В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ    
 







                  администрация сайта
                       +7(964) 645-70-54

                       info@ruscircus.ru

Трудный путь к успеху Михаила Егорова

Спросите любого циркового артиста, умеет ли он стоять на руках? Тот либо обидится, либо встанет на руки. В цирке попросту нет человека, который бы не умел стоять на руках.

Легко себе представить, какими профессиональными да и моральными качествами должен обладать исполнитель, который из всего многообразия жанров арены решил избрать амплуа стоечника.

История развития партерной эквилибристики знает немало номеров этого плана. Однако в большинстве случаев их исполнители уступали зарубежным коллегам. В 30-е годы в нашей стране гастролировал японец Шино-Мотто, по единодушному признанию знатоков, он был «королем» соло-эквилибристов. Шино-Мотто безукоризненно выходил жимом в стойку как на правую, так и на левую руку. Его «коронным» трюком были поразившие тогда всех прыжки на одной руке.

Вполне понятно, когда на цирковых афишах появилось имя соло-эквилибриста Михаила Егорова, у многих это вызвало ироническую улыбку. Небольшого роста, внешне неприметный, он прежде в профессиональном мире был известен лишь как участник группового номера Вил-ларс-Никитас «Люди-лягушки». И вдруг Егоров — соло-эквилибрист. Правда, в выступлении труппы Вил-ларс-Никитас всегда привлекал внимание озорной «лягушонок», который энергичнее всех бегал на руках, уве-ренно ходил на высоких ходулях, опираясь на них руками, ухитрялся прыгать на одной руке, удерживая на себе партнера (лилипута). Но одно дело работа в групповом номере, да еще в экзотической маске, другое дело выступать одному, без привычного антуража. Егоров решился.

Сложность трюков, освоенных им, превышала то, что видели у знаменитого Шино-Мотто. А артист все репетировал и репетировал. Дня ему не хватало. Цирковым сторожам повезло: они были первыми свидетелями рождения его трюков и, видимо, поэтому беспрепятственно пропускали эквилибриста в неурочное время в цирк, тайком включали для него свет. Егоров стремился к рекордным достижениям. Лишь когда в его репертуаре появились никем еще не исполняемые трюки, он решил показать свой номер.
Первое выступление. В конце его жидкие аплодисменты — публика осталась равнодушна, да и коллеги встретили дебют молодого артиста холодно. В подавленном состоянии Егоров скрылся в гардеробной. В чем дело? Казалось бы, что ни трюк, то «ах!», а ожидаемого эффекта не было.

В тот вечер к нему пришел известный эквилибрист В. Мирославский.

Он похвалил стремление Егорова достигнуть совершенства в исполнении сложных трюков, но тут же подчеркнул — этого недостаточно, чтобы стать подлинным артистом. И продолжал развивать свою мысль. Несколько трюков, пусть и очень сильных, еще не номер. Трюки должны иметь определенный характер, выражать определенную идею, нести в себе образное начало. Этого как раз и нет в выступлении молодого эквилибриста. Не сразу, но Егоров понял, что критика в его адрес справедлива. В то время, по его собственному выражению, «технического мастерства был вагон, а вот артистичности — маленькая тележка».

Начались усиленные поиски выразительных средств. Как-то раз на репетиции с ним заговорил режиссер Ленинградского цирка Ю. Юрский: «В трюке актер должен быть наиболее выразителен. Вот вы, казалось бы, улыбаетесь, а глаза злые». И речь снова пошла о том же: мало просто исполнять трюки, необходимо, чтобы они несли мысль. Скажем, артист передает зрителям радость от преодоления трудностей. Егоров стремился уйти от голого трюкачества к истинно художественному исполнению номера. Для этого потребовалось расстаться с некоторыми трюками, которым было отдано много сил и времени. Предстояло  отобрать именно те,  которые могли составить логичные комбинации, которые не разрушали бы единство и законченность композиции. Прыжки на одной руке на туго натянутой проволоке, штиц на одной руке на перше, с выходом жимом в стойку на одной руке, езда в стойке на одноколесном велосипеде — все это пришлось оставить ради цельности номера.

