В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ    
 







                  администрация сайта
                       +7(964) 645-70-54

                       info@ruscircus.ru

Тот, кто получает пощечины

Завтра я иду в цирк. Скорее наступай, завтра!

Это, неверно, чувствовал человек с душой измученной, истосковавшейся по радости, загнавший сам себя во мрак, в угол, запутавшийся в сложных извивах внешней и внутренней неулаженности.

Сесть в кресло, положить руки на подлокотники... Погаснет свет, заиграет музыка... И в луче прожектора, в музыке возникнет ясность и чистота... Красивое — нарядно и красиво, смешное — открыто смешно, трудное — преодолимо, нет путаницы, нет обмана, нет проклятых иносказаний, которые каждый день создаешь сам, от которых так устал...

Мне кажется, отношение к цирку — в какой-то степени мерило душевного и интеллектуального богатства человека. Богатства или бедности, на бедность тоже нужно мерило, у нее есть свои градации.

Ах, жизнь, тоска по черному и белому, блуждание в полутонах, неизбывное стремление к простоте — и яростная битва за нюансы, за еле слышные звуки, за невидимые глазом волоски, на которых и держится душа, поиск истины в темноте, на свету, в смутном сиреневом рассвете...

Леонид Андреев любил цирк.

Большой талант, нелегкий характер, сложный и пристальный подход ко всему, как будто бы самому простому... Работать писателем вообще не просто, а с этими качествами не просто и работать и жить.

И в этой мучительной путанице, как луч прожектора на круглом манеже, — клоун! Фигура, которая вся открыта и вся защищена броней своей открытости.

«Тот, кто получает пощечины...».

Казалось бы, что может быть примитивнее и пошлее клоуна, который веселит публику тем, что получает пощечины? Но что такое публика? Это то общество, в котором и жил герой андреевской пьесы. Жил, неся этому обществу все силы своего ума и сердца, искренне стараясь достойно прожить в этом обществе свою единственную неповторимую жизнь. Но на каждую улыбку — оскорбительная гримаса, на добро — зло, на доверие — обман, предательство... И тогда, после тоски, смятения, горечи, усталости, приходит спасительная мысль, странный и в то же время единственный выход — прочь из этого общества, основанного на фальши, подмене истинных ценностей мнимыми, общества, перемалывающего личность, лишающего ео права существования; права отстаивать это существование! Туда, где все истинно и открыто, где можно надеть маску, но не подменить этой маской себя и в то же время под защитой этой маски иметь возможность бороться, протестовать. В цирк!

И уж если это общество, в котором я пытался жить, которому пытался служить верой и правдой, награждало меня одними пощечинами, что ж — я стану клоуном и амплуа мое будет итог, кто получает пощечины»... Но еще посмотрим, кто, по сути, будет получать эти пощечины, господа!

Так, примерно, можно изложить основную мысль пьесы Леонида Андреева «Тот, кто получает пощечины».

Премьера пьесы состоялась а 1918 году в Москве. В 1916 году ее поставил Александринский театр в Петрограде.

С тех пор эта пьеса — одна из самых популярных андреевских пьес — ставилась во многих театрах страны и за рубежом, по ней снимались фильмы (в том числе в Голливуде), была создана опера.

Сейчас спектакль «Тот, кто получает пощечины» идет на сцене Центрального театра Советской Армии в постановке М. О. Кнебель.

Леонид Андреев — сложная фигура в русской литературе, классовые его идеалы не были ясны, он путался и метался в своих идейных устремлениях до конца жизни. Но, создавая образ Тота, он, может быть даже помимо своей воли, протестовал, увлекал на борьбу с тем, с чем не мог мириться умный и честный человек. И обращение в этих условиях его героя к профессии клоуна точно и оправданно. Эта профессия дает возможность в непосредственном общении со зрителем, под видом шутки, в невинных, казалось бы, клоунских репризах говорить обличительную правду.

Да, конечно, уход Тота в цирк несет в себе и некий «надрыв» — довести унижение до апогея, перевести его из закамуфлированной в некую прямую форму, конкретизировать. Но это и означает вступить в войну с этим обществом, получить возможность под маской шута срывать маску с тех, кто благополучно скрывается под нею. И партер приходит в ярость от клоунских реприз Тота, в бессильную ярость — клоун, который получает пощечины, сильнее их, он насмехается над ними, он обвиняет их — такова общественная значимость этой веселой, этой трудной профессии.

Спектакль Театра Советской Армии решен как бы в двух планах — реалистически бытовом и философском. Тонкий и наблюдательный художник, Леонид Андреев стремился точно и достоверно изобразить своеобразный быт цирка. Театр продолжил эту линию писателя. Но главное — это философский аспект пьесы, так удивительно сочетающийся с мелодраматичностью ее сюжета.

Горькие и грустные размышления писателя о жизни, о неизбежном столкновении незаурядной личности с обществом вложены в уста клоуна, в его слова и мысли; камерный, отгороженный от окружающей среды быт цирка с его собственными канонами и мерками создает чистый фон для раскрытия трагического образа клоуна — жертвы общества, основной чертой и основным способом существования которого была несправедливость.

Тот все-таки не смог победить. Тот умер... «И ушло из мира огромное человеческое сердце. И наступила тишина...»

Но пока он жил, он нес в себе высокое стремление к торжеству достоинства человеческой личности. И самой смертью своей он в последний раз поднялся над теми, кто хотел уничтожить это достоинство, в последний раз бросил им вызов.


ИРИНА МАЗУРУК

оставить комментарий

 

 


© Ruscircus.ru, 2004-2013. При перепечатки текстов и фотографий, либо цитировании материалов гиперссылка на сайт www.ruscircus.ru обязательна.      Яндекс цитирования Rambler's Top100