В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ    
 







                  администрация сайта
                       +7(964) 645-70-54

                       info@ruscircus.ru

Поиски и обретения Валерия Леонтьева

Поет  ВАЛЕРИЙ ЛЕОНТЬЕВНет, пожалуй, на сегодняшнем эстрадном небосклоне певца, чье творчество вызывало бы такое оживленное внимание критики, столь неподдельный интерес зрителей, рождающий совершенно противоположные оценки и суждения. Имя этого певца — Валерий Леонтьев.

На фото. Поет  ВАЛЕРИЙ ЛЕОНТЬЕВ

Что же сегодня можно услышать об артисте? Одна часть публики c восторгом внимает каж­дой новой работе своего кумира, находя для выражения эмоций самые превосходные эпитеты. Другая — не скрывает скепсиса, упрекает исполнителя (нередко в категоричной, безапелляционной форме) в отсутствии хорошего вкуса, экзальтации, ма­нерничании. Но ведь что любопытно: при всей полярности суж­дений и те и другие едины в том, что своим искусством B. Леонть­ев смело взрывает наши расхожие представления об эстрадном исполнительстве, спорит c застывшeй традиционностью, отвергает засилье штампов на эстраде, настойчиво стремится к обновлению средств художественной выразительности. Так в чем же правы, a в чем ошибаются поклонники и оппоненты Валерия Леонтьева? Об этом, думается, полезно будет поразмышлять...

Его путь к широкой популярности не был прямым и глад­ким. Он работал на стройке, кирпичном заводе, льнопрядильной фабрике, учился в горном институте, был электриком в Воркутинском Дворце культуры шахтеров, прежде чем попасть в число одаренной молодежи Коми АССР во Всероссийскою творческую мастерскую эстрадного искусства. После окончания учебы был солистом Сыктывкарской филармонии, затем переехал в Горький. Назвать то время трудным — значит ничего не сказать. Надо было искать свои песни, свою исполнительскую манеру, самого себя. Но именно тогда B. Леонтьев проявил твердость характера, серьезное отношение к избранному делу, внутреннюю сосредоточенность и какую-то неистребимую страсть к работе. В круговороте концертов, бесконечных разъездов по стране сумел сохранить благоговейное отношение к песне и понял, что песня для Него не только профессия, она  нечто большее, то, что наделяет человека силой, ощущением полноты бытия, дает возможность наиболее полно раскрыть свои способности, выразить себя во времени и время в себе.

Некоторые склонны утверждать: Леонтьеву помог счастливый случай. Не согласен c этим. Да, именно случай свел певца c Давидом Тухмановым. Но вряд ли композитор рискнул бы доверить малоизвестному исполнителю свои произведения, если не разглядел бы тогда в нем человека, безраздельно предан­ного искусству песни, обретшего в нелегком труде право исповедовать свой стиль на эстраде, жаждущего сказать зрите­лям что-то новое, необычное. Пeсня «Ненаглядная сторона» (стихи И. Шаферана) открыла перед Леонтьевым дорогу на Центральное телевидение, лучшие концертные подмостки страны. Исполненная c предельной эмоциональной наполнен­ностью, она звучала устах дебютанта как честный, проникну­тый мягким лиризмом и одновременно неподдельной страстью, горячностью монолог — размышление o ценности человеческого бытия, смысле жизни на земле.

— Музыка Тухманова и моя исполнительская индивидуальность, — размышляет певец, — будто давным-давно ждали встречи. Один за другим y нас стали получаться яркие песенные номера, отличительная особенность которых эмоциональная на­пряженность, жизненный драматизм. Да и вообще Давид Тухма­нов Очень много сделал для меня. Работа c ним — великолепная школа профессионализма.

Своеобразие творческого почерка молодого певца, его умение в яркой, образной форме раскрывать содержание песни заметила A. H. Пахмутова. Она предложила B. Леонтьеву спея несколько своих новых песен. Была среди них и «Сердце человека» (стихи H. Добронравова), исполняя которую артист вновь потвердил репутацию мыслящего человека на эстраде. Тонкое ощущение авторского стиля, колорита мелодии, блеск сценического рисунка — все это принесло Вaлерию Леонтьеву новый успех y слушателей.

