В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ    
 







                  администрация сайта
                       +7(964) 645-70-54

                       info@ruscircus.ru

Вальтер Запашный и его аттракцион

Разные пути приводят к профессии дрессировщика. И по-разному раскрываются люди в этом очень непростом и опасном жанре. Когда несколько лет назад партерный акробат Вальтер Запашный задумал создать большой аттракцион со смешанной группой хищников и запросил на сей счет разрешение глазка, многие были немало удивлены.

Говорили по этому поводу всякое. Разбирая как-то редакционный архив, я случайно нашел письмо, относящееся к тому времени. Его автор, дрессировщик средней руки (не буду называть его фамилии), саркастически вопрошал: а не посходили ли в нашем цирке с ума, собираясь давать такое разрешение? И еще спрашивал возмущенный дрессировщик: знает ли уважаемый Вальтер Михайлович, что стоечка рука в руку (так и написал «стоечка», а не «стойка», чтобы злей было!) — это одно, а вышедший из повиновения тигр — совсем другое.

К счастью для Запашного, да и для нашего цирка, кстати, тоже, не от паникующих маловеров зависело решение почти гамлетовского вопроса: быть акробату дрессировщиком или ко быть? Руководство главка пошло навстречу молодому артисту, его с готовностью поддержали люди, в чьем понимании творчество — это всегда езда в незнакомое, всегда непроторенные дороги, идти по которым столь же радостно, сколь и трудно. Особенно окрыляющей была для него в те дни моральная поддержка нашей выдающейся дрессировщицы Ирины Николаевны Бугримовой: она-то как раз лучше, чем многие другие, понимала, какую тяжкую ношу взваливает на свои плечи Запашный, и верила, что не согнутся, не расслабятся крепкие плечи...

Ну, а сам будущий дрессировщик — достаточно ли отчетливо понимал он тогда разницу между «стоечкой рука в руку» и тигром, который в один прекрасный день и я самом деле может выйти из повиновения? Убежден, что да. И понимая это, он не строил себе никаких иллюзий и уж во всяком случае не искал легкой жизни. Напротив, он прекрасно сознавал, что работать с хищниками во много раз труднее, хлопотливее, опаснее, чем выступать в акробатическом номере. И все же шел на это. Шел потому, что верил в себя, в свои силы и мужество, а такая вера, право же, многого стоит!

Впрочем, одна только вора в себя еще не объясняет в полной мере, почему артист так круто повернул свою судьбу. Не менее существенно, мне думается, другое: Вальтер Запашный принадлежит к тем истинно творческим, беспокойным натурам, которым тесно в рамках готового, пусть даже хорошего номера; сделанное вчера обычно перестает удовлетворять их сегодня. Такими людьми видятся мне в нашем цирке Владимир Волжанский и Александр Кисе, Виктор Тихонов и Валентина Суркова, Мстислав Запашный и Леонид Костюк, — я назвал лишь немногих. Они, эти люди, не могут и не хотят, создав номер, «прокатывать» его чуть ли не до конца дней своих, в них вечно живет неутолимая жажда поиска и новизны, стремление сделать нечто такое, чого еще не знает цирковой мачеж. И, наверное, именно в задуманном аттракционе видел Запашный возможность наиболее полно проявить себя, дать широкий выход творческим силам, приоткрыть новые грани своего циркового дарования.

И он не ошибся. Более того, на наших глазах произошло почти невероятное: «никакой дрессировщик» как-то удивительно легко и незримо перешагнул рубеж, отделяющий его от ведущих мастеров этого жанра. После первых же представлений аттракциона «Среди хищников» о дрессировщике Запашном заговорили уважительно и всерьез — без снисходительных скидок на молодость и упоминаний первого блина, который, как известно, нередко выходит комом. Да и какие могли быть скидки, если дебютант уверенно и сразу встал в один ряд с ветеранами, а в чем-то, может быть, даже и потеснил некоторых из них.

Аттракцион Запашного привлек внимание прежде всего необычным подбором животных. Он соединил в одной клетке львов и тигров, черных и пятнистых леопардов, рысей (позже прибавились еще и пумы). Такого разношерстного кошачьего семейства нет ни у одного дрессировщика нашего цирка. На воле эти близкие родственники не слишком жалуют друг друга. и потребовалось немало труда, терпения, настойчивости, чтобы заставить их мирно сосуществовать на манеже.

