В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ    
 







                  администрация сайта
                       +7(964) 645-70-54

                       info@ruscircus.ru

Великие возможности жанра

На смотре новых произведений циркового искусства, который проводился в 1961—1963 годах, звания лауреатов были удостоены исполнители «Воздушного полета с лопингом»*. А летом 1966 года на выпускных экзаменах в ГУЦЭИ высокую оценку получили участники «Полета-8». Оба эти номера поставил режиссер-педагог Ю. Г. Мандыч.

* Лопинг — гимнастический снаряд, напоминающий качели. Он придает испол­нителям поступательное движение, выбрасывая их вверх и вперед.

Недавно в редакцию пришло письмо группы воспитанников Мандыча — выпускников училища прошлого года. «Юрий Гаврилович Мандыч, — пишут они, — не только внимательный, добросовестный педагог, но и талантливый, ищущий режиссер. Занятия он строит очень интересно, ради успеха своих учеников не жалеет ни времени, ни сил. Мы горячо благодарны нашему учителю и режиссеру, кото­рый многому научил нас». Редакция обратилась к Ю. Г. Мандычу с просьбой поделиться на страницах журнала своими соображениями о возможностях даль­нейшего развития и совершенствования жанра воздушного полета, рассказать о том, как он работал над постановкой двух номеров мо­лодых гимнастов.

Жанр воздушного полета существует более ста лет. За это время он не раз совершенствовался. Сам я видел в цирках страны немало оригинальных поле­тов, каждый из которых вносил нечто новое в традиционный жанр. Артисты Морус, например, увеличили длину тра­пеции, и движения гимнастов под купо­лом стали стремительнее, шире, эффект­нее. Своеобразен был номер Коневых «Трехъярусный полет». У самого купола укреплялись два турника, ниже — рам­ка, а еще ниже — мостик и ловиторка. Это давало возможность демонстриро­вать в воздухе разнообразные трюки. (Мог бы получиться, замечу в скобках, очень интересный номер, но, на мой взгляд, беда заключалась в том, что ар­тисты не сумели добиться органической связи трюков, исполняемых на столь различной аппаратуре.)

Эффектен и перекрестный полет артистов Галаган. Под куполом разме­щаются три мостика, три трапеции и ло­виторка. В этом номере два гимнаста одновременно устремляются с мостиков и, встретившись в воздухе, приходят к своим трапециям. А вот Вязовы в своем полете применили амортизаторы: ка­жется, что исполнитель падает, но амор­тизаторы возвращают его на мостик или к трапеции. Кстати, Вязовы с успехом применили не раскачивающуюся, а не­подвижную ловиторку. Интересны так­же полеты Силантьевых и В. Бредо (я называю лишь те полеты, которые хо­рошо знаю).

И вот перед нами встала задача под­готовить номер, не похожий на существующие, раскрывающий новые возмож­ности традиционного жанра. В 1960 году мы выпустили «Полет с лопингом». Само название говорит, что основное   нововведение,   меняющее   характер полета, — лопинг. Вначале при­ходилось выслушивать решительные утверждения, что затея пустая и, более того, опасная. Заявляли это опытные специалисты, и тем труднее было от­стаивать свой замысел. Тут хочется сделать отступление и сказать о том, что ничто так не способ­ствует успеху в творческих поисках, как доброжелательное отношение коллег, их поддержка. И не только товарищей по училищу. С благодарностью вспоминаю А. Арнольда, который пришел на одну из репетиций и уверенно сказал, что номер у нас получится интересный. Поддержка известного режиссера очень помогла нам.

Начинали мы с тренировок на полу, лопинг был установлен всего в тридца­ти сантиметрах от ковра. Отрабатывали движения, отдельные элементы, трюки. Одновременно совершенствовали аппа­ратуру. Она необычна — в этом убеждается каждый, кто видел номер: два мостика расположены один над другим, у нижнего мостика — лопинг специаль­ной конструкции. Что дает новая аппаратура? Главное, лопинг позволяет создавать впечатление свободного парения человека под купо­лом. Исполнитель, подброшенный ло-пингом, может легко пролететь по воз­духу метров пятнадцать (у нас в номе­ре    артисты    пролетают    восемь).    Это весьма эффектно. Ведь в обычных по­летах гимнаст, отпустив трапецию, демонстрирует трюк, например сальто, как бы на месте — он пролетает не бо­лее одного метра и тут же приходит в руки к ловитору. В нашем номере саль­то исполняется во время длительного полета. Это придает выступлению дина­мичность и изящество. Зритель просле­живает исполнение трюка как бы при замедленной демонстрации киноленты.