Наконец был создан номер, который явился новым словом в жанре партерной эквилибристики. Выглядел он так.
Перед появлением артиста на манеже вырастает ажурная аппаратура, изображающая палубу корабля. Под звуки морской мелодии появляется исполнитель в стилизованном матросском костюме. Все подчинено единому замыслу. Вместо тросточки — якорь. Ступеньки лестницы напоминают судовой трап. Традиционный пьедестал выглядит, как капитанский мостик. На нем артист особенно выигрышно проделывает свои виртуозные комбинации. Главное, были найдены стиль и композиция номера и тот необходимый для артиста характер, в котором он должен действовать.

Егоров буквально переродился. Замысловатость трюков уступила место ясности положений, внутренняя скованность — артистическому обаянию. Мельчайшие детали реквизита, характер музыки, костюм и грим, а главное, подбор и построение трюков позволили артисту создать на манеже образ смелого, волевого моряка. Егорову удалось средствами цирковой выразительности передать типичное в характере своего героя — матросскую удаль, безукоризненную выправку, четкое исполнение (словно по команде) рекордных трюков.

Трюки эти, логично вплетаясь в сюжетную ткань номера, усиливают эмоциональное воздействие выступления. Стоя на руках, артист легко всходит и сбегает по крутому трапу. Уверенно фиксируя на якоре стойку на одной руке, он легко перепрыгивает с одной руки на другую. Или, исполняя стойку на одной руке, виртуозно разбирает пирамиду из шести кубиков.

Популярность эквилибриста росла, пришло признание. Когда он гастролировал в столице, газета «Вечерняя Москва» поместила статью Ю. Дмитриева «Эквилибрист Михаил Егоров». Автор статьи видел в выступлении молодого артиста будущее отечественной эквилибристики, заметил в ней тенденции, по которым будет развиваться жанр. Это утверждение оказалось справедливым.

О Егорове стала ходить легенда, будто бы он прошел на руках от Ленинграда до Москвы. Впрочем, слухи не были лишены основания. Михаил Егоров действительно мечтал совершить  столь   необычный «кросс», не ради спортивного интереса, а в чисто научных целях, правда, на более короткую дистанцию — от Москвы до Калинина. Кто знает, может быть, и удался этот эксперимент, если бы не началась война.

Во время войны артист выступал в воинских частях и госпиталях. Однажды в Саратове он демонстрировал свой номер в палате, где лежали бойцы с ранениями ног. В момент исполнения трюка на ручных ходулях Егоров услышал, как один боец сказал товарищу: «А ты, брат, горюешь. Смотри, как этот малый на руках бегает». Эта фраза подхлестнула артиста, он почувствовал необычный прилив сил. После концерта он с возгласом: «За мной, ребята!» — встав на руки, выбежал из палаты на руках. Раненые, беспорядочно толпясь, двинулись за ним. Палата находилась на пятом этаже. Егорову пришлось пройти на руках все лестничные пролеты, открыть ногами дверь вестибюля, сойти с крыльца на аллею. Лишь дойдя до первой свободной лавки, он, как ни в чем не бывало, принял сидячее положение. Лица раненых просветлели. Весь госпиталь рукоплескал, а начальник его, прощаясь, сказал эквилибристу: «Ваше мастерство — лучшее лекарство для бойцов».

Путь в цирк был у Егорова нелегким. Родом из небогатой крестьянской семьи, он в детстве пас коров. Уже в то время он сам научился ходить на руках, поражая своих сверстников. Случалось, ходил на руках перед друзьями в школе ФЗУ и в Ленинградском театральном институте имени Островского, куда он юношей поступил на акробатическое отделение. Но здесь это стало уже его профессией.

Скупы и ограничены выразительные средства стоечника. Но как они ярки и убедительны, если на манеже подлинный артист Егоров один из первых в отечественном цирке сумел превратить умение стоять на руках и голове в увлекательное художественное действие. В Ленинградском цирке режиссер Г. Венецианов предложил Егорову сыграть в новогоднем представлении небольшой эпизод из сказки «По щучьему велению». Роль Еме-ли настолько увлекла эквилибриста, что из небольшого эпизода получился большой номер. Егоров создал запоминающийся образ сказочного героя, используя при этом выразительные средства любимого жанра. Оказывается, приемы партерной эквилибристики вполне правомочны и при работе над ролью персонажа из сказки: Егоров так играл на гармонике и плясал на руках, что даже печь не могла устоять на месте...