Не зная Запашного, можно было предположить, что. готовя свой первый в жизни аттракцион с хищниками, он повторит знакомые трюки: хождение животных по буму, традиционный и всегда эффектный «ковер», прыжки с тумбы на тумбу и через кольцо. В какой-то мере это было бы доже простительным, а уж объяснимым во всяком случае: а цирке поныне бытует мнение, что начинать можно и с азов, с повторения того, что сделано другими (не потому ли, кстати, многие так называемые новые номера и аттракционы оказываются при ближайшем рассмотрении старательно снятой копией с добротного оригинала).

Но Запашный есть Запашный — с его предельно взыскательным отношением к творчеству, нетерпимостью ко всему посредственному и заурядному, с его профессиональным самолюбием. Да, и самолюбием тоже, если разуметь под этим понятием то внутреннее ощущение художника, которое не позволяет ему плестись в хвосте, быть "В числе многих". Запашный раз и навсегда отказался от трюков, которые есть а репертуаре других дрессировщиков, его аттракцион хорош уже тем, что он оригинален. Вот только один пример, подтверждающий это. Но в диковинку видеть на манеже цирка льва или тигра, прыгающего в кольцо, которое держит дрессировщик. А у Запашного совсем не так. Одновременно о воздух подбрасываются одно навстречу другому два больших кольца, и в тот момент, когда они на миг совмещаются а пространстве, сквозь них безошибочно точно прыгает черная пантера!

Интересный уже в первом своем варианте, аттракцион «Среди хищников» приобрел новые привлекательные качества, когда в клетку вошла жена и партнерша Запашного — Марица. С ее вводом аттракцион словно получил иное сценарное решение, цирковое действие оказалось как бы «разложенным» на два характера, на два разных отношения к происходящему на маноже.

Одновременно и, как говорится, на равных появляются Марица и Вальтер перед зрителями — их зезет колесница, в которой запряжены лев и тигр. Этот поистине сказочно-коро-лезский выезд сразу же придает аттракциону приподнятую романтичность, делает его зрелищно ярким и необычным. К тому жо дрессировщики молоды, элегантны, красивы, а ведь это всегда особенно радует на арене цирка.

Партнеры работают вместе, зачастую они преднамеренно демонстрируют одни и те же трюки, будто соревнуясь между собой, но у каждого свой подход к животным, своя манера общения с ними. Вальтер подчеркнуто строг и требователен, он как бы держит животных на расстоянии, не слишком полагаясь на их покорность и послушание. В какой-то момент он даже позволяет себе замахнуться хлыстом, который, правда, тут же невозмутимо отбирает у него тигр... Марица же, напротив, по-женски мягка и обезоруживающе доверчива, порой даже начинает казаться, что звери «с ней заодно», что им приятнее повиноваться ей, чем ому. И хотя мы понимаем, что все это, в общем-то, игра, что роли распределены заранее, нас подкупает та непринужденность, которая царит в аттракционе. И когда Марица, лежа на свободной проволоке, раскачивается над тремя тиграми и львом, а четвертый тигр прыгает через нее, или когда она верхом на льве объезжает манеж, мы как-то и не очень даже тревожимся за судьбу артистки: ведь они, львы и тигры, а с ней заодно!

Вообще животные в аттракционе Запашных менее всего воспринимаются как подневольные звери, которых дрессировщики демонстрируют с риском для собственной жизни. Скорее, это добровольные партнеры артистов, участвующие вместе с ними в различных, чаще всего забавных сценках. Вот одна из них. Лежа на манеже, тесно прижавшись спинами друг к другу, лев и тигр буквально «держат в объятиях» Вальтера и Марицу. Затем будто нехотя отпускают их, но едва дрессировщики делают шаг в сторону — тотчас же хватают их за ноги тяжелыми когтистыми лапами. О том, что обниматься с такими партнерами совсем но безопасно, что лев ударом своего когтя насквозь «процарапывает» железную сковороду — обо всем этом мы думаем ужо потом, когда перебираем в памяти увиденное. А на представлении мы готовы поверить в невозможное: в то, что животные и люди с обоюдным удовольствием разыгрывают на наших глазах веселую сценку...

Запашный как-то сказал: «Цирк в моем представлении — это чудо, и мне хочется участвовать в его создании». Ощущение циркового чуда оставляет аттракцион, с которым выступают заслуженный артист республики Вальтер Запашный и его отважная Марица. Они — талантливые, ищущие люди. Они из тех. кто движет наше искусство вперед, и я убежден, что впереди их ждут новые творческие свершения.

НИК. КРИВЕНКО

оставить комментарий

 

 


© Ruscircus.ru, 2004-2013. При перепечатки текстов и фотографий, либо цитировании материалов гиперссылка на сайт www.ruscircus.ru обязательна.      Яндекс цитирования Rambler's Top100