Владимир Ушаков и его «Икарийские игры» - В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ
В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ    
 







                  администрация сайта
                       +7(964) 645-70-54

                       info@ruscircus.ru

Владимир Ушаков и его «Икарийские игры»

Владимир Ушаков и его «Икарийские игры»В пестром, удивительном цирковом мире встречаются люди самых различных биографий и профессий: бывшие кузнецы, слесари, инженеры, моряки, киноартисты, шахтеры, конюхи, спортсмены. Впрочем, прошлая жизнь обычно мало кого интересует, она осталась где-то там, за цирковым занавесом. Главное — номер, представление.

Но есть в цирке артист — блестящий знаток так называемой вольтижной акробатики, многолетний руководитель труппы исполнителей икарийских игр, — чье происхождение, семья, все прошлое так не вяжется с обычным представлением о людях арены, что на этом стоит остановиться особо. Я имею в виду Владимира Ушакова.

Имя его отца — лингвиста, члена-корреспондента Академии наук СССР — известно каждому интеллигентному человеку. Он автор и редактор четырехтомного Толкового словаря русского языка, который в просторечии так и называют «ушаковским». Сестра артиста была замужем за выдающимся авиаконструктором, многолетним сотрудником А. Туполева академиком А. Архангельским. Жена Ушакова — доцент Театрального училища имени Б. Щукина. И среди его друзей и знакомых много знаменитых ученых, выдающихся артистов. Но сердце Владимира Ушакова давно, и теперь навсегда, отдано манежу.

Ныне молодой человек, полюбивший цирк, может поступить в цирковое училище. Немало имеется народных и самодеятельных цирковых коллективов, не говоря уже об акробатических и гимнастических спортивных секция». Ничего этого в начале 20-х годов нашего века не существовало, Действовали только курсы искусства движения, руководимые В. Цветаевой, сестрой известной поэтессы. Располагались они в Москве на Мясницкой улице (теперь улица Кирова), и готовили там по преимуществу артистов эстрады. Их закончили такие впоследствии известные мастера, как Н. Самошников, С. Русанов, Г. Орнели и другие. Но на курсах имелся отлично поставленный акробатический класс, им руководил С. Сергеев. Он первый создал методику преподавания акробатики и добился больших успехов. Вот в этом классе и начинал Ушаков готовиться к цирковой деятельности.

В 1926 году открылось первое специальное учебное заведение: Мастерские циркового искусства (МАЦИС). Ушаков поступил туда и снова оказался под руководством Сергеева.

Как отнеслись дома к странному увлечению молодого человека? Мать вздыхала, даже плакала — слишком непривычной, непрочной казалась ей будущая карьера сына. Но отец рассудил по-другому: раз он сам выбрал такую дорогу, пусть по ней идет, только следует помнить, что труд почетен лишь тогда, когда приносит пользу людям. «Мой сын хочет стать цирковым акробатом — это его дело, — рассудил он, — но неплохо было бы закончить высшее учебное заведение, познакомиться с анатомией, физиологией и психологией человека, это может очень помочь в будущей работе». И Ушаков прислушался к совету отца, через несколько лет закончил медицинский и физкультурный институты.

Когда Ушаков получил диплом об окончании МАЦИСа, ему предложили вступить в труппу известных велофигуристов братьев Морено (Свистуновых). Он исполнял обязанности верхнего, это значило стоять ногами или руками на плечах, на голове, на руках нижнего, стремительно двигающегося на велосипеде по кругу арены.

Номер у Морено был хорош, но Ушакову в нем вскоре стало скучно, от него требовали только механического исполнения трюков. Морено, вероятно, удивились бы, вздумай он проявить инициативу, и немедленно пресекли бы это. Так в старых цирковых труппах было заведено: беспрекословно слушать старших. И Ушаков ушел от Морено.

