В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ    
 







                  администрация сайта
                       +7(964) 645-70-54

                       info@ruscircus.ru

У творческого светофора

С новорожденными детьми обстоит так: едва ребенок появляется на свет, его принимают заботливые руки врачей и нянек, его регистрируют в загсе, ему дарят распашонки, чепчики, коляску, игрушки — все необходимое.

Окружающие поздравляют родителей и восхищаются младенцем, хотя в этот момент никто не может гарантировать, что на свет появилась выдающаяся личность. Но все заинте­ресованы в том, чтобы вырос хороший человек — здоровый, жизнерадостный, честный, трудолюбивый, полезный нашему обществу. Его окружают заботой и любовью. Замечу, обяза­тельно любовью!

А вот с новорожденными творческими идеями дело, увы, обстоит зачастую значительно хуже...

У каждого артиста цирка — если он, разумеется, творче­ская личность, а не ремесленник — обязательно рождается однажды (а может быть, и не однажды) идея нового номера. Иногда она вынашивается годами. И вот наступает, наконец, такой момент, когда появляется на свет божий творческая заявка, а то и сценарий. Счастливый папаша или мамаша, бережно держа в руках свое драгоценное дитя (сценарную заявку или даже сценарий), с трепетом является в художественно-репертуарный отдел Союзгосцирка. Артист хочет зарегистрировать свою заявку и получить все необходимое для ее претворения в жизнь. В одном случае это может быть замысловатый гимнастический снаряд, в другом — воз­душный аппарат оригинальной конструкции, в третьем — несколько отнюдь не плюшевых львов или тигров...

— Вы только взгляните, как она прекрасна, моя идея! — говорит артист, демонстрируя свое детище тем, от кого за­висит судьба будущего номера.

И здесь нередко происходят явные парадоксы. То, что не блещет новизной, что традиционно и потому понятно с пер­вого же взгляда, большей частью принимается и утверж­дается. А то, в чем есть дерзкая новизна, резкое отличие от всего доныне бытовавшего на арене, порой отклоняется, отвергается. Более того, оригинальные творческие идеи на­граждаются нередко такими эпитетами, как «бредовая», «нелепая», «неосуществимая».

Как же быть артисту, увлеченному своей идеей, которую назвали «бредовой»? Ему не остается ничего другого, как всеми правдами и неправдами, на свой страх и риск (и за­мечу в скобках, порой за свой счет) осуществлять задуман­ные планы. И начинаются хождения по творческим мукам! К счастью для нашего искусства, артистам цирка не зани­мать упорства, настойчивости, трудолюбия.

Факты, подтверждающие все сказанное выше? Извольте...

Когда зрители с замиранием сердца следят сегодня за Магомедом Магомедовым, грациозно и уверенно идущим по наклонной проволоке под куполом цирка, вряд ли кто из них догадывается, что путь, по которому шел артист, созда­вая этот номер, был для него неизмеримо труднее. Долгое время его замысел не получал путевки в жизнь из-за раз­ногласия в художественно-репертуарном отделе главка. Одни поддерживали заявку Магомедова (видно, не очень усердно), другие отвергали ее, утверждая, что задуманный номер будет повторением уже существующих, что артист берется не за свое дело и что вообще у него «ничего не по­лучится». А надо было, наверное, поступить так, как посту­пил директор Саратовского цирка И. Дубинский. Он заго­релся идеей Магомедова, заказал необходимую аппаратуру и лично следил за ее изготовлением. И ему, директору Са­ратовского цирка, должны быть благодарны зрители, кото­рые аплодируют сегодня выступлению Магомеда и Лориты Магомедовых.

А как готовили свой номер «Эквилибристы на моноцйкле» лауреаты прошлого смотра циркового искусства Л. Орлова и Г. Карпи? Директор Ижевского цирка Е. Солон запретил им лишние тренировки, вернее, запретил лишний раз вклю­чать освещение на манеже из соображений экономии элек­троэнергии. И артисты, чтобы проводить нужные им репе­тиции, договорились, что будут оплачивать расход электро­энергии из своей зарплаты. Результат общеизвестен: подго­товлен блестящий номер.

В обстановке равнодушия и полнейшей безучастности ра­ботали над своим новым номером и артисты О. Новикова и А. Маслов «Эквилибристы в движущемся кольце». На их весьма оригинальный замысел не обратили внимания, средств на изготовление аппарата не выделили. Но если артист, как мы уже говорили, по-настоящему увлекся своей идеей — его не остановят никакие преграды и он обязательно доведет дело до конца. Так было и на сей раз. Артисты Новикова и Маслов изготовили аппарат за свой счет и вы­пустили отличный номер, который пользуется успехом у зрителей и одобрен, кстати, художественно-репертуарным отделом Союзгосцирка.

Во многом поучительна история создания первоклассного и, я не побоюсь сказать, уникального аттракциона Вальтера Запашного. Сейчас об этом аттракционе говорят как о вы­дающемся произведении советского циркового искусства. Но сколько упорства, терпения и настойчивости пришлось проявить артисту, прежде чем его дерзновенная идея претвори­лась в жизнь. Сверхосторожных сомнений и недоверчивых прогнозов было хоть отбавляй... И нужно только радоваться, что Запашный при активной поддержке руководства главка, а также народного артиста РСФСР Бориса Эдера преодолел все препятствия и довел дело до успешного финала. Впрочем, какой же это финал? Скорее, это — блистательный старт, выход на новую творческую орбиту: ведь артист полон интересных замыслов по усовершенствованию аттракциона.