В «Полете с лопингом» в воздухе мо­гут находиться сразу два гимнаста: в то время как один исполнитель летит к верхнему мостику, его партнер устрем­ляется к ловитору с лопинга. Есть и другие возможности для создания интересных комбинаций. Но и то, что уже освоено, позволяет молодым артистам под руководством О. Лозовика с успе­хом выступать на отечественных и за­рубежных манежах. В прошлом году мы выпустили из училища номер «Полет-8». Чтобы дать представление о его характере и осо­бенностях, начну с описания аппарату­ры. С двух сторон симметрично, на рас­стоянии двадцати одного метра, укреплены два мостика. Точно посредине между ними помещается ловиторка, ко­торая в нужный момент вращается мо­тором. Таким образом, ловитор прини­мает вольтижеров то с одной стороны, то с другой, причем, поймав партнера, он нажимает на педаль, ловиторка по­ворачивается на 180 градусов, и лови­тор посылает гимнаста к противополож­ному мостику (а не обратно, как бывает обычно). С самого начала нам было ясно, что нагрузка на одного ловитора окажется весьма значительной, и поэто­му мы ввели второго. Ловиторка двухъ­ярусная, внизу артист располагается, как обычно, сидя, а наверху — стоя.

Даже это беглое описание позволяет, как мне кажется, представить, сколь велики в новом номере возможности для создания оригинальных композиций и трюков. Артист, к примеру, может пере­ходить от нижнего ловитора к верхнему и обратно. Те, кто видел «Полет-8» на выпускных представлениях в ГУЦЭИ, наверное, оценили достижения молодых гимнастов, демонстрирующих двойное и тройное сальто, двойное сальто с пируэ­том. Да и весь номер, на мой взгляд, построен оригинально: исполнители устремляются к центру то с одного, то с другого мостика, приходят то к нижнему, то к верхнему ловитору, возвра­щаются иногда на свой мостик, иногда — на противоположный.

Незачем доказывать, что участие в воздушном полете требует от исполнителей безукоризненной техники, отличной физической подготовки. Иной раз не так важно исполнить трюк в воздухе, как важно точно и четко выполнить все предшествующие ему элементы — в определенный момент уйти с мостика, вовремя оторваться от трапеции и т. д. И всех нас очень радует, что молодые гимнасты уже сейчас демонстрируют высокую технику воздушного  полета.

 В день выпускного экзамена. Молодые гимнасты под руководством О. Лозовика сердечно благодарят своего педагога ЮРИЯ ГАВРИЛОВИЧА МАНДЫЧАВ день выпускного экзамена. Молодые гимнасты под руководством О. Лозовика сердечно благодарят своего педагога ЮРИЯ ГАВРИЛОВИЧА МАНДЫЧА

Конечно, молодые воздушные гимна­сты, как и все наши студенты, прошли в училище большую многостороннюю подготовку по гимнастике, акробатике и т. д. Но, прежде чем им подняться под купол, мы долгое время репетировали в партере с лонжами. Это были не только тренировки, но и упорные поиски. Очень существенно, к примеру, правильно определить расстояние между мостиком и ловиторкой, решить, на каких уров­нях их расположить. Трудно сосчитать, сколько раз мы меняли положения мо­стика, укрепляли его то выше, то ниже, подбирали длину трапеции и т. д. Одно­временно мы настойчиво вырабатывали у исполнителей то, что называется чув­ством партнера.

И летом, уже после экзаменов, про­должали репетиции. Лишь на короткое время мои подопечные ездили на съем­ки фильма «Добрый доктор Айболит». И снова репетиции, репетиции, репети­ции... От молодежи потребовался боль­шой, напряженный труд, не менее четы­рех часов тренировок ежедневно. И ре­зультаты налицо. Молодая гимнастка Я. Кокина — первая артистка, совер­шающая прыжок из-под купола в сет­ку. Можно было бы отметить и других исполнителей. Но не буду никого выде­лять: пусть молодежь помнит, что успех зависит от всех, от слаженности кол­лектива, от крепкой творческой дружбы.

В заключение хочу подчеркнуть: в жанре воздушного полета еще много не­раскрытых ресурсов, его возможности велики. Убежден, что со временем из нашего училиша выйдут новые ооиги-нальные номера этого интересного жанра.

ЮРИЙ МАНДЫЧ, режиссер-педагог

 Журнал Советский цирк. Январь 1967 г.

оставить комментарий

 

 

 


© Ruscircus.ru, 2004-2013. При перепечатки текстов и фотографий, либо цитировании материалов гиперссылка на сайт www.ruscircus.ru обязательна.      Яндекс цитирования Rambler's Top100