В 20-е годы особенный успех в цирковых программах имела труппа исполнителей «Икарийских игр» Тафани. Теперь выступления ее, наверное, не удивили бы никого, но тогда веселая работа, участие в номере мальчиков, сложные перелеты акробатов с ног одного нижнего на ноги другого — все поражало и восхищало. Это был один из немногих в советском цирке того времени номеров подлинно мирового класса. И Ушаков тоже решил начать выступать с «Икарийскими играми». Но как это сделать? Тафани засекречивали свои репетиции, они отказывались раскрывать, как готовят те или другие трюки. Это потом один из них партнеров А. Александров (Дайтон), создав собственный номер, начал передавать опыт Тафани другим артистам.

Пока же Ушаков только наблюдал за выступлениями Тафани, смотрел номера икарийцев, Алисон и Лиас, приезжавших к нам на гастроли. У этих трупп трюки были даже сильнее, но легкости, игрового начала, актерской выразительности, отличавших Тафани, им не хватало.

Значит в мечтах, в проекте были «Икарийские игры». Пока же Ушаков создал с партнером акробатический номер под общим псевдонимом Тело (тогда в моде было изобретать удивительные имена). В номере использовали стол-батут. Выступали на эстраде и в цирках, принадлежащих местным управлениям зрелищных предприятий.

Но и номер Тело не удовлетворил Ушакова. Смолоду у него был педагогический дар, ему всегда хотелось учить, делиться своими знаниями, искать новое, экспериментировать. Вот почему он взял в качестве ученика и партнера мальчика и создал с ним акробатический номер со сложными трюками. Так исполняли они курбет в одну руку. Мальчик стоял ногами в поднятой вверх руке Ушакова, тот его подбрасывал в воздухе, мальчик переворачивался вниз головой и умудрялся приходить рукой в руку нижнего. Нижний его снова подбрасывал, и мальчик опять оказывался ногами на руке нижнего. Выступая с этим номером, (псевдоним — братья Тенсен) Ушаков в одном из цирков столкнулся с артистом А. Лурихом (Сауковым). Тот демонстрировал номер, который афиши называли «Эквилибристикой на японской лестнице»: нижний лежал на специальной подушке и балансировал на ступнях ног высокую лестницу, на вершине которой упражнялся партнер. Кроме того, Лурихи исполняли два-три не очень сложных трюка из репертуара икарийцев. И именно на эту часть их номера, на то как проводились репетиции Ушаков смотрел во все глаза. Его все интересовало: и как сделана подушка, и как на ней удобнее лежать, и как следует действовать нижнему, подбрасывающему вверх партнера.

Икарийские игры — сложнейший жанр, кроме силы ног и брюшного пресса, он требует, особенно от нижних, прямо-таки ювелирной точности, умения не просто подбросить партнера, но еще и придать его телу вращательное движение и после этого снова принять партнера на ноги так, чтобы верхний не почувствовал удара, говоря по-цирковому — спассировать его. К тому же икарийцы зачастую перебрасывают верхних от одного нижнего к другому, и это, естественно, увеличивает сложность.

Если учесть, что в икарийских играх по большей части обязанности верхних исполняют дети, можно понять, что ответственность нижних во много раз увеличивается.

И все-таки Ушаков решил номер «Икарийские игры» создавать. Сначала он сделал его с одним мальчиком, потом довел группу до пяти человек. А в 1939 году, когда труппа, руководимая Ушаковым, выступала в цирке шапито в Измайловском парке культуры и отдыха, в ней уже было семь человек. Нижние теперь лежали на трех подушках и перебрасывали верхних от одного к другому. Позже с этим номером Ушаков пришел в «Артист-бюро» — организацию, проводящую цирковые представления на сценах. Работал он также в Мосэстраде. В частности, его группа систематически выступала на елочных представлениях в Колонном зале Дома Союзов.