Как и работой Запашного, многие восхищаются ныне новаторским аттракционом Виктора Тихонова «Зубры и тиг­ры». А ведь было время, когда и к его творческой заявке отнеслись некоторые работники художественного отдела главка, мягко говоря, настороженно. И ведь вот какой по сути дела смехотворный довод приводили противники нового аттракциона: Тихонов-де никогда не работал прежде с хищ­никами. (Можно подумать, что есть на свете хоть один дрес­сировщик, который когда-то не начинал этого дела впервые!) Активно поддержали Тихонова люди по-настоящему творческие, в том числе народный артист РСФСР В. Дуров. Но противники не успокоились и тогда, когда Тихонов полу­чил животных. Не прошло и полугода с начала репетиций, как маловеры принялись бить тревогу: «Где же аттракцион? Мы же говорили, что все это пустая затея!» Преждевремен­ная паника лишь нервировала артиста и режиссера и никак не шла на пользу дела...

Впрочем, довольно примеров. Я вовсе не хочу утверждать, что все без исключения оригинальные заявки исполнителей встречали и встречают в художественно-репертуарном от­деле Союзгосцирка равнодушное отношение (кстати, срав­нительно недавно в отдел пришло новое руководство, к которому несколько преждевременно предъявлять какие-либо претензии). Наверное, можно привести немало фактов, когда предложение интересного номера или аттракциона бея про­волочек получало полную и безусловную поддержку. В про­тивном случае развитие нашего циркового искусства попросту остановилось бы и на конвейере «прокручивались» бы только старые номера.

Речь о другом — о том, чтобы ни одна (подчеркиваю: ни одна!) заслуживающая внимания творческая заявка не за­леживалась в ящиках канцелярского стола, чтобы каждый проблеск ищущей мысли, разумной инициативы находил внимательный и, главное, заинтересованный отклик. Пора, наконец, понять, что создание нового номера и аттракцио­на — не личное дело артиста (такое мнение, к сожалению, существует), а предмет первейшей заботы всего нашего кол­лектива, всех тех, кто искренне заинтересован в судьбах советского циркового искусства.

Конечно, активно поддержать новое, еще не проверенное практикой, дать дерзновенной заявке свое авторитетное «добро» —- это значит взять на себя ответственность, приба­вить лишние хлопоты, заботы, беспокойство. Наверное, про­ще отмахнуться от «докучливых изобретателей» или занять такую позицию: дескать, я не за и не против. Нет слов, удобная позиция! Получится номер у артиста — всегда мож­но сказать: «а я, если помните, и не возражал», не получит­ся — тоже есть подходящая отговорка: «я с самого начала не поддерживал». Позиция, повторяю, может быть, и прием­лемая для иных сверхосторожных людей, но вредная для нашего искусства.

Разумеется, смешно было бы призывать к тому, чтобы каждая заявка — только потому, что она новая, — незамед­лительно «запускалась в производство». Заявка заявке рознь, и среди них безусловно есть (и будут впредь) незре­лые, малоинтересные, бесперспективные. Но каждое твор­ческое предложение артиста или режиссера необходимо внимательно изучить и обсудить, тщательно взвесить все «за» и «против», прибегнуть, если это требуется, к автори­тетной консультации специалистов. И уж если заявка отклоняется, то аргументы обязательно должны быть вескими, серьезными, предельно обоснованными. Никогда не следует забывать, что авторы заявок — это чаще всего практики цирка, профессиональные артисты и режиссеры, которые, право же, тоже кое-что понимают в специфике циркового искусства!

Людей, беспокойно ищущих, неутомимо придумывающих новое и оригинальное, нередко называют одержимыми. Правильно  называют!  И  пусть  в  нашем  цирке будет как можно больше одержимых — тех, кто всем своим творчест­вом, своими поисками и открытиями решительно отвергает бескрылое ремесленничество, унылое копирование уже су­ществующего и найденного. Подлинное творчество — это всегда дерзание, всегда стремление идти непроторенными тропками и дорогами. Для смелых дерзаний и ярких свер­шений, для ничем не ограниченного творчества созданы в нашей стране все условия. «Перед писателями, художника­ми, музыкантами, деятелями театра и кино, — говорится в Программе КПСС, — открывается широкий простор для про­явления личной творческой инициативы, высокого мастер­ства, многообразия творческих форм, стилей и жанров».

Но проявление личной творческой инициативы только тогда даст свои плоды, когда ее, инициативу, будут радушно привечать и заинтересованно поддерживать. Надо так орга­низовать работу художественно-репертуарного отдела, всех звеньев системы Союзгосцирка, чтобы новаторским замыс­лам, оригинальным творческим заявкам всегда была откры­та «зеленая улица».

Время, между прочим, не стоит на месте — оно торопит нас, подгоняет, властно увлекает вслед за собой. Десять ме­сяцев осталось до славного пятидесятилетия Великого Октября, к которому советский цирк должен прийти — и придет! — с интересными творческими достижениями. Не следует забывать и о том, что в ближайшие годы распахнут свои двери десятки новых цирков. Потребуются, как мини­мум, десятки новых программ, а следовательно, сотни новых номеров. Шутка сказать — сотни новых номеров! Разве су­меем мы создать их без поиска, без эксперимента, без смелого дерзания?!

А потому — широкую дорогу, всемерную поддержку ини­циативе и новаторству, заботу и внимание тем, кто пытливо дерзает, кто всегда в беспокойных и радостных творческих исканиях!
 

ГЕОРГИЙ КАДНИКОВ, режиссер

Журнал Советский цирк. Январь 1967 г.

оставить комментарий

 

 


© Ruscircus.ru, 2004-2013. При перепечатки текстов и фотографий, либо цитировании материалов гиперссылка на сайт www.ruscircus.ru обязательна.      Яндекс цитирования Rambler's Top100