Заслуженная артистка РСФСР Виолетта Кисс - В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ
В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ    
 







                  администрация сайта
                       +7(964) 645-70-54

                       info@ruscircus.ru

Заслуженная артистка РСФСР Виолетта Кисс

В 1985 году заслуженная артистка РСФСР ВИОЛЕТТА КИСС, известная эквилибристка, акробатка, антиподистка, отметила свой юбилей. О ее первых шагах на манеже, о ее уникальных номерах с братом, народным артистом РСФСР АЛЕКСАНДРОМ КИССОМ, о ее работе в цирковом училище и ее учениках — эта статья.

 Виолетта Кисс на репетиции в ГУЦЭИ

На фото: Виолетта Кисс на репетиции в ГУЦЭИ

Будний день. Вечереет. В фойе ГУЦЭИ тихо. Только манеж освещен и деловито гудит. Идет каждодневная работа — репетиции.

Виолетта Николаевна Кисс в течение последних девятнадцати лет каждый день приходит сюда, чтобы воспитывать учеников, наследующих часть ее таланта. А талант в цирке, считает Виолетта Николаевна, это прежде всего — поиск и упорный труд. Упорный труд и поиск.

...Виолетте четыре года. Резвая девчонка бегает по цирку, ей все здесь известно до мелочей, это ее родной дом. Но куда же пропал партнер (в глазах гордость — ее партнер!). Наконец увидела и — крик: «Аркаша, поставь на руку!» Тот чуть ли не бежать: неугомонная маленькая партнерша может репетировать хоть весь день. А попробуй откажись, сразу побежит жаловаться маме.

...Мама. Эмма Александровна Чинизелли. Цирковая родословная ведется от Гаэтано Чинизелли, который в 1887 году построил Петербургский цирк. Эмма Александровна — наездница, жонглерша, но для Виолетты — любимая мама, правда, всегда строга, учит дочку дисциплине, ответственному отношению к делу.

Через несколько лет, когда Виолетта уже подрастет и повзрослеет, когда появится опыт манежных выступлений (с семи лет она исполняет акробатический номер), Эмма Александровна будет спорить с мужем, человеком богатой артистической судьбы, в прошлом жонглером на лошади, наездником, а затем клоуном-буфф Николаем Александровичем Киссом, настаивая на том, чтобы дети, старший Александр и Виолетта, выступали вместе. Отец хотел видеть сына соло-жонглером — вторым Растелли. (Надо отметить — в 1970 году Александр Кисс был удостоен почетного приза Энрико Растелли, вручаемого в Италии лучшим жонглерам мира.) Но все это случится потом, а в то время Николай Александрович будет долго-долго бороться с собой, прикидывая так и сяк, думать, пока в 1939 году не родится такой дуэт.

...За кулисами шум-гам, из форганга вылетает подушка, затем стремительно выбегает девчонка, а вслед ей еще и еще летят подушки. Наконец появляется рассерженный брат. Он оглядывает детскую: столик со всевозможными предметами, куклы, диванчик, ученическая доска. Он поссорился с сестрой, и поэтому придется играть одному. Сестра надула губки, легла на диванчик и вот уже легко и забавно крутит ногами доску. Потом ей захотелось поиграть — на ногах оказывается большая книжка. Поворот — книжка раскрыта. Все дети в зале видят трех веселых поросят. Еще поворот — и появ-

ляется серый волк. Но вот книжка закончилась, а ссора забылась. Брат берет сестренку на плечи, начинает жонглировать, а та выполняет стойку на руках на голове у брата, а ногами подбрасывает, переворачивая «бочонок».

— Жонглеры Виолетта и Александр Кисс! — повышая голос к концу фразы и делая ударение на фамилии, объявляет инспектор манежа.

Война застала их в Москве. Виолетта помнит, как шли с мамой в цирк на ВДНХ (22 июня, воскресенье, хорошая погода, да к тому же еще и день ее рождения). Народ у цирка толпой, все что-то говорят, а что — издали не слышно. Как только вошли, услышали: «Война!»

Потом были Казань, Омск, Фрунзе, была Тула, в которой задержались на три с половиной месяца: город окружен, не могли выехать. Проходит перед глазами, как в кинохронике: представления, представления. Их гораздо больше, чем обычно, ведь кроме положенных вечерних, еще были и ночные, сборы от которых шли на оборону страны. В цирке холодно, ели что придется, много шефских концертов — заводы, фабрики, концерты в госпиталях в военных частях под открытым небом, когда ветер сносил в сторону жонглерские кольца и трудно было исполнять акробатические трюки... Тогда же артисты ведущих аттракционов Э. Кио, В. Дуров, В. Эдер бросили призыв — работать три раза в день за одну зарплату, все были «за».

