«Воздушное адажио» Наталиия Васильеой и Юрия Александрова - В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ
В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ    
 







                  администрация сайта
                       +7(964) 645-70-54

                       info@ruscircus.ru

«Воздушное адажио» Наталии Васильевой и Юрия Александрова

Трапеция взмывает вверх, раскачивается, опускается вниз. Гибкий, элегантный гимнаст исполняет на ней сложнейшие трюки, а на манеже в трепетном ожидании застыла партнерша...

Юрий АлександровСтарый цирк на Цветном бульваре часто радует нас своими открытиями, зажигая на цирковом небосклоне все новые и новые «звезды». И вот теперь — Наталия Васильева и Юрий Александров, ставшие одними из победителей Всесоюзного конкурса на лучшие цирковые номера и аттракционы.

...Юрий Александров родился и вырос в небольшом подмосковном городке, большую часть свободного времени проводил на улице: летом гонял видавший виды футбольный мяч, зимой — самодельную шайбу. Но вот кому-то из взрослых пришла в голову счастливая идея открыть в спортзале школы небольшой клуб, где ребята смогли бы заниматься акробатикой и другими «цирковыми науками». Это увлечение настолько овладело ими, что через некоторое время они отправились в Москву «поступать в цирк», точнее, в детскую студию при ГУЦЭИ. Приняли только одного Юрия. Было это в 1963 году.

А в 1970 году он заканчивает училище, вместе с Александром Маковеевым они исполняют номер «Силовые акробаты». Их дуэт по праву считался одним из лучших в советском цирке. В программе Московского цирка на Ленинских горах, посвященной 50-летию образования СССР, они, участники Молдавского циркового коллектива, представляли свою солнечную республику. Их выступление получило высокую оценку специалистов, молодые артисты побывали на гастролях в Болгарии и Финляндии. Казалось, им предстоит долгая совместная жизнь на манеже, но судьба распорядилась иначе... В 1976 году Юрий Александров получает серьезную травму, врачи предсказывают, что он не сможет вернуться на манеж. Дуэт этих силовых акробатов прекращает свое существование.

Однако, несмотря на рекомендации врачей, Юрий Александров остается в цирке. Он работает ассистентом в номере дрессировщицы Валентины Симоновой и мечтает о самостоятельном номере. Его настойчивость, любовь и преданность цирку, без которого он уже не мыслил своей жизни, победили — Александров вместе с Симоновой готовятся стать воздушными эквилибристами.

Около года они репетируют во Всесоюзной дирекции. Их режиссер, заслуженный деятель искусств РСФСР Виль Головко, сказал позже:

— После первых репетиций стало ясно: Юрий — эквилибрист высокого класса, а вот подготовка его партнерши оставляла желать лучшего. Не следует забывать, что она была дрессировщицей, а не эквилибристкой, поэтому соединить их в одном номере было непросто.

Наталья ВасильеваИ тогда режиссер избрал такой ход: Александров взмывал на трапеции под купол цирка, а Симонова оставалась на манеже. Вместе они исполняли только финальный трюк. Читалось это так: юноша ради любимой готов на любые свершения, а она верно ждет его на земле...

Номер выпускался в Минском цирке и сразу обратил на себя внимание. Но, к сожалению, через какое-то время Александров остается без партнерши. Конечно, он мог бы выступать и один. Но артист понимал: воздушная миниатюра от этого проиграет. Его собственные трюки, разумеется, останутся прежними, но не будет того эмоционального настроя, который придавал номеру своеобразие, неповторимость.

Александров снова оказывается в Минске, где и встречает Н. Васильеву.

Наталия Васильева с детства увлекалась художественной гимнастикой, а вот к цирку была довольно равнодущна. Она добилась значительных успехов: стала мастером спорта, участвовала во всесоюзных и республиканских соревнованиях, была членом сборной Белоруссии по художественной гимнастике. Училась в Минском институте физкультуры, успешно окончила его. В цирке в то время набирали танцовщиц для кордебалета, и девушка решила пойти туда.

