В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ    
 







                  администрация сайта
                       +7(964) 645-70-54

                       info@ruscircus.ru

Сын Великого клоуна

В день столетия В. Л. Дурова нель­зя не вспомнить его сына Влади­мира Владимировича. Это был молодой талантливый цирковой ар­тист, умерший в 1912 году от тубер­кулеза.

Владимир Лео­нидович Дуров был неплохим худож­ником. В свободное время от вы­ступлений в цирке он занимался жи­вописью и лепкой. Мы публикуем часть его работ — автопортрет и дружеские шаржи на писателя А. Куприна и циркового математика Арраго.На фото. Мало кто знает, что Владимир Лео­нидович Дуров был неплохим худож­ником. В свободное время от вы­ступлений в цирке он занимался жи­вописью и лепкой. Мы публикуем часть его работ — автопортрет и дружеские шаржи на писателя А. Куприна и циркового математика Арраго.

Владимир Владимирович, как и его отец, широко использовал в сво­их выступлениях на арене острое ору­жие политической сатиры. Он показал себя смелым борцом с самодержа­вием даже в тяжелые годы реакции, после поражения первой русской ре­волюции. Об этом, в частности, сви­детельствуют документы, хранящиеся в Николаевском областном архиве о выступлениях В. В. Дурова в 1907 го­ду в местном цирке.

Вот текст рапорта николаевского полицмейстера генерал-губернатору, датированного 21 мая 1907 года: «19 сего мая гастролирующий в цир­ке Эрдтмана Владимир Владимиро­вич Дуров, исполняя свой номер в первом отделении представления, продекламировал несколько нецензурных стихотворений, содержание коих было направлено исключительно против высших административных должност­ных лиц, сказал следующее: «Я хочу вам рассказать, как министры управ­лять шли. Первый Трепов-генерал в управление вступал; у него один за­кон, что ни слово, то патрон — знай, пли!». Затем в этом же стихотворении критиковал деятельность бывших ми­нистров Витте, Дурново и других. Заканчивая одно из стихотворений, насколько успели заметить дежурив­шие чины полиции, сказал: «Но в конце концов народ всех министров с   мест   попрет».

Далее Дуров, вызвав из-за кулис рыжего клоуна, спросил его, знает ли он, что значит амнистия, и когда тот, указав на стоящих у входа в цирк чи­нов полиции, сказал, что он боится говорить, так как стоит полиция, то Дуров ответил: «А я полиции не бо­юсь и скажу: амнистия — это перевод из Петропавловска в Шлиссельбург». Вышесказанными словами Дуров вы­звал  в публике сильное волнение и не­истовые крики восторга, а кто-то из бывших на галерее даже крикнул: «Долой самодержавие! Ура, Дуров!». На это Дуров ответил публике, что в следующих номерах отделения он ска­жет еще что-либо почище и похуже. Донося о вышеизложенном, с пред­ставлением переписки и тетради разрешенных Дурову стихотворений, прошу наложить на Дурова административное взыскание по усмотрению с воспрещением ему представлений в Николаеве как теперь, так и в бу­дущем до снятия военного положения.

Полицмейстер Подгорный». Материалом для рапорта полицмей­стера губернатору послужил прото­кол полицейских, дежуривших в цир­ке. Кое-что из этого протокола полицмейстер опустил, например такие под­робности: «На одном из следующих отделе­ний Дуров собирался выпустить штук 30—40 кошек и объявить, что это изображает роспуск Государственной Думы, ввиду чего дальнейшие выходы Дурову были запрещены. В Третьем отделении, когда вместо Дурова вышел другой артист, публи­ка в течение получаса кричала, тре­буя   выхода   Дурова». По рапорту полицмейстера времен­ный военный губернатор Николаева вынес такое постановление:

«Николаевский полицмейстер ра­портом от 21 мая за № 16553 донес, что на представлении гастролирую­щего в Николаеве цирка Эрдтмана 19 сего мая один из артистов, Влади­мир Владимирович Дуров, позволил себе произнести в прочитанных им нецензурованных стихотворениях не­уместные выражения по адресу выс­ших правительственных учреждений, чем вызвал со стороны некоторой части публики, бывшей в цирке, зна­чительное волнение и демонстратив­ные крики. Признавая поэтому даль­нейшее пребывание Владимира Дуро­ва в городе Николаеве безусловно вредным для общественного спокой­ствия и государственного порядка, постановил: воспретить ему житель­ство в пределах временного Нико­лаевского военного губернаторства на основании п. 16 ст. 19 прилож. к ст. 23 Общ. учр. губ. т. II суд. 1892 го­да на все время продолжения воен­ного положения в г. Николаеве. Исполнение настоящего постанов­ления возложить на Николаевского полицмейстера, предписав ему о по­следующем донести.

Генерал-майор   Ступин».

И Владимир Владимирович Дуров был выслан полицией из г. Николаева. А.


ЖУРАВЕЛЬ,член  совета  содействия   Нико­лаевского  областного  краевед­ческого музея

Журнал Советский цирк. Июнь 1963 г.

оставить комментарий

 

 


© Ruscircus.ru, 2004-2013. При перепечатки текстов и фотографий, либо цитировании материалов гиперссылка на сайт www.ruscircus.ru обязательна.      Яндекс цитирования Rambler's Top100