Произведения Д. Тухманова, А. Пахмутовой, Э. Артемьева столь разные по эмоциональному накалу, стилистике, особенностям художественного мышления, открыли не только широк диапазон творческих возможностей исполнителя, но и во многом сформировали его вкус, определили приверженность к песням c напряженным драматическим сюжетом, глубокими переживаниями героев, четко выраженной идеей. И еще те первые опыты помогли B. Леонтьеву набрать высоту в искусстве, которую непременно надо было сохранить в дальнейшей работе. Закономерны ли победы новичка? Не погаснет ли скоро огонек, внезапно вспыхнувший на эстрадных подмостках?

На множество непростых, на вполне естественных для подобных ситуаций вопросов B. Леонтьeву предстояло дать ответ немедленно. Новыми песнями, отношением к творчеству, собственным пониманием песенного жанра.

Перебирая в памяти обширный репертуар B. Леонтьева приходишь к убеждению: его основу составляют произведения, значительные по мысли, дающие артисту возможность отразить многокрасочную палитру сегодняшней жизни, раскрыть характер нашего современника; неравнодушно поведать о то что его особенно волнует, как он живет, л чем мечтает, к чему стремится. При этом, сопоставляя то, что поет певец сегодня с тем, что он исполнял несколько лет назад, явственно видишь внутреннюю эволюцию артиста, его полное раздумий движение от шлягерной непритязательности до лирико-драматического повествования и от него — к рaскрытию серьеных тем в искусстве. Пример тому — песня B. Шаинского «Наедине со всеми», исполняя которую Леонтьев обнаружил себе гражданский темперамент, глубокую наполненность. Ратуя за мир на Земле, страстно призывая беречь ее, самую прекрасную из планет, певец глубоко и полно передает масшабность и злободневность поднятой в произведении проблем C драматическим напряжением высказывает свое отношение ней.

Не сразу, от песни к песне, ошибаясь и оступаясь, отказываясь от чего-то найденного в первые годы работы на эстраде  чутко прислушиваясь к тому, что происходит на ней сегодня обрел Валерий Леонтьев во многом непривычный, только ему присущий исполнительский стиль, органично соединивший в се пение и пластику, выразительность формы и глубину психологических характеристик, эмоциональность, азарт молодости, свежесть и искренность сценических переживаний. Наблюдая за Леонтьевым на концертной эстраде, за его подчас неожиданными хореoграфическими экзерсисами, все больше и больше убеждаешься: в творчестве артиста находят свое жив воплощение традиции русского скоморошества, клоунады c ее яркой театральностью, броской веселостью, открытостью чувств, трогательной добротой. Сам характер песен, их музыкальная и смысловая архитектоника, полная темперамента экспрессии, побуждает певца избрать движение в качестве одной из основных красок для создания образа, прибегать к таким средствам выразительности, как танец, мимика, пантомима.

Каждая исполненная певцом песня — это каскад эмоций, душевная раскрепощенность, точность интонации и жеста, пласти­ческая виртуозность, способность к внутреннему перевоплоще­нию.

Столь широкий диапазон Возможностей помогает артисту создавать непохожие друг на друга характеры и при всей многоликости масок, в которых появляется на сцене герой B. Леонтьева, перед нами человек тонкий, искренний в своих мыслях и чувствах. Правда, подчас его отличает броскость и экстравагантность поведения, но эти качества, убеждает нас артист, не отражают суть, они, скорее, ответная реакция на все убыстряющийся темп нашей жизни. Стоит внимательнее присмотреться, и перед нами откроется внутренний мир героя, его ранимость, душевные переживания, желание сосредоточить­ся, разобраться в чем-то главном для себя.

И что особенно важно: в каждом из этик героев ощу­щается биение сердца самого исполнителя, его радость, боль, отношение к окружающему миру, понимание тех проблем, которыe волнуют сегодня людей.

Поиски и обретения артиста при всем глубоко личностном характере его творчества, конечно же, родились не на пустом месте. Их исток — в богатом опыте советского эстрадного искусства, в уникальных завоеваниях таких его корифеев, как M. H. Бермес и Л. О. Утесов. Очевидно, что мягкая задушев­ность, доверительность, образная насыщенность выступлений — все эти качества, присущие манере артиста, восходят к искусству Марка Бернеса. Бесспорно и другое — стремление раскрыть содержание песни средствами внешней выразительности, стра­стность существования в образе, молодой задор, жизнера­достность берут свое начало в творчестве Леонида Утесова.

