Воздушные гимнасты Эдуард Арзуманов и Эрнест Исрафилов - В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ
В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ    
 







                  администрация сайта
                       +7(964) 645-70-54

                       info@ruscircus.ru

Воздушные гимнасты Эдуард Арзуманов и Эрнест Исрафилов

Двое под куполом цирка. Эдуард Арзуманов стоит на небольшой стреле-лестнице лицом к ступенькам, чуть ниже своего партнера. Сейчас он оттолкнется от снаряда назад, в пространство, сделает в воздухе полсальто-мортале, а Эрнест Исрафилов поймает и удержит его за носки ног.

— Ап!

Круг арены стремительно приближается, увеличиваясь в размерах. Все, кто присутствует на репетиции, испуганно вскрикивают. Не поймал! Арзуманов сжался в ожидании рывка. Вот сейчас сработает лонжа. Но рывка нет. И тут он ощутил, что страховочный пояс расстегнулся и отделился от тела. В какую-то долю секунды увидел: вон он бесполезно болтается в воздухе. И тогда гимнаст успел сгруппироваться и повернуть тело так, чтобы ногами, согнутыми в коленях, и руками самортизировать удар. Это, наверное, и предотвратило трагический исход. Хотя, что может быть трагичнее, чем не вернуться к любимой работе?..

— Мы все же выпустим номер? — спросил Арзуманов, когда очнулся закованный в гипс.
— Обязательно, Эдик! Снаряд так и висит под куполом. Ждет нас.

Но легко сказать вернемся. А вот как это сделать? Ведь врачи установили перелом лучевых костей обеих рук, раздробление суставов.

Исрафилов был все время рядом. День и ночь. Лучше любой сиделки. Кормил товарища с ложечки, переворачивал, выполнял все назначения врачей. Партнер и единомышленник. Земляк и друг детства. Все равно, что брат.

...Они познакомились в народной цирковой студии. Лет пятнадцать назад существовала такая при старом Бакинском цирке. Оба увлекались спортом, оба одновременно решили попробовать свои силы в цирковом искусстве. Закопёрщиком был Эдуард, живший неподалеку от цирка и бредивший им с детства. Придет бывало из школы, наспех перелистает учебники и — айда в цирк. Любыми правдами и неправдами пробирался гуда. Через забор, по крыше. Поначалу служители ловили и выдворяли безбилетника. Но однажды директор цирка подозвал паренька и предложил ему попробовать свои силы в студии. А билетершам наказал пропускать его в любое время.

Директором в ту пору был старейший деятель азербайджанского цирка М. Джебраилов. Созданная по его инициативе студия просуществовала недолго, но ее успели окончить несколько способных мастеров арены, в том числе Исрафилов и Арзуманов. Конечно, тогда до мастерства им было далеко. В студии они постигли лишь азы акробатики, гимнастики и других цирковых жанров. Выпустили их с добротной, но довольно традиционной воздушной «вертушкой». Принимали молодых артистов хорошо. Однако они мечтали о номере более сложном, оригинальном.

Самобытность — ведь именно это больше всего ценится в искусстве цирка. В способных гимнастов и их мечту поверил и начал с ними работать опытный режиссер, заслуженный артист Грузинской ССР Б. Газарян. В железнодорожном депо родного города шефы изготовили аппаратуру. И вот надо же, когда до премьеры оставались считанные дни, случилось несчастье — падение Арзуманова и приговор врачей: работать сможете, в цирке — никогда.

Пройдет десять лет и Эрнест Исрафилов и Эдуард Арзуманов, объездившие со своей стрелой-лестницей десятки городов страны, представлявшие советский цирк в Чехословакии и Турции, не раз вспомнят во всех подробностях те трудные, полные неизвестности дни.

...С Эдуарда только-только сняли гипс, но каждый вечер в опустевшем после представления цирке он поднимался вместе с партнером под купол и репетировал, репетировал. Но друзья старались подбодрить друг друга. И номер наконец был принят.

Я слушаю спокойный, неторопливый рассказ артистов и думаю о том, каким нужно обладать упорством в достижении цели, верой в свои силы, влюбленностью в свою профессию, чтобы после неудачи не опустились руки, не потускнели, не потеряли своей притягательной силы яркие краски манежа.

Дверь гардеробной то и дело приоткрывается — у артистов в Баку много родных, друзей, знакомых. Заглядывают и коллеги.

—    Скоро ваш выход, готовы? — этот возглас прерывает наш разговор.
—    Ни пуха вам, ни пера, — говорю я и выхожу, чтобы еще раз посмотреть номер друзей.

По цирковой терминологии его можно определить как отрывной вольтиж в петле. Но это определение мало что скажет неискушенному человеку. Это нужно видеть.

В невероятно быстром темпе, на головокружительной высоте артисты исполняют серию «обрывов», которые складываются в законченную композицию. Весь номер идет, как говорится, на одном дыхании. Вот Исрафилов, закрепив одну ногу в петле но снаряде, а другой упираясь в него, в горизонтальном положении («флажок») бросает партнера и ловит его то за руки, то за носки ног. И наконец эффектный финальный обрыв «носки в носки».

Я смотрел номер многократно и каждый раз мне казалось, будто артисты импровизируют в воздухе. При этом они ни разу не позволили себе в чем-то упростить номер, облегчить его. Даже на шефском концерте, когда им пришлось работать не открытой площадке в сильный шторм и снаряд, подвешенный к стреле подъемного крана, относило ветром, Эдуард и Эрнест, невзирая на увещевания коллег и директора цирке, «выдали» все, как на премьере.

— А как же иначе! — удивился Арзуманов, когда я заговорил с ними об этом, я ведь даже тогда, когда сорвался, знаете что ощущал, летя вниз? Не страх перед падением, не испуг, а досаду, что не сделал трюка, не дотянул. Такая злость взяла на самого себя, что до сих пор, как вспомню, горечь во рту стоит. Ну а сейчас, — добавил он помолчав, и лицо его осветилось доброй улыбкой, — мы с Эриком чувствуем себя в воздухе, под куполом, как вы на деревянном полу. Так что можете за нас не волноваться...

РАФАЭЛЬ ШИК

оставить комментарий

 

 


© Ruscircus.ru, 2004-2013. При перепечатки текстов и фотографий, либо цитировании материалов гиперссылка на сайт www.ruscircus.ru обязательна.      Яндекс цитирования