«Жонглер с обезьянами» Виктор Крачинов - В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ
В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ    
 







                  администрация сайта
                       +7(964) 645-70-54

                       info@ruscircus.ru

«Жонглер с обезьянами» Виктор Крачинов

«Жонглер с обезьянами» Виктор КрачиновВ последнее время часто сетуют на то, что произведения циркового искусства нередко утрачивают главное: оригинальность и самобытность. Утверждение справедливое.

Поэтому, наверное, с особым интересом принимают зрители смешной, своеобразный номер «Жонглер с обезьянами» Виктора Крачинова. Дрессировщиков обезьян, выступающих на манежах нашего цирка, можно пересчитать по пальцам — двух рук хватит. Жонглер с обезьянами — один.

Чуть больше трех лет прошло с тех пор, как Дирекция по подготовке новых цирковых программ выпустила номер Крачинова. На состоявшемся вскоре I Всесоюзном конкурсе на лучшие цирковые номера и аттракционы исполнитель получил диплом третьей степени. Думаю, задержись конкурс на годик-два и работа дрессировщика удостоилась бы другой, высшей оценки. Это предположение не голословно. Оттачивание номера, ввод в него новых трюков продолжается постоянно. Собирая материалы к статье, я не единожды беседовал с Виктором, и каждый раз он посвящал меня в свои планы. Артист с такой увлеченностью говорил о них, что я уже видел их воплощенными в жизнь. Когда я просил рассказать о сегодняшней работе, Крачинов скучнел, отмалчивался, но через минуту вновь начинал засыпать меня идеями.

Выяснилось, что Крачинову здорово везло — на его творческом пути в нужный момент появлялись люди, крепко знающие свое дело. Так, после хорошей школы, полученной в цирке на сцене, где артист выступал как жонглер и клоун, он попадает к известному дрессировщику медведей Луиджи Безано, набирается у него премудростей дрессуры. Затем на него обращает внимание А. Кисс и предлагает переделать уже готовый номер, в котором жонглирование стояло на первом месте, а животным отводилась второстепенная роль. Тогдашний художественный руководитель Дирекции В. Головко дает «добро» на включение номера в план подготовки и передает артиста в руки опытного циркового режиссера С. Уральского.

Совместно они пишут сценарий и после его утверждения приступают к воплощению задуманного. Одна из комнат Дирекции на время превращается в «художественную выставку» — это Крачинов постарался запечатлеть на бумаге фрагменты будущего номера. Листочки с рисунками лежали не только на столах, они пестрым ковром покрывали даже пол. Загляни кто-нибудь в тот момент в комнату, он несомненно удивился бы — два взрослых человека, ползая по полу, раскладывают гигантский пасьянс, только вместо карт у них изображения, похожие на творения художников-примитивистов. 

Семь месяцев понадобилось на подготовку чернового варианта номера. Слово «чернового» я написал неспроста: за столь короткий срок трудно отшлифовать до блеска трюки с весьма взбалмошными созданиями — макаками-резусами. Кстати, в день выпуска одна из обезьянок выкинула фортель: испугавшись лошади (макаки почему-то панически их боятся) убежала из зала и спряталась, да так, что два часа поисков ничего не дали. Лишь за считанные минуты до начала просмотра, когда у дрессировщика уже опустились руки, она объявилась и как ни в чем не бывало уселась на клетку: «Вот, мол, и я!..» 

Комиссия приняла работу жонглера с обезьянами и направила артиста в незадолго до этого созданный коллектив «Карнавал идет по свету».

О месяцах занятий в студии Крачинов вспоминает с удовольствием. Больше всего места в его рассказах отводится режиссеру Семену Марковичу Уральскому. 

— Более рассудительного, спокойного и в то же время требовательного человека редко встретишь, — делился своими мыслями Крачинов. — Я изрядно морочил ему голову своими придумками, но слова «нет» никогда от Семена Марковича не слышал. В ответ звучало: «Давай попробуем». В итоге многое попадало в корзину, но оставшееся было по-настоящему ценно. Уральский создал строгую рабочую атмосферу и только благодаря ей мы в срок выпустились. Наш номер можно назвать камерным: режиссер «закрыл» манежное пространство,сузив его в сознании зрителей до размеров комнаты. 

К высказыванию артиста хочу добавить: по-моему, главная заслуга С. Уральского состоит в точно найденном образе артиста, линии его поведения, отношения к партнерше (Ю. Крачиновой — Служанке). А артисты сыграли свои персонажи ярко и убедительно. 

...Луч «пушки», пронзив тьму зала, высвечивает двери фойе. В них, «как денди лондонский одет», появляется артист. Звучит музыка в стиле «ретро», и он, сдержанно раскланиваясь, спускается по лестнице амфитеатра. Подобный выход — своеобразная визитная карточка артиста — настраивает зрителей на определенную волну. Очутившись в «доме», Джентльмен сбрасывает накидку на руки Служанке, та подходит к вешалке... и с криком от нее отскакивает: там неожиданно появляется обезьянка. Служанка с сачком в руках гонится за непрошеной гостьей, но вскоре сама оказывается в роли преследуемой. «Выгнав» девушку с манежа, обезьяна напяливает на себя сачок и с уморительной серьезностью ковыляет за кулисы. 