Увидев молодую спортсменку, Александров предложил ей репетировать с ним. Она согласилась — было интересно, что из этого получится. Правда, репетировать приходилось чуть ли не тайком от грозного инспектора манежа Павла Быкова, неоднократно грозившего «прекратить это безобразие».

Через некоторое время «Воздушное адажио» было почти готово, но его не спешили включать в программу: ведь Наталия была всего-навсего артисткой кордебалета Минского цирка и только в этом качестве имела право выходить на манеж. Помог случай: дрессировщик, заслуженный артист РСФСР Александр Попов уехал в Москву на экзамены, надо было срочно чем-то заполнить программу. И тогда-то в один из вечеров зрители увидели над манежем трапецию, украшенную ажурными канделябрами...

Затем Наталия и Юрий работают в Калинине, где готовится юбилейное представление для Московского цирка на Цветном бульваре. Все шло хорошо до того момента, когда артистам не начали выдавать зарплату. Тут выяснилось, что Васильева в Союзгосцирк не зачислена, получать зарплату не имеет права, а следовательно, не имеет права даже выходить на манеж. Номер Васильевой и Александрова сняли с программы.

Но тут в Калинин приехал режиссер будущего юбилейного спектакля народный артист РСФСР Леонид Костюк. Он просмотрел выступление молодых артистов и решил, что именно они должны открывать представление «В семье единой». Организационные неурядицы были устранены: Наталия Васильева стала артисткой Союзгосцирка.

«Воздушное адажио» невольно сравниваешь с предыдущей работой Виля Головко в жанре воздушной гимнастики — «Игра с мячами в воздухе» в исполнении Людмилы Головко и Петра Любиченко. Как выразителен у тех и других гимнастов язык трюков! Надо признать: эти произведения объединяет главное — самые сложнейшие трюковые композиции здесь не являются самоцелью, а, как справедливо заметил Ю. Дмитриев:

«При помощи трюков или, точнее, через трюки цирковые артисты создают художественные образы»...

«Воздушное адажио» Наталии Васильевой и Юрия Александрова необычайно красиво и изысканно. Немаловажную роль сыграла здесь прекрасная хореографическая подготовка партнерши. Александров исполняет на трапеции стойку на двух руках, стойку на одной руке, копфштейн, исполняет трюки один или с партнершей, а трапеция раскачивается, поднимается вверх, опускается вниз. Эффектные, уникальные трюковые комбинации! Они вроде бы — основа номера. Основа, но не суть. А суть его состоит в том, что при помощи трюков в короткие манежные минуты артисты создают художественные образы, в эти короткие минуты перед зрителями разворачивается и решается вечная тема любви.

Он — сильный, мужественный. Она — такая юная, прелестная. И вот они наконец соединились, они — вместе. Оторвались от земли и будто нет никого и ничего вокруг — только горящие для них свечи и только для них звучащая музыка Баха.

...Так было в Минске и в Калинине. Но в программе, которую задумал Леонид Костюк, номер Наталии Васильевой и Юрия Александрова шел в несколько иной редакции. С трапеции были сняты канделябры, а вместо Баха зазвучал Шопен. Обработку одного из его прелюдов сделал дирижер, заслуженный артист РСФСР Николай Соколов. И сразу иным стал накал страстей, воздушная миниатюра приобрела больший драматизм. Но финал артисты оставили прежним: на трапеции — горящие свечи в ажурных канделябрах и, как символ вечной гармонии двух любящих сердец, звучит величественная музыка Баха.

Такая концовка кое у кого вызывает возражение: она кажется им излишне минорной. Но ведь любые традиции в искусстве, в том числе и цирковом, рано или поздно ломаются. И такой финал, на мой взгляд, вполне оправдан: через боренье и кипение страстей — к светлой и задумчивой радости любви. Люди отстояли ее и теперь обрели право на счастье.

Впрочем, наверное, хорошо, что «Воздушное адажио» Васильевой и Александрова вызывает споры. В спорах, как известно, рождается истина...

МИХАИЛ НИКОЛАЕВ

оставить комментарий

 

 


© Ruscircus.ru, 2004-2013. При перепечатки текстов и фотографий, либо цитировании материалов гиперссылка на сайт www.ruscircus.ru обязательна.      Яндекс цитирования