Леонтьеву претит покой, самоуспокоенность. Человек ищущий, беспокойный, он избрал девизом своей творческой жизни движение. Движение без остановок и передышек к высотам мастерства, ярким художественным открытиям. Много дала певцу встреча c Раймондом Паулсом, исполнение его песен, чья стилистика, весь образный строй так удачно гармонируют c исполнительской индивидуальностью В. Леонтьева. Личность композитора, его сочинения, отмеченные своеобразием таланта, красочными созвучиями, изяществом ритмики, побудили певца строже оценить свои усилия, освободиться он нарочитого, поверхностного и в самом себе и в своем творчестве.

Сейчас многое из того, что выходит из-под пера Паулса, включается в репертуар певца. K чести B. Леонтьева, он из­бегает самоповторов, находит для исполнения каждого произ­ведения оригинальные краски, верные интонации, штрихи, aкценты.

Трепетность чувств, просветленное звучание голоса обна­руживает B. Леонтьев в «Затмении сердца» (слова A. Вознесен­ского), драматической повести о любви, потерях и обретениях. Сосредоточие мысли и мягкий лиризм пронизывают элеги­ческую ткань «бабочек на снегу» (слова' H. Зиновьева) — полное внутреннего темперамента размышление о силе и воз­вышенности человеческого чувства. Способность к эксцентрике, острой пластической форме демонстрирует певец в песнях «Поющий мим» и «Верооко» (стихи И. Резмика). Исполняя песню «Полюбите пианиста» (слова A. Вознесенского), он иной — более строгий в отборе вырaзительныx средств, сдержанный в проявление чувств. Зато «Зеленый свет» (стихи H. Зиновьева) в трактовке певца — это праздник щедрой фантазии исполнителя, нашедшего, В общем-то, для непритяза­тельного шлягера весьма эффектную форму выражения.

Движение — это не только новые песни, это неустанная работа над собой, систематическая учеба, накопление, как говорит артист, информации в интересующей тебя области. Сейчас он заканчивает режиссерский факультет Ленинградского инсти­тута культуры, мечтает s качестве дипломной работы создать музыкальное шоу по мотивам сказки P. Киплинга «Маугли» и сыграть в нем главную роль...

— B детстве я много читал. Больше всего меня интересовали книги, где речь шла о будущем Человечества — о светлом мире без войн, лишений и страданий. Я верю в это. И на своих концертах стремлюсь погрузить Зрителей в атмосферу милосердия, светлых чувств, участия. B «Маугли» главное — идея справедливости и добра.

Как всякое самобытное, неординарное явление, творчество Валерия Леонтьева не поддaется нивелировке, усредненному восприятию. Отсюда — сердитые письма в редакции газет и самому певцу, те упреки, o которых мы упоминали в начале статьи. O вкусах, говорят, не спорят. Но в данном случае безоговорочно согласиться c подобными заявлениями —значит принизить значение искусства Леонтьева, усомниться в целесо­образности его настойчивых поисков, отказать в праве на экспе­римент.

Рациональное зерно в критических замечаниях в адрес певца, конечно же, есть. Да, подчас ему изменяет чувство меры, захлестывают эмоции, достоинства оборачиваются своей противоположностью... Но что это? Издержки вкуса или издержки роста? Смею утверждать — последнее. Надежду на это вселяют последние работы певца, которыми он помимо прочего успешно продолжает преодолевать предубеждения, чьи-то антипатии, недопонимание... И в Конечном итоге завоевывать уважение тех, кто еще вчера низвергал на голову исполнителя мощные водопады упреков лишь потому, что он не похож на осталь­ных...

Я не однажды бывал на концертах B. Леонтьева. И каждый раз не мог не поразиться той самоотдаче, c которой артист про­водил свои выступления. Бесконечно требовательный к себе, он работал «на износ», c одинаковой эмоциональной силой и на престижной столичной площадке и в скромном зале перифе­рийного центра. Размышлял, мечтал, радовался, грустил, состра­дал, шутил, заставляя полюбить обращенные в зрительный зал песни, побуждая проникнуться уважением к личности артиста и его творчеству.             
                                                       

АЛЕКСАНДР ГОРНОВ

Журнал Советская эстрада и цирк. Август 1986 г.

оставить коментарий

 

 


© Ruscircus.ru, 2004-2013. При перепечатки текстов и фотографий, либо цитировании материалов гиперссылка на сайт www.ruscircus.ru обязательна.      Яндекс цитирования Rambler's Top100