В Горьком получили распоряжение из главка: участвовать в открытии цирка в послеблокадном Ленинграде. И опять инспектор манежа объявлял: «Жонглеры Виолетта и Александр Кисс!» Но на манеже вместо озорной девчонки появлялась девушка в длинном полупрозрачном одеянии. Брат и сестра стали исполнять так называемый классический номер. Но расстаться с эксцентрикой не хотелось. Поэтому с такой радостью подхватили они мысль режиссера Б. Шахета сделать композицию на музыку нашумевшего тогда американского фильма «Серенада Солнечной долины». Отец, Николай Александрович Кисс, опять стал режиссером. Но первый и второй варианты не получились — слишком уж были «привязаны» к фильму. А вот третий оказался удачным.

Разыгрывалась сценка на лыжной прогулке: белоснежный ковер, резные финские сани, бревно на козлах, лыжи, двое молодых людей в спортивных костюмах. Они беспечны и жизнерадостны. И вот уже сани становятся антиподной подушкой, бревно — реквизитом для жонглирования, и даже лыжи способны стремительно вращаться, были бы под ними быстрые и ловкие ноги. Костюмы, реквизит, музыка, любая деталь все помогало создавать радостную картину искрящегося зимнего дня, атмосферу влюбленности и счастья...

Такую безоблачную картинку рисовали они на манеже. И зрители, отдыхая душой, долго и благодарно аплодировали им. Ведь война продолжала сказываться на всем. Кстати, и на цирке тоже. Многие артисты ушли на фронт, номера распались. Надо было их чем-то срочно заменять. И тогда оставшиеся артисты взялись за создание вторых номеров. Так, в 1947 году Виолетта и Александр Кисс стали еще и эквилибристами на вольностоящих лестницах. Они интересно соединили эквилибр с игрой на музыкальных инструментах. Александр играл на баяне, Виолетта — на флаксотоне и саксофоне. Киссы и здесь остались верны своей традиции: органичное соединение различных жанров — жонглирования, эквилибра, акробатики, антипода — вот в чем была уникальность, которую они пронесли через все творчество.

Но вернемся к их основному, любимому номеру. Каким мастерством и чувством баланса надо обладать, чтобы, например, жонглировать восемью кольцами и в то же время держать на голове партнершу, которая,- стоя на одной руке, другой вращает обруч, а ногами крутит палку! Этот рекордный трюк, как и многие другие, исполнялся теперь под популярнейшую музыку из оперетты Дунаевского «Вольный ветер». Все произведение было прекрасно композиционно выстроено, отличалось целостностью, органичностью соединения трюков, пластичностью, изяществом. Смелость, ловкость в исполнении сложнейших элементов, которые получались как ,бы сами собой, без видимых усилий, свидетельствовали о высочайшем и совершеннейшем мастерстве.

За время совместной работы Виолетта и Александр Кисс трижды меняли форму этого номера. К сожалению, далеко не обо всех цирковых исполнителях можно сказать, как о Киссах, что вся их творческая жизнь — поиск. Поиск новых форм, новых трюков. Иные, сделав удачный номер, работают с ним до самой Пенсии, хотя и возраст уже не тот, да и требования у зрителей значительно выросли. И как часто «озорные девчонки» в течение многих лет выбегают на манеж, не задумываясь над тем, что они уже «озорные бабушки». И огромна заслуга Виолетты Николаевны, что она не совершала подобных ошибок. Маска озорной девчонки в 30-х годах соответствовала и возрасту, и темпераменту, и мироощущению артистки. Это была та атмосфера, в которой ей легко, свободно работалось. Но шло время. Виолетта Кисс взрослела, и старая маска стала стеснять ее, показалась неуместной. И тогда Александр и Виолетта Кисс создают свою лучшую композицию — так называемый классический вариант номера жонглеров-эквилибристов. Так от шутливой сценки ссоры брата и сестры, с обыгрыванием самых обиходных предметов, пришли они к привычному реквизиту жонглеров — кольцам, булавам, палкам, факелам. С ними исполняли виртуозные трюки, подаваемые со строгой артистичностью.

