В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ    
 







                  администрация сайта
                       +7(964) 645-70-54

                       info@ruscircus.ru

«В театре и в цирке». Марк Местечкин

На его глазах сменялись поколения выдающихся мастеров манежа. О поставленных им в Московском цирке на Цветном бульваре театрализованных представлениях и пантомимах до сих пор помнят таланты и поклонники циркового искусства.

Как уже, вероятно, догадались читатели, речь идет о старейшем советском цирковом режиссере и педагоге, народном артисте РСФСР, профессоре Марке Соломоновиче Местечкине.

«В театре и в цирке» — так называется его книга, недавно выпущенная в свет издательством «Искусство». Название это не случайно, ибо первая половина вот уже более полувековой творческой деятельности М. Местечкине была посвящена театру, эстраде, кино. Однако, как пишет сам автор, главное свое призвание он нашел в цирке, с которым неразрывно связаны последние двадцать пять лет его жизни.

Книга Местечкина — это не просто мемуары, книга содержит размышления неустанно ищущего художника над проблемами цирковой режиссуры и дальнейшими судьбами различных цирковых жанров; она обобщает, но, как мы надеемся, еще нс подытоживает большой творческий путь автора и несомненно будет интересна и полезна всем, кто любит цирк.

Книга открывается главами, переносящими нас в неповторимую атмосферу театральной и артистической Москвы первых послереволюционных лет, куда автор, тогда еще молодой драматический актер, начинавший у выдающегося режиссера К. Марджанова (Котэ Марджанишвили), приехал из Киева.

«Несмотря на голод и холод, — вспоминает он, — в Москве работали театры, музеи, картинные галереи. Мы всюду ходили и все смотрели. Часами стояли на Страстной площади (ныне Пушкинской) у стен монастыря, покрытых необыкновенными рисунками художников-футуристов и строчками стихов С. Есенина и А. Мариенгофа...».

На первое время киевских артистов приютила у себя одна их давняя московская знакомая, и кроватью автору в ее квартире служил... рояль. «Когда я, устав от целого дня беготни и московских впечатлений, — пишет Местечкин, — взбирался на рояль и засыпал, мой друг, Володя Нелли (впоследствии известный театральный режиссер Нелли-Влад), обожавший всякого рода шутки и розыгрыши, начинал играть «Патетическую сонату» Бетховена...

Я в ужасе просыпался и падал с рояля. Казалось, что меня взрывают...».

В Москве будущий цирковой режиссер поступил в труппу «Вольного» театра (впоследствии Театра РСФСР 1-го). В этом театре работали тогда М. Бабанова, И. Ильинский, К. Хохлов и другие замечательные артисты. Здесь в жизнь автора властно вошло новое, революционное искусство, утверждаемое и пропагандируемое великим новатором сцены — В. Мейерхольдом.

В книге приведены слова Мейерхольда: «Нам, деятелям всех родов искусства, театра, эстрады и цирка, надо переплестись в общей работе и всем вместе, как можно меньше разделяясь, идти к народу». Далее перед читателем проходят описания приемов цирковой буффонады, эксцентрики и акробатики, широко применявшиеся Мейерхольдом при постановке ряда нашумевших спектаклей, его памятных уроков биомеханики, которая великолепно развивала физический аппарат артиста и позволяла, по выражению автора, безошибочно узнавать в любом театре актеров мейерхольдовской школы — никто так отлично не двигался, как они.

Под влиянием всего этого еще больше окрепло и развилось в душе автора влечение к цирку, зародившееся у него в детские годы, когда он ходил с родителями на представления Киевского цирка. В театре Мейерхольда, а затем в артистическом кабаре «Нерыдай» проявились также очевидные способности Местечкина как актера-комика, которые предопределили его режиссерские пристрастия к клоунаде.

И вот в жизни автора книги начинается период, названный им «между сценой и манежем». Выступая в качестве конферансье-импровизатора на подмостках «Нерыдая» вместе с такими «звездами» эстрады, как Р. Зеленая, М. Гаркави, В. Хенкин, играя остросатирические роли в разных театрах той поры, а потом в фильмах «Ледяной дом» и «Как закалялась сталь», он становится педагогом по классу клоунады в организовавшемся осенью 1927 года Государственном училище циркового искусства. Здесь он помогает делать первые шаги в искусстве застенчивому пареньку Мише Румянцеву — будущему Карандашу.

С теплым чувством пишет Местечкин о годах своей работы в творческих коллективах ЦДКЖ, с которыми он ставил большие спортивно-цирковые представления на стадионах и парады физкультурников на Красной площади. Программу акробатического ансамбля ЦДКЖ под названием «В любое время» режиссер готовил, уже работая в Московском цирке.

«Работа в ансамблях ЦДКЖ, — отмечает он, — многое дала мне для профессионального познания различных цирковых жанров, она научила, в частности, находить связующие звенья программ: репризы, шутки, интермедии».

Цирковому периоду жизни автора посвящен второй раздел его книги. В нем он, собственно, отходит от принципа хронологического изложения событий и сосредоточивает внимание на творчестве наиболее видных представителей каждого жанра, рассказывает о своих занятиях с клоунами, разбирает особенности режиссерской работы на манеже.

Наибольший интерес в этой части книги вызывают, на наш взгляд, главы, в которых говорится о специфике клоунского искусства сегодня. Местечкин призывает молодых артистов не идти проторенными путями, не цепляться за традиционные маски и приемы, а стараться создавать свой, сугубо индивидуальный образ, где слово и жест имеют равное значение. С озабоченностью пишет он о все еще бытующем в цирке плагиате, «плодящем множество ремесленных подделок и засоряющем наш цирк номерами-дублями, которые всегда хуже оригиналов».

Нельзя не разделить и тревогу автора по поводу некоторой утраты публицистических традиций советского цирка, отсутствия яркой драматургии, позволявшей в прошедшие годы создавать на арене волнующие пантомимы, спектакли и тематические представления, такие как «Карнавал на Кубе», «Трубка мира» и другие.

Не со всеми суждениями в книге можно согласиться, и некоторые главы ее второго раздела оставляют чувство неудовлетворенности беглым пересказом и чисто перечислительной интонацией. В частности, страницы, повествующие о зарубежных гастролях, в которых довелось принимать участие Марку Соломоновичу, написаны как бы наспех. Похоже, автору просто не хватило места, чтобы рассказать о них столь же живо и красочно, как о своих первых годах театральной и цирковой деятельности.

Но все это — частности. В целом же книга ветерана советского цирка безусловно запомнится читателям богатством собранного в ней материала, своей подкупающей искренностью и убедительностью. Она откроет им немало нового и любопытного о напряженной каждодневной работе цирковых артистов.

Закрывая книгу М. Местечкина «В театре и в цирке», испытываешь признательность автору за его всепоглощающую увлеченность прекрасным искусством цирка и горячее стремление сделать это искусство еще более ярким, еще более праздничным!

ЮРИЙ ОСИПОВ

оставить комментарий

 

 


© Ruscircus.ru, 2004-2013. При перепечатки текстов и фотографий, либо цитировании материалов гиперссылка на сайт www.ruscircus.ru обязательна.      Яндекс цитирования Rambler's Top100