На смену ей появляется другая обезьянка, с апельсином-мячиком в руках.

С этого момента и начинается действо, построенное на жонглировании. Партнерами артиста становятся обезьянки. Одна из них «просто» перебрасывается с Джентльменом мячиками. Другая сама становится «реквизитом» — столбиком усаживается на ладонь артиста и стойко переносит перелеты с одной руки на другую. (Одновременно Крачинов жонглирует еще двумя шарами.) Третья, вскарабкавшись на вершину горки, ловит мячи и скатывает их по желобку в руки жонглера, а затем ловко напяливает на себя кольца. Под занавес она нахлобучивает на голову цилиндр, но дно его прорывается,и тогда обезьянка невозмутимо в него пролезает... Надо ли говорить, что смех зрителей не умолкает ни на минуту! 

Краткое описание номера В. Крачинова заняло чуть больше двадцати строк, однако номер длится двенадцать минут, каждый его фрагмент насыщен трюками и изобилует смешными ситуациями. 

Например, в финальной части обезьянка на горке «подшучивает» над дрессировщиком. Поймав кольцо, она надевает его на себя, но когда Крачинов собирается бросить ей другое, быстро снимает первое. Так повторяется несколько раз, действия шутницы выглядят настолько осмысленно, что диву даешься! На самом деле это конечно зафиксированный в рефлекторной памяти трюк. Однажды на репетиции дрессировщик дал команду «одевай!» уже после того, как макака продела в кольцо голову. Она быстро его сняла и вновь надела. Трюк закрепили, и он вошел в номер. 

К своим подопечным Юлия и Виктор Крачиновы относятся с чисто родительской заботой. Виктор часто даже остается ночевать в цирке, чтобы быть к ним поближе. Обезьянки — народец теплолюбивый, сквозняков не переносят. Чуть не углядел — и насморк, кашель. С питанием тоже непросто — нужно внимательно следить за рационом, качеством продуктов, в противном случае нарушится обмен веществ, полезет шерсть, начнутся болезни. 

По размерам макаки-резусы невелики, но тем, кто захочет с ними поиграть, надо держать ухо востро. Клыки у обезьянок почище собачьих. Огромный дог, «выступающий» на вторых ролях в том же номере, их явно побаивается. Даже дрессировщики не позволяют себе с ними панибратства, в миг можно остаться без пальца или уха. У макак хорошая память на внешние приметы. Нетерпимость ко всяким изменениям, новшествам. Как-то Виктор во время отпуска отрастил бороду, но по возвращению на манеж ее пришлось сбрить — «партнеры» его не узнали и стали проявлять агрессивность. 

Многое может Крачинов о них порассказать, и во всех его рассказах сквозит любовь к животным. Она и легла в основу дрессуры, в которой дрессировщик не допускает ни малейшей грубости. И на репетициях и на представлениях он одинаково спокоен и миролюбив. Посмотрев, как терпеливо Виктор учит цирковым премудростям недавно появившегося в группе малыша, я подумал — вот в ком пропадает педагог! Впрочем, пропадает ли? Все в этом мире связано. Возможно, своей умелой, профессиональной работой, сделавшей номер интересным и по-настоящему зрелищным, он воспитывает и сидящих в зале. Особенно это относится к детям, которых он не только веселит, но и преподает им наглядный урок доброго отношения к животным.

Теперь несколько слов о жонглировании, которое в названии номера стоит на первом месте. Крачинов профессиональный жонглер и многое умеет в этом жанре, но интересы номера заставили его отказаться от сложных трюков с большим количеством предметов. Он перебрасывается с обезьянками мячиками, «замаскированными» под апельсины. Жонглировать он начинает как бы невзначай, даже с некоторой ленцой, и стиль этот выдерживает до конца номера. В подобной манере — раскованной и чуть небрежной — работали салонные жонглеры.

Виктор Крачинов требователен к себе. В ходе нашей с ним беседы артист все время сетовал на незавершенность номера, неукомплектованность его трюками. Слова его выглядели бы кокетством — ведь номер всем нравится, если бы не его глаза, которые говорили: жалуется он от чистого сердца. Плоды подобной требовательности уже дают о себе знать — работа удалась. 

Крачинов — открытый человек. Он охотно «выдает» секреты дрессировки обезьян, без утайки рассказывает про задуманные трюки. Это же чувствуется и в его выступлении на манеже. Он как бы говорит зрителям — я создал образ, но вы же понимаете, что это игра! Включайтесь в нее! 

Номер «Дрессировщик с обезьянами» появился, как я уже говорил, совсем недавно. Те, кто видел его раньше и теперь, отмечают возросший уровень артистизма исполнителей и качество дрессировки. Так бывает только тогда, когда человек по-настоящему увлечен своей работой.

 

АЛЕКСАНДР ДРИГО

оставить комментарий

 

 


© Ruscircus.ru, 2004-2013. При перепечатки текстов и фотографий, либо цитировании материалов гиперссылка на сайт www.ruscircus.ru обязательна.      Яндекс цитирования