Икарийские игры — жанр сложный еще и в том отношении, что здесь руководитель номера обязан следить за тем, как учатся в школе маленькие артисты и, конечно, обязан способствовать их максимально широкой профессиональной подготовке. Кроме того, детей необходимо постоянно заменять. За десятилетия у Ушакова в качестве учеников и партнеров побывало множество ребят. Сейчас их можно увидеть в других номерах: и как ведущих исполнителей и как руководителей. Все, кого воспитывал Ушаков, закончили среднюю школу, а многие — и высшие учебные заведения. Труппа его — это своеобразное цирковое училище. И какие трогательные письма он постоянно получает от своих бывших питомцев!

Ушаков не ограничивал себя только номером и даже цирком, его всегда интересовал спорт, он часто ставил физкультурные парады и праздничные программы.

В годы Великой Отечественной войны, сократив номер до двух человек, артист выступал в составе фронтовой бригады, в которую входили конферансье М. Гаркави, певица Л. Русланова, жонглер 3. Махлин. Позже он показывал свое искусство перед советскими войсками, расположенными в ГДР и Венгрии.

После войны Ушаков на некоторое время отошел от цирка. Решил пожить в Москве, где работала его жена, а артист манежа, как известно, одиннадцать месяцев в году находится в разъездах. Он готовил акробатов в самодеятельной студии «Первый шаг» при Центральном Доме работников искусств, преподавал в эстрадных студиях, руководимых Б. Петкером и Н. Смирновым-Сокольским. С 1949 по 1954 годы он возглавлял акробатический ансамбль при Центральном Доме Советской Армии. Выступал в нем с «Икарийскими играми», получил на конкурсе эстрады премию.

Сколько за это время он подготовил учеников, ставших известными артистами-акробатами, перечислить невозможно. Среди них были знаменитые братья Воронины — первые чемпионы СССР по спортивной акробатике.

И все-таки цирк манил, и Ушаков вернулся на манеж, снова организовав, теперь очень большую, в одиннадцать человек, труппу икарийцев. И снова появились дети, а это значит — заботы о них.

Последнюю четверть века Ушаков безраздельно служит арене. За это время он предложил много нового, и не только предложил, но и осуществил свои предложения. Прежде при исполнении «Икарийских игр» употреблялись только подушки, лежащие на земле. Александр Дайтон первый Поднял подушку на пьедестал. Ушаков установил на арене разновысокие пьедесталы. Теперь верхние, перелетая от одного нижнего к другому, оказываются в разных плоскостях — это усложнило работу, но одновременно усилило эффектность выступлений.

В конце номера икарийцы обычно выстраивают на ногах одного из нижних пирамиду, в номере Ушаковых она делается на вращающемся пьедестале.

Но, пожалуй, главное — это те трюки, которые показывают мальчики. Назовем только рекордные: перелетая от одного нижнего к другому, акробат демонстрирует сальто-мортале-пируэт, а это значит не только переворачивается вокруг своей оси, но еще как бы ввинчивается в воздух. Такие же сальто-мортале-пируэты подряд, в цирке скажут «в темп», верхний проделывает на ногах одного из нижних. Акробат сидит на подошвах нижнего, взлетев, делает двойное сальто-мортале и снова приходит на подошвы, и так несколько раз кряду. А один из партнеров делает полтора сальто-мортале и приходит на ноги нижнего в стойку на руках.

Скажем еще, что Ушаков объединил исполнение «Икарийских игр» с подкидной доской, это внесло в номер разнообразие и придало ему еще большую выразительность.

Икарийские игры потому и называются играми, что это номер веселый, и трудности, а их немало, должны быть зрителям незаметны. Ушаков всегда к этому стремился, и этого он достиг.

Ну что же, сегодня он подлинный профессор цирковой акробатики, как бывают профессора музыки или пения.

Ю. ДМИТРИЕВ

оставить комментарий

 

 


© Ruscircus.ru, 2004-2013. При перепечатки текстов и фотографий, либо цитировании материалов гиперссылка на сайт www.ruscircus.ru обязательна.      Яндекс цитирования