В творчестве эквилибриста явно стремление к обобщению, к выражению мысли в трюке. Егоров один из первых ввел в свой номер диалог, подчеркивающий особенность номера. Во время выступления к эквилибристу подходит клоун и преподносит ему подарок В коробке оказываются миниатюрные сапожки. Артист примеряет их и обнаруживает, что они ему малы. Тогда клоун поясняет, что эти сапожки следует надевать на руки: «Ведь вы на руках ходите лучше, чем некоторые люди на ногах». Под одобрительные аплодисменты зрителей Михаил Егоров принимает подарок, быстро надевает сапожки на ладони и по всем правилам искусства хореографии лихо отплясывает на руках задорное матросское «Яблочко». Некоторые исполнители пытались механически перенести находку Егорова в свое выступление. Однако успеха не имели. Дело в том, что, прежде чем приступить к заключительной части номера, Егоров демонстрирует перед зрителями сложные трюки. И, лишь утвердив себя блестящим эквилибристом, который может проделать на руках все что угодно, он преподносит «Яблочко». А у подражателей, как правило, танец на руках не соответствует характеру номера, самому образу исполнителя. Во время выступления    Егорова зрители были убеждены, что плясать на руках для артиста одно удовольствие, и, убежденные в этом, они подолгу не отпускали его с арены.

Говоря о творчестве Михаила Егорова, следует особенно подчеркнуть его постоянное стремление вносить новые краски, красоту в свой жанр. Что греха таить, — стоять на руках и голове для многих кажется делом весьма далеким от чего-то эстетического. В иных номерах зрители замечают, что исполнителю трудно, они видят напряжение в жиме, аритмию баланса. В выступлении Михаила Егорова никогда такого не бывает. Как бы сложен ни был трюк, он делает его легко, непринужденно, естественно. Только когда трюк выходит в каждом случае безупречно, артист позволяет себе предложить его вниманию зрителей. Вот почему, исполняя самые сложные, порой прямо-таки марафонские комбинации (восход и спуск на руках по трапу или двести прыжков на одной руке), его дыхание ровно, движения легки и пластичны, а лицо светится улыбкой. Чтобы достичь этого, эквилибрист на репетиции значительно превышал физические нагрузки. Например, во время тренировки привязывал к себе мешочки с песком. Вместо двухсот прыжков на одной руке во время выступления он на репетиции доводил число их до двухсот пятидесяти.

Характерен известный эксперимент Егорова на выносливость. Он простоял на руках (в разных положениях, переходя с одной руки на другую, опускался на «крокодил» и опять выходил на стойку), не касаясь ногами пола, ровно 25 минут. Вот потому-то работа на арене выглядит у него игрой.

В практике каждого циркового артиста бывают моменты, когда приходится повторять неудавшийся трюк. Случалось это и с Егоровым, Однажды на представлении при исполнении «Разбора пирамиды» неожиданно лопнул кубик. При повторении трюк опять не удался. Реквизит унесли за кулисы. Егоров продолжал выступление. Когда номер уже был закончен, он попросил вынести кубики и с первого раза, стоя на одной руке, разобрал пирамиду. Зрительный зал неистовствовал.

Последние годы Михаил Егоров стал выступать вдвоем, с сыном Анатолием. Радостно сознавать, что все лучшее, созданное отцом, ревностно оберегает сын. Хорошая профессиональная школа, унаследованная от отца, позволила молодому артисту полностью освоить трюковой репертуар своего наставника, а в отдельных трюках даже превзойти его. Так, Анатолий подходит к якорю, фиксирует упор «пред носом» на одной руке, а затем жимом выходит на стойку. Четко зафиксировав стойку на одной руке, он опускается в упор на локоть («крокодил»), свободным махом опять выходит в стойку на одной руке. Затем переходит на левую руку, исполняет «флажок», опять переходит в стойку, опускаясь в первоначальный упор «пред носом». Нужно сказать, что Анатолий может исполнять эту комбинацию как на правой, так и левой руке, что говорит о его высокой профессиональной подготовке.

А Михаилу Егорову сейчас уже за пятьдесят. Старейший мастер в своем жанре, но неизменно молодой, он продолжает с честью нести эстафету отечественной эквилибристики.

В. ВЛАДИМИРОВ

оставить комментарий

 

 


© Ruscircus.ru, 2004-2013. При перепечатки текстов и фотографий, либо цитировании материалов гиперссылка на сайт www.ruscircus.ru обязательна.      Яндекс цитирования Rambler's Top100

Инфракрасный пол ногинск