В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ    
 







                  администрация сайта
                       +7(964) 645-70-54

                       info@ruscircus.ru

Воздушная гимнастка Эльга Анзорге

Вот она вышла. Идет, улыбаясь нам, едва касаясь манежа, той удивительной походкой, которая сама по себе уже преддверие полета. Подходит к канату, свисающему из-под купола. и начинает подниматься по нему, словно бы также едва касаясь его руками. Ни тени напряжения. Она переполнена предстоящим, и чувство это как бы само стремит ее ввысь.

Вот она на трапеции. Глянула вниз, улыбнулась. Качнулась, как на качелях, раз, другой, сильней, еще сильней. И, засмеявшись, радостно воскликнула: «Хорошо!» — не то себе, не то нам. Качнулась еще и еще. раскачалась — и забыла про нас, вся во власти полета.. Встала на летящую от края и до края трапецию и вдруг, словно созрев для полета, бросилась вниз, в последний миг успев удержаться ногами. И тут же поднявшись на трапецию, вновь совершила «обрыв».

Так начинается номер воздушной гимнастки Эльги Анзорге.

Я спросил ее потом, себе или нам воскликнула она: «Хорошо!»

— А разве я что-нибудь говорю там. на трапеции? — засмеялась она. — Не помню, не знаю. Знаю только, что мне в самом деле очень хорошо, когда я на трапеции. Так хорошо, что я порой забываю о зрителях. Честное слово! Больше того, даже не только сам процесс работы доставляет мне наслаждение, но и репетиции я провожу с удовольствием, жду их. жду, когда смогу подняться вверх.

Работающие с ней в одной программе артисты подтверждают: репетируя, Эльга часто улыбается сама себе.

Вот эта радость, переполняющая ее, душевный подъем, незаученность движений, а потому и легкость какая-то. свобода, передается нам, зрителям. и рождает ответное чувство радости.

Это впечатление от ее номера, это чувство, пожалуй, главный художественный эффект созданного Анзорге.

Откуда же у нее это неизбывное наслаждение, эта первородная радость? Ведь Эльга выступает уже довольно давно (правда, раньше она работала в других воздушных жанрах), к тому же она из цирковой семьи и в цирке с детства. Казалось бы. на смену непосредственному чувству должны были бы уже прийти добротный профессионализм и спокойная удовлетворенность прочным успехом. Но Эльга по-прежнему каждый раз с радостным трепетом новичка поднимается на трапецию.

Мне думается, что душевная нерастраченность, так обнаруживающая себя, когда Анзорге на трапеции, является не только природным свойством ее темпераментной артистической натуры. Это еще и результат высокого качества гимнастической подготовки. Виртуозное владение телом, ощущение власти над ним и рождает счастливое чувство полета. И образ складывается как бы сам собой. Артистка словно бы не выступает, «не представляет», не демонстрирует свое искусство. а просто хорошо ей на трапеции до невозможности. Пребывая на ней. она испытывает неустанное, бесконечное удовольствие. И чувство это так полно. что даже превалирует в нашем восхищении ее смелостью и виртуозностью. Оно как бы сверх всего.

Вот случай, когда особенно справедливы слова о том. что в цирке нельзя казаться, а надо быть.

Конечно же, ничего подобного мы бы не ощущали, если бы Эльга не была гимнасткой очень высокого класса. То, что исполняет она, делается ею, кажется, без всяких усилий. Ее совершенная техника, ее трюки помогают ей выразить свою радость, свой восторг. И это главное. Потому и не фиксирует она особо, не подает подчеркнуто свои эффектные, сложные и довольно опасные трюки и целые комбинации из них.

Вот некоторые. Стоя на качающейся широкими махами трапеции, она в один из моментов исполняет «обрыв», то есть отпустив руки, совершает свободное падение вниз головой, успевая в последний миг задержаться ногами за трапецию. И тут же. подняв корпус к ногам, берется руками за перекладину, выходит на трапецию в упор на живот и, как говорят в цирке, в темп, то есть сразу же совершает с живота «обрыв» с полпируэтом. На качающейся, а вернее летящей из стороны в сторону трапеции, на тоненькой ее перекладине Эльга делает стойку на шее. В таком вот беззащитном положении она вдруг соскальзывает и летит вниз, чтобы потом каким-то неправдоподобным образом удержаться на трапеции и вновь раскачиваться на ней.

В финале номера следует «обрыв» стоя с полпируэтом.

Специалисту-профессионалу эти трюки скажут многое, помогут оценить класс номера, зрителям — в полной мере ощутить бесстрашие и ловкость гимнастки.

И вот здесь-то пишущие про цирк, рассказав о трюках, упомянув о храбрости. ловкости, бесстрашном преодолении трудностей, обычно тут же спешат сообщить, что все это лишь слагаемые некоего общего целого, имя которому — произведение искусства. В понятном стремлении утвердить эту свою мысль пишущие подчас уходят так далеко от того, что непосредственно происходит на арене, бродят в дебрях ассоциаций, порой весьма надуманных, что и трюки, и храбрость, и сила, и ловкость, выходит, тут вроде бы уже и ни при чем.

А между тем смелость, сила, ловкость сами по себе представляют величины весьма и весьма значительные. Надо ли это доказывать? К тому же. как хотите, а цирк в сознании людей жил и живет прежде всего как братство смелых, ловких и гораздых на выдумку веселых людей.

И номер Эльги Анзорге абсолютно отвечает этому представлению о цирке. И. право же. не хочется дополнительно прибавлять сюда никаких ассоциативных нагрузок, потому что и смелость и ловкость в чистом, так сказать, виде, которые мы видим здесь, сами по себе прекрасны. .

Финал в номере Анзорге приходит неожиданно. Это и понятно — в радости нет ощущения финала, окончания. Но когда оканчивается ее номер, радость не гаснет, возникает чувство точки, поставленной где-то, может быть, в середине. И чувство радости длится. Длится и тогда, когда артистка уже внизу, на манеже, и тогда, когда шевельнулся прощально уже сомкнувшийся за ней занавес.

У Эльгн Анзорге есть и второй номер — гимнастика на корд-де-пареле: вертикально свисающем из-под купола канате. И здесь-то слова «воздушная элегия», «воздушная сюита» и прочая музыкально-балетная лексика сама просится с языка. Лирический образ, созданный артисткой, расширяет границы непосредственного действия.

И все-таки все, что делает гимнастка с помощью великолепной, необычной (она отказалась от привычных в этом жанре трюков, позировок) гимнастико-акробатической пластики, читается примерно так: как смел и красив человек. как прекрасно человеческое тело, как сильно и гибко оно, как выразительно, послушно душе, как музыкально — постоянные и прекрасно вечные темы цирка. И когда смотришь на работающую на канате гимнастку, как бы ни владели тобой подобные или иные мысли и чувства, не можешь не заметить, отбросить те удивительные трюки, из которых и складывает Анзорге свою мелодию. Они, именно они, перед глазами и перед мысленным взором зрителей.

Я говорю об этом потому, что цирк наш сейчас усиленно ищет новые выразительные средства, охотно обращаясь к театрализации и различным элементам других искусств. И в поисках этих подчас замечаешь в отдельных номерах такое: поменьше трюков, побольше подыгровок и прочего антуража. Благой совет отказаться иногда от того или иного трюка ради художественной цельности воспринимается некоторыми артистами как призыв к облегченному пути в искусстве.

Творчество Эльги Анзорге — пример того, как, не изменяя цирку, его основе — трюку, не поступаясь сложностью, можно добиться высокой художественности. Но именно в том случае. если виртуозно владеешь трюком!

И еще творческая судьба Э. Анзорге примечательна одним обстоятельством. После циркового училища Эльга вместе с Виктором Голиковым выступала с номером «Воздушная рамка». Целый ряд лет он был одним из лучших в этом жанре. В подобном мнении сходились все знатоки. Потом пути партнеров разошлись. Эльга стала работать с партнершей на вращающемся под куполом аппарате, работала «вертушку», как говорят в цирке. Это уже был номер не лучше, но и не хуже других. Словом, спад, даже, может быть, шаг назад. И уже посчитали, что — все. Вершина творчества этой артистки миновала, что она на этом уровне спокойно доработает до положенного ей срока. Не более того.

Но вот Эльга обратилась к сольной гимнастике, создав не один, а даже два номера. И снова взлет.

Эльга Анзорге принадлежит, если можно так сказать, к старшему поколению молодых артистов цирка, или, если хотите, к старшей группе молодого поколения. Словом, к тем, чьи плечи несут основное бремя забот и судьбы нашего цирка. У них для этого есть все: и опыт, и мастерство, и сил еще предостаточно. Так не стоит ли пристальней взглянуть на некоторых из них, может быть, подтолкнуть, вселить уверенность, помочь, если надо, а не ждать, когда придет кто-то новый, молодой и все перевернет.

Эльга создала два номера. Я не решаюсь назвать лучший из них, оба — отменны. Одно следует сказать определенно: от таких мастеров, как она. можно ждать еще много замечательных неожиданностей.

АН. ГУРОВИЧ

оставить комментарий

 

 


© Ruscircus.ru, 2004-2013. При перепечатки текстов и фотографий, либо цитировании материалов гиперссылка на сайт www.ruscircus.ru обязательна.      Яндекс цитирования Rambler's Top100