— Да, раньше это называлось так, — размышляет Виолетта Николаевна, — емкое понятие «артистичность» вмещало в себя то, что сейчас иногда разделяют на «образ» и «трюк». И получается: тот, кто исполняет только трюки, пусть и хорошие, — трюкач, а кто преподносит их в виде какой-либо сценки — артист. И это порождает Многочисленные споры. Скажу о себе. Меня ученики часто спрашивают: «Виолетта Николаевна, когда вы исполняли сценку-шутку, ссорились со старшим братом и так далее, то вы создавали образ непослушной, резвой, ловкой девчонки. Это понятно. А потом, когда работали в классическом стиле, демонстрировали «чистые» трюки, то какой же вы несли образ?» И я задумываюсь: а действительно, какой? И знаете, прихожу к мысли, что был образ... артиста.

В этом определении — вся ее творческая жизнь. Быть мастером, быть артистом. Это главное. Такой была сама Виолетта Николаевна на манеже, такими она хочет видеть своих учеников.

Назовем их: жонглеры Сергей Игнатов, Николай Кисс, Андрей Попов, групповые антиподисты Фоменко, антиподистка Тамара Пузанова. Каждый дорог Виолетте Николаевне. Она работала с ними, придумывая для них все: актерский характер, трюки, реквизит, музыку, костюмы.

Для Сергея Игнатова готовился классический номер жонглера с кольцами и булавами. Постепенно определялся характер — тип современного молодого человека. Но вот сделали костюм, примерили — прямо Ромео. Костюм очень шел ему, Сергей ни за что не хотел от него отказываться, но костюм не соответствовал придуманному характеру. Что делать? Пришлось немного изменить характер его героя, он стал более романтичным. Получили иной смысл и трюки. Есть в номере момент, когда булавы как бы ускользают из рук жонглера, а он их пытается удержать. Если первоначально игра с непослушными предметами, укрощение их, была сценической трюковой шуткой, то теперь тот же прием позволяет расставлять эмоциональные акценты в музыке Шопена, которая у Игнатова является важной составляющей образа.

А вот Андрей Попов в белом спортивном костюме, подтянутый, энергичный, — это современный молодой человек, который не побоится никаких трудностей. Ему ничего не стоит, как бы танцуя, жонглировать небольшим «бревном», перебрасывая его с ноги на ногу с такой легкостью, как если бы это был футбольный мяч. Это еще - один совершенно новый трюк в цирке, придуманный Виолеттой Николаевной Кисс. А финал выступления антиподистки Тамары Пузановой? Лежа на спине, Тамара держит на ногах высокий перш с укрепленными на нем площадками. Девушка ногами подталкивает перш так, что мячик, ударяясь об одну площадку, перелетает на другую, затем на следующую и, добравшись до вершины, попадает в «корзину». Этакий танцующий мяч... Все смотрится так легко! А чтобы придумать это, отрепетировать — надо было затратить много душевных и физических сил. И режиссеру и молодой артистке.

Как у педагога, у Виолетты Николаевны есть замечательная особенность — она не бросает своих учеников после того, как они покинут ГУЦЭИ. Если номер, как ей кажется, не до конца отшлифован, то Виолетта Николаевна, не считаясь со временем, не считаясь с новой педагогической нагрузкой, продолжает работать со своими учениками. Да и потом, если ее воспитанникам станет трудно, если понадобится ее помощь, они знают: достаточно только позвонить...

Когда пишется эта статья, на пороге новый выпуск. Виолетта Николаевна волнуется: номер для девочки-жонглера уже выстроился, а вот что получится с эквилибристкой? Планов много. Один из них — сделать так, чтобы музыка из фона стала элементом композиции и в то же время, чтобы ни в коем случае не получилось подмены циркового образа театральным персонажем.

— Да, я противник «театрализации цирка», — говорит Виолетта Кисс. — Мне странно и смешно читать статьи, а которых это преподносится как положительное явление. У цирка есть своя специфика, своя образность и свои задачи. Работать надо именно в этом направлении. И в этом направлении искать, постоянно искать новое.

Виолетта Николаевна считает: в цирке должно быть все — и шутка, и ирония, и сатира, и романтика, и героика. Но все это можно и должно передавать средствами цирка. Наверное, правильно было бы говорить о таком уровне исполнения трюка, когда он становится образным. Этот вывод — итог всей творческой практики Виолетты Николаевны Кисс, подтвержденный тем, что она делала в цирке и продолжает делать на учебном манеже.

Т. КАЛИННИКОВА

оставить комментарий

 

 


© Ruscircus.ru, 2004-2013. При перепечатки текстов и фотографий, либо цитировании материалов гиперссылка на сайт www.ruscircus.ru обязательна.      Яндекс цитирования