, надеясь, что увидим его. Вот он по­явился. Посол А. Алексеев предста­вил нас. Фидель радостно закивал головой, сел в кресло и принялся рас­спрашивать о цирке, о том, как понравилась Гавана, сказал, что кубинцы с нетерпением ожидают на­ших гастролей. Фидель был настолько обаятелен и так заразительно смеялся, когда мы ему рассказывали о мед­ведях Филатова, что просто не вери­лось, что это национальный герой, вождь революционной Кубы. Перед нами сидел человек в военной форме с расстегнутым воротом, берет он по­ложил на стол. Высоко закинув одну ногу на другую, он держал во рту неизменную сигару. В нашем вообра­жении Фидель казался гораздо выше и плечистее, чем был на самом деле. Непосредственный, с черными живы­ми глазами, тонкими загорелыми кистями   рук...

— А     что,     если, — спросил     Фи­дель, — научить медведя заводить мотоцикл? Пусть нажимает на педаль и садится за руль, это будет оригинально,  не  правда  ли?

Фидель говорил по-испански, а Алексеев переводил. Фидель непре­менно обещал прийти посмотреть со­ветский цирк и спросил, когда мы начнем гастроли.

— Неизвестно, нет еще багажа, — ответили мы.

Фидель объяснил, что багаж, вер­нее пароход, не пришедший в срок, уже разыскивают. Мы попросили его подписать на память фото, и он с удовольствием это сделал, встав у стола на одно колено. Затем, поже­лав нам «бойнес ночес» — спокойной ночи — и хорошего отдыха в Гаване, ушел, и мы долго находились под впечатлением встречи с этим обая­тельным, простым человеком. Еще раз мы увидели его и других членов Кубинского правительства 7 ноября на приеме в Советском по­сольстве, где был и А. И. Микоян. Побывав в кино, мы снова убедились, что народ страстно любит своего вождя. Когда на экране появлялся Кастро, в зале раздавались аплоди­сменты и выкрики: «Керидо Фи­дель!» - дорогой Фидель.

Прогулка  по ГаванеНа фото. Прогулка  по Гаване

22 октября, вечер. Только что про­слушали заявление Кеннеди о блока­де Кубы. На другой день по радио и телевидению выступил Фидель Кастро. — «Народ Кубы знает, какую судьбу он избрал для себя, мы спо­койно и уверенно смотрим в глаза опасности, нависшей над нашей Ро­диной, но мы никогда не отступим от своих идей, и мы никогда не будем побеждены», — сказал он. За одну ночь изменился облик го­рода. Перед нашим отелем появилась зенитная артиллерия. На набереж­ных и улицах строились укрытия. В гостинице, где мы жили, на этажах, было установлено дежурство наших артистов-мужчин вместе с кубинца­ми, чтоб предотвратить вылазки контр­революционеров. Газеты полны сооб­щений о решимости народа Кубы защищать свою родину до последней капли крови. Находясь в эти тревож­ные дни на Кубе, мы были горды за свою родину, за свой народ, не оста­вивший в беде революционную Кубу и оказавший ей необходимую помощь и поддержку.

«Семь дней на грани войны» — так газеты называли прошедшую неделю. Отработав на производстве, люди на­девали военную форму и шли охра­нять учреждения, заводы.  В эти дни по радио часто можно было услышать Героическую симфо­нию Бетховена, Седьмую симфонию Шостаковича, Пятую — Чайковского. Неожиданно прерывалась музыка, и раздавался торжественный голос диктора: «Куба Революсьон, Куба Со­циалиста, Куба — свободная территория Америки! Патриа о муэрте! Венсаремос!» И снова гремела музыка.

Бассейн отеля «Ривьера»На фото. Бассейн отеля «Ривьера»

Наши  гастроли заканчивались. 29 ноября, но по личной просьбе Фи­деля Кастро представления пролон­гировали еще на две недели. В стране проходила демобилизация, и те, кто находился в окопах, тоже должны были увидеть советский цирк. Первого декабря возобновились спектакли в переполненном, вмещаю­щем четырнадцать тысяч человек зале. Зрители были еще горячее и эмоциональнее, чем раньше. Среди них находились президент Дортикос и Рауль Кастро. «Быть образованными — значит быть свободными». Так говорят ку­бинцы. Нам удалось побывать в боль­шом школьном центре Гаваны, где уже сейчас учится много детей, а бу­дет обучаться около двадцати тысяч. Школьный центр расположен в квар­тале «Либертад». Раньше там раз­мещалась военная казарма «Колум­бия», главный штаб батистовских войск. Теперь здесь Министерство просвещения. Нет больше солдатских казарм, есть светлые школьные го­родки, в которых раздается звонкий смех   детей.

Гастроли подходят к концу. 11 де­кабря последнее представление. За это время спектакль посмотрели око­ло миллиона зрителей. В Гаване похолодало. Кубинцы го­ворят, что они не помнят такого «холода»: 12—15 градусов тепла! Дует крепкий северный ветер, волны с грохотом разбиваются о каменную ограду набережной. Иногда снопы воды перебрасываются через парапе­ты и преграждают путь пешеходам и  мчащимся   автомашинам. Немного грустно расставаться с Га­ваной, которую мы полюбили, и с кубинцами, с которыми мы подружи­лись за эти 65 дней.

Астолуэга, Куба! До свидания, Ку­ба! Мы не говорим «прощай», потому что хотим еще раз побывать в этой чудесной стране.
 

Ю. ОСТРОВИНСКАЯ, воздушная гимнастка

Журнал Советский цирк. Март 1963 г.

оставить комментарий

 

 


© Ruscircus.ru, 2004-2013. При перепечатки текстов и фотографий, либо цитировании материалов гиперссылка на сайт www.ruscircus.ru обязательна.      Яндекс цитирования